Материалы дискуссии

22 мая 2020 г.
Влияние цифровизации на профессиональную коммуникацию адвоката
При общении онлайн значительно проще скрывать истинные намерения, давать ложные показания
19 мая 2020 г.
Жизнь в новой – цифровой – реальности
Информатизация – это как ремонт, который, начав, невозможно закончить, можно только прекратить

Цифровизация адвокатуры

Процессы информатизации и, тем более, – цифровизации – не просто создание каких-то «более удобных» способов работы с информацией. Это изменение самой парадигмы отношения к корпоративному менеджменту, к технологиям осуществления адвокатской деятельности.

Лариса Скабелина
Доцент кафедры адвокатуры Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), кандидат психологических наук

Влияние цифровизации на профессиональную коммуникацию адвоката

22 мая 2020 г.

При общении онлайн значительно проще скрывать истинные намерения, давать ложные показания


Цифровизация меняет мир и неизбежно затрагивает сферу профессионального общения адвоката. Особенно заметным это стало в условиях пандемии COVID-19, когда большая часть работы адвокатов перешла в онлайн[1].

Становятся привычными автоматизированная система назначения адвокатов в уголовном судопроизводстве, дистанционное повышение квалификации адвокатов, использование электронной цифровой подписи.

В результате внедрения Комплексной информационной системы адвокатуры России адвокаты в ближайшем будущем смогут подавать документы в суд в электронном виде, удаленно участвовать в судопроизводстве, направлять адвокатские запросы в электронной форме.

Уже сегодня некоторые адвокаты имеют персональные сайты, проводят вебинары по актуальным вопросам защиты прав граждан, используют интернет для удаленного оказания юридической помощи.

Интернет предоставил новые возможности для продвижения личного бренда адвоката, повышения его узнаваемости, лояльности к нему аудитории. Адвокаты активно используют такие ресурсы, как Facebook, Instagram, YouTube для взаимодействия с потенциальной аудиторией и коллегами.

Однако активное внедрение цифровых технологий в профессиональную деятельность адвокатов нельзя делать без учета особенностей коммуникации в электронной среде.

Общение посредством интернет-ресурсов отличается от непосредственного общения. В нем существенно снижена доля невербальной составляющей.

Общаясь онлайн, мы видим «говорящую голову» собеседника, иногда еще плечи и часть рук. Туловище остается вне поля зрения, речь не всегда хорошо слышна. Но именно голос и язык тела, по мнению психологов, дают нам самую точную информацию о состоянии человека, так как меньше всего контролируются сознанием.

Беседа с доверителем онлайн или выступление в суде посредством видеоконференции не дают возможности в полной мере увидеть и оценить эмоциональное состояние говорящего, обнаружить признаки неискренности. Скрывать истинные намерения, давать ложные показания значительно проще.

Отсутствие у адвокатов навыков коммуницирования посредством цифровых инструментов может привести к снижению эффективности установления доверительных отношений с клиентом, утрате «человечности» общения и, как следствие, к ошибкам в прогнозе развития профессиональной коммуникации, снижению эффективности профессионального взаимодействия.

Кроме того, необходимо учитывать цифровое неравенство граждан нашей страны. Разница в цифровой компетентности среди представителей разных возрастов, уровня образования, места проживания – огромна. Это касается как самих адвокатов, так и их потенциальных доверителей.

Процесс цифровизации адвокатуры, на наш взгляд, должен предусматривать программу развития цифровой компетентности среди адвокатов. В настоящее время овладение цифровыми технологиями происходит самостоятельно.

Необходимо сделать этот процесс организованным, разработать программы, учитывающие разные уровни имеющейся у адвокатов цифровой компетентности. Эти программы должны включать и темы, связанные с изменением психологической составляющей профессиональной коммуникации адвокатов.




[1] Доклад для международной научно-практической онлайн-конференции «Формирование цифровой экосистемы адвокатуры в Азербайджанской Республике, Республике Беларусь и Российской Федерации» 18 мая 2020 г.






