Видеолекции

Материалы дискуссии

21 мая 2020 г.
Вымышленный персонаж бросил тень на реального адвоката
О сериале «Заступники» и Михаиле Павловиче Быкове
20 мая 2020 г.
Образец Адвоката, Руководителя, Человека
О Михаиле Павловиче Быкове
1 июня 2018 г.
Седовы, сильные духом
О примере адвокатского поступка, отмеченного в книге и фильме

Образ адвоката в искусстве

Генри Резник
Вице-президент ФПА РФ, первый вице-президент АП г. Москвы

Вымышленный персонаж бросил тень на реального адвоката

21 мая 2020 г.

О сериале «Заступники» и Михаиле Павловиче Быкове

Хорошо, что вице-президент ФПА РФ, президент АП Московской области Алексей Павлович Галоганов вспомнил добрым словом многолетнего главу Московской областной адвокатуры, уважаемого и достойного человека Михаила Павловича Быкова.

Я плотно общался с Михаилом Павловичем буквально с первого момента моего прихода в адвокатуру, ибо в нашумевшем «адвокатском процессе» защищал областного адвоката. Собственно, в это дело Быков, вместе со своим замом, Михаилом Александровичем Гофштейном, и позвал меня из науки. Потому что радел о судьбах нашей профессии, стремился пресечь антиадвокатскую кампанию, развязанную в 1985 г. прокуратурой РСФСР.

И меня больно резануло то, что в недавно прошедшем телесериале «Заступники» фамилию Быкова носил резко отрицательный персонаж – заместитель председателя Московской областной коллегии адвокатов, доверенное лицо КГБ, чинивший препятствия смелой и мужественной защите. А поскольку мне и жене, в 70–80 гг. работавшей как раз в областной коллегии, поступило несколько недоуменных звонков знакомых адвокатов, провел небольшое расследование.

Судя по всему, злого умысла опорочить Михаила Павловича Быкова у создателей сериала не было. В первоначальных сценарных набросках фигурировали фамилии многих реальных адвокатов той поры как прототипов героев фильма. Впоследствии, однако, те наделялись вымышленными именами. Фамилия Быков сохранилась, скорее всего, из-за перемены в команде сценаристов, произошедшей в последние недели перед съемками. Но сама фигура одного из руководителей адвокатуры, замысленная как антипод главной героини, появилась в сценарии именно под такой фамилией не случайно.

Телесериал консультировали адвокаты Московской областной коллегии. Поэтому, думается, главная героиня – не городской, как Дина Каминская, по мотивам книги которой снят сериал, а областной адвокат. И работает она в единственном действительно элитном филиале тех времен – Московской областной коллегии адвокатов. Этот филиал, кстати, сохранился и находится на том же самом месте. И несколько ветеранов сохранилось в его составе. Но подавляющему большинству нынешних коллег имя ушедшего из жизни четверть века назад известного представителя нашей корпорации не известно. И это очень печально.

Спасибо Алексею Павловичу, что напомнил о том, кто в нелегких условиях противостоял недругам адвокатуры и не дал утратить славные традиции наших присяжных предшественников.



Алексей Галоганов
Вице-президент ФПА РФ, президент АП Московской области, Заслуженный юрист РФ

Образец Адвоката, Руководителя, Человека

20 мая 2020 г.

О Михаиле Павловиче Быкове

В апреле этого года по Первому каналу российского телевидения был продемонстрирован многосерийный художественный фильм «Заступники». Я не буду давать оценку этому фильму – пусть это сделают телезрители и кинокритики, хотя вопросов к его создателям у меня и моих коллег возникло очень много.

Адвокаты Московской области (и не только Московской) обратили внимание на то, что фамилия одного из руководителей Московской областной коллегии того времени (а это 60-е – 80-е годы прошедшего столетия) – Быков. Казалось бы, «подумаешь, какая-то фамилия, ну и что?».

Но, во-первых, фамилии всех других персонажей фильма вымышленные, только одна реальная – Быков. Во-вторых, Быков как руководитель адвокатуры показан в негативном свете, мягко говоря, как человек, имевший отношение в КГБ СССР, «стучавший» на адвокатов.

И у адвокатов, естественно, возник вопрос: «Кто такой, этот негодяй Быков?».