Сергей Гаврилов
Cоветник президента ФПА РФ по информационным технологиям, кандидат юридических наук, кандидат исторических наук

Жизнь в новой – цифровой – реальности

19 мая 2020 г.

Информатизация – это как ремонт, который, начав, невозможно закончить, можно только прекратить


Прежде всего, хочется поблагодарить наших зарубежных коллег за интересную и полезную информацию[1].

Думаю, что опыт наших коллег может быть полезен нам в том числе и для разработки Комплексной информационной системы адвокатуры России (КИС АР), необходимость создания которой подтверждена IX Всероссийским съездом адвокатов, состоявшимся чуть больше года назад – 18 апреля 2019 г.

КИС АР должна стать основой информационной и цифровой экосистемы адвокатуры России и частью экосистемы цифровой экономики страны посредством интеграции с информационными системами органов юстиции, судов, правоохранительных, иных органов и организаций.

Предполагается, что система будет включать три ключевых субъекта: адвокатов, адвокатские образования, органы адвокатского самоуправления (органы и аппарат адвокатских палат субъектов РФ, а также органы и аппарат Федеральной палаты адвокатов РФ).

При обсуждении темы построения информационных систем важно говорить о технологических процессах и деталях ее разработки и дальнейшей эксплуатации. Но есть много вопросов, имеющих более общий, но принципиальный характер.

На конференции неоднократно уже звучала тема пандемии. Представляется, что между этими явлениями – информатизацией и пандемией – есть не только связь – «благодаря» пандемии мы все больше погружаемся в информатизацию, – но и определенные аналогии, осознать которые будет небесполезно с точки зрения обсуждаемой нами темы. Вероятно, такое сравнение выглядит несколько странно, но тем не менее.

Таких аналогий как минимум, три.

Во-первых, это наше отношение к пандемии и цифровизации: здесь присутствует целый спектр настроений – начиная с того, что «пандемия – это фейк», а цифровизация – просто некий «модный тренд». Есть и другая крайность: COVID 19 – не иначе как предвестник конца света, а цифровизация – это «апокалипсис для юристов», она сделает ненужной профессию юриста как таковую.

Во-вторых, и пандемия, и информатизация уже по факту изменили нашу жизнь. Мы уже находимся в новой реальности, как бы мы к ней не относились: «Зум» – это уже синоним «совещания», «удаленка» – естественный способ работы и т.п.

И наконец, в-третьих: и с тем, и с другим нам придется жить. Жить в новой реальности.

Как говорят врачи, вирус приспосабливается, он мутирует в том смысле, что ему не столько хочется убивать, сколько хочется навсегда с нами остаться, он сам борется за свою жизнь в человеческой популяции. С другой стороны, и человеческий организм тоже приспосабливается, он вырабатывает иммунитет. То же самое с цифровизацией, мы – человек и цифра – приспосабливаемся друг к другу. Привыкаем жить вместе.

И здесь важно понимать, что создание информационных систем – не просто проект, у которого есть начало и конец, это постоянная функция.

Точнее, начало, конечно, есть. Это как ремонт – его можно начать, но невозможно закончить – можно только прекратить. Но и «прекращение» тоже чревато: не хочешь оцифровывать себя сам, тебя оцифрует кто-то другой – государство, бизнес.

Важно осознание того, что процессы информатизации и, тем более, – цифровизации – не просто создание каких-то «более удобных» способов работы с информацией. Это изменение самой парадигмы отношения к корпоративному менеджменту, к технологиям осуществления адвокатской деятельности.

Это более серьезно, чем создание такого, знаете, «гаджета для адвокатов».

Поэтому нам нужно быть готовыми не просто к разработке подробных технических заданий для создаваемой КИС АР, но и к ревизии локальной нормативной базы адвокатуры, ее проработке и конкретизации.

Самый, пожалуй, главный и принципиальный вопрос для адвокатуры – в качестве кого она будет присутствовать в процессе цифровизации на национальном уровне.

Будет ли она объектом в этом процессе, т.е. управляемым, тем, кого куда-то допустят, в чем-то разрешат поучаствовать, или она в процессе глобальной цифровизации станет субъектом – самостоятельным и активным участником, тем, с кем считаются.

Что же может обеспечить гарантии, что адвокатура станет именно субъектом в процессе информатизации и цифровизации?

Прежде всего, корпоративная информационная система адвокатуры должна быть комплексной и многофункциональной – решать множество задач на всех внутрикорпоративных уровнях, включая адвокатов, адвокатские образования и органы адвокатского самоуправления. Именно такой мы и планируем сделать КИС АР.

Необходим разработчик, способный создать такую систему. Выбор разработчика должен обусловливаться его деловой и экономической надежностью, авторитетностью на рынке индустрии информационных продуктов, способностью обеспечить создание продукта с надлежащим уровнем «цена – качество». И, конечно же, отношения с разработчиком должны быть нацелены на долгосрочное сотрудничество.

В то же время, нужно обеспечить достаточную независимость от разработчика. Такая независимость, в определенной степени, может быть обеспечена тем, что информационная система будет создаваться с использованием соответствующих программных средств: на основе открытого программного обеспечения (open-source software), т.е. «программного обеспечения с открытыми исходными кодами», а не проприетарного (proprietary software), т.е. «частного», «патентованного», находящегося «в составе собственности» разработчика.

И главное: эта разработка должна принадлежать адвокатуре на праве собственности на исключительные права.

Следующий момент – техническая способность системы к внутренней интеграции с уже имеющимися корпоративными системами.

У отдельных адвокатских палат в России есть свои информационные продукты. Наш подход при создании общероссийской системы – «создавая, ничего не разрушать».

Вообще так называемая лоскутная информатизация – всегда проблема: необходимо интегрировать информационные продукты с разными подходами, от разных разработчиков и т.д. Но здесь есть и плюс – значительный и многолетний опыт с разной реализацией. Мы сейчас его обобщаем и используем.

Кроме внутренней, должна существовать возможность внешней интеграции с информационными системами органов юстиции, судов, правоохранительных и иных государственных органов. Мы планируем это делать посредством подключения к системе межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ) и межведомственного электронного документооборота (МЭДО).

Есть уже совместные наработки с Минюстом России на уровне технического задания по интеграции нашей КИС АР и информационной системы Минюста в части формирования единого реестра адвокатов.

Важна возможность использования внешних IT-сервисов и ресурсов. Например, при осуществлении адвокатской деятельности могут быть использованы различные сервисы, представленные на рынке Legal tech, – отрасли, которая специализируется на информационно-технологическом обеспечении профессиональной юридической деятельности.

Самостоятельная разработка таких дорогостоящих продуктов нецелесообразна. Кроме того, создаваемая корпоративная информационная система адвокатуры должна быть размещена на защищенном хранилище (дата-центре), соответствующем требованиям законодательства о безопасности данных и защите персональных данных с возможностью миграции на другие площадки.

Безусловно, важен и момент технической поддержки информационной системы. Ее эксплуатация должна быть обеспечена выполнением комплекса стандартных функций: «горячая линия», «управление неисправностями» и др.

Есть и другие моменты организационного, технического характера.

Общий вывод: информатизация и цифровизация – уже реальность и нам приходится меняться.

Здесь вспоминаются слова одного из авторов японского экономического чуда, американца Эдвардса Деминга: «Вы можете не изменяться, выживание не является обязанностью».

Важно, чтобы для адвокатуры информатизация и цифровизация были не способом выживания, а обычной корпоративной жизнью в новой – цифровой – реальности.




[1] Доклад на международной научно-практической онлайн-конференции «Формирование цифровой экосистемы адвокатуры в Азербайджанской Республике, Республике Беларусь и Российской Федерации» 18 мая 2020 г.