К сожалению, людей, знавших М.П. Быкова, а тем более, работавших с ним, осталось не так уж много, поэтому рискну взять на себя ответственность рассказать о нем, поскольку считаю его своим Наставником и Учителем. Тем более, что председателем Московской областной коллегии адвокатов после его смерти был избран я.

Михаил Павлович Быков родился 14 октября 1919 г. в п. Новая Деревня Сасовского района Рязанской области. Десять классов он окончил с золотой медалью в г. Воскресенске Московской области и, поскольку, еще будучи школьником, практически в совершенстве овладел немецким языком, ему предложили остаться в этой же школе преподавателем немецкого языка. Два года молодой юноша преподавал иностранный язык в родной школе, сразу же после ее окончания.

В 1940 г. он поступил на учебу в Московский юридический институт. С первых же дней Великой Отечественной войны просился на фронт, но из-за слабого зрения был оставлен в резерве.

Как и большинство студентов был мобилизован на строительство оборонительных сооружений – копал противотанковые рвы под Смоленском, под Москвой. И учился. В 1944 г. с отличием закончил юридический факультет института.

После окончания института был направлен в Высшую дипломатическую школу, которую также с отличием окончил в 1946 г., в совершенстве овладев помимо немецкого английским языком.

Молодой дипломат блестяще начинает карьеру, получив направление на работу в Соединенные Штаты Америки. Кстати, поехал он туда вместе со своим другом-однокурсником А.Ф. Добрыниным, впоследствии ставшим выдающимся советским дипломатом – послом СССР в США и секретарем ЦК КПСС.

Вероятно, карьера молодого атташе М.П. Быкова на дипломатическом поприще сложилась бы не менее удачно, чем у А.Ф. Добрынина, но вмешался Его Величество Случай. Михаил Павлович зашел в гости к коллеге-американцу, кто-то доложил в соответствующие инстанции, и на этом его карьера дипломата закончилась. Отзыв в Москву, выговор по партийной линии и увольнение по сокращению штатов.

После недолгой работы в издательстве «Иностранная литература» и Министерстве юстиции РФ Быков понял, что чиновничья работа не для него. С февраля 1950 г. и до конца своих дней Михаил Павлович – адвокат Московской областной коллегии. Карьера адвоката, как и любого вновь принятого в МОКА, началась с района – его направили в Ступинскую юридическую консультацию. Вскоре он становится ее заведующим, а через несколько лет возглавляет крупнейшую в то время в Московской области – Подольскую юридическую консультацию.

Коллеги по адвокатуре оценили его сверхпорядочность, дипломатичность, организаторские способности, профессиональное мастерство, и в мае 1964 г., через 14 лет после вступления в коллегию, Михаила Павловича практически единогласно избирают председателем Президиума Московской областной коллегии адвокатов. С тех пор с завидным постоянством его каждые два года переизбирают на эту должность. Почти 24 года он был бессменным председателем Президиума МОКА. В сентябре 1988 г. Михаил Павлович Быков навсегда ушел от нас, оставаясь для всех, кто его знал, образцом Адвоката, Руководителя, Человека. А Московская областная коллегия адвокатов под его руководством завоевала огромнейший авторитет среди адвокатов России и СССР.

Моя первая встреча с М.П. Быковым состоялась в августе 1979 г., когда я после окончания юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова по распределению и по зову сердца стал стажером МОКА. Меня встретил полноватый, лысоватый, не очень высокого роста, в очках, добродушно улыбающийся человек.

Разговор наш был недолгим, но его улыбка, обаяние, интеллигентность, остроумие – сразили меня наповал, и я понял, что профессию и место работы я выбрал не случайно.

Судьба так распорядилась, что через несколько лет я по рекомендации М.П. Быкова стал заведующим Воскресенской юридической консультацией – города, в котором прошло детство и юность Михаила Павловича. В то время я был единственным в Московской области заведующим, не состоящим в КПСС.

Уже в начале 80-х гг. М.П. Быков чувствовал «ветер перемен» и смело рекомендовал молодых адвокатов на выборные должности в адвокатуре. В 1986 г. Л.Н. Ковалеву, меня и совсем еще юного А.К. Колпакова (к тому времени уже заведующего Ногинской юрконсультацией) избрали членами Президиума МОКА опять же по рекомендации М.П. Быкова.

А после его смерти я нашел тетрадь в кожаном переплете, в которую были внесены рукой Михаила Павловича фамилии молодых, перспективных адвокатов из всех районов Московской области, т.е. резерв МОКА. Эта тетрадь до сих пор хранится у меня, а все «резервисты» стали достойными руководителями адвокатских образований и блестящими адвокатами.

Он очень любил молодежь, и она отвечала ему взаимностью…

Михаила Павловича уважали все адвокаты. Он отличался какой-то особенной природной интеллигентностью, умел слушать и слышать собеседника, всегда разговаривал со всеми спокойным, ровным голосом и … с улыбкой.

Его отчетные доклады на общих собраниях приходили слушать адвокаты не только Московской области, но и Москвы, потому что являлись образцами красноречия, риторики, четкости и ясности, дружеской критики и … остроумия.

Он был прекрасным шахматистом. И в свободные от работы минуты его можно было увидеть за шахматной доской, где соперниками были опытные шахматисты – Б.Л. Пиотровский, Г.И. Тумасов и др. Сегодня в шахматных турнирах он играл бы на «первой» доске нашей Адвокатской палаты…

Как адвокат М.П. Быков был блестящим профессионалом и, несмотря на свою чрезвычайную занятость, постоянно находил время для ведения дел, в основном, уголовных.

Случались в его практике и курьезы. Однажды в Президиум МОКА пришло «частное определение» в отношении М.П. Быкова В нем указывалось, что «адвокат Быков допустил грубое выражение в отношении судебно-прокурорских работников». Комиссия, проверявшая обоснованность «частного определения» суда, установила, что секретарь судебного заседания записала в протокол слова адвоката: «свидетели подтасовывают материалы». На самом же деле Михаил Павлович сказал: «свидетели подтаскивают материалы». Михаил Павлович часто вспоминал эту историю и на этом примере учил молодых коллег продумывать каждую свою фразу, грамотно составлять документы.

М.П. Быков был необыкновенным эрудитом, любил литературу и поэзию, знал наизусть и цитировал многих русских классиков, прекрасно читал стихи и писал сам. Он в совершенстве владел английским, немецким, французским языками, читал газеты и журналы на испанском, сербском, чешском, и других языках.

Михаил Павлович был сверхпунктуальным и сверхобязательным человеком. Каждый день, в восемь часов утра, он был на своем рабочем месте и раньше шести часов вечера не покидал свой кабинет. К нему можно было прийти в любое время и по любому вопросу, и он всегда находил возможность выслушать каждого и помочь советом.

Все адвокаты знали, если М.П. Быков кому-то что-то пообещал, он обязательно выполнит свое обещание. И так было всегда.

Пожалуй, единственным его недостатком было то, что он очень много курил. Курил только папиросы «Беломорканал». Возможно, это способствовало его заболеванию и преждевременному уходу из жизни – врачи обнаружили у него «рак легких».

За день до смерти мы навестили его в Боткинской больнице. Ему уже было тяжело говорить, но, несмотря на это, он обсудил с нами все адвокатские проблемы и напомнил, что нужно ускорить оформление документов на присвоение звания «Заслуженный юрист Российской Федерации» заведующей Истринской юрконсультацией Татьяне Ивановне Григорьевой. Его волю мы выполнили. Когда мы уходили от него, он, улыбаясь, почти шепотом произнес: «Послушайте последний анекдот…»!

Вот таким он был – Михаил Павлович Быков...

Адвокат Г.И. Тумасов, его друг, сказал: «Когда хотят сказать очень хорошее о ком-то, то говорят: светлый человек. Вот Михаил Павлович и был таким светлым человеком. Упаси Бог, не иконой, но что-то притягивало к нему людей. Скольким он помог – не поддается учету».

Михаил Павлович Быков был настоящим «Заступником» и для людей, и для адвокатов…

Авторам фильма неплохо было бы поинтересоваться биографией этого воистину светлого человека. Кстати, на похороны своего друга приехал Посол СССР в США – Анатолий Федорович Добрынин.

14 октября 2019 г. исполнилось 100 лет со дня рождения М.П. Быкова. Мы посетили в этот день его могилу на Востряковском кладбище, возложили цветы и долго его вспоминали.

Пока жива память, имя человека остается с нами. А Михаил Павлович Быков навсегда останется в наших сердцах и в истории адвокатуры.



Ольга Руденко
Член Совета ФПА РФ, президент АП Ставропольского края

Седовы, сильные духом

1 июня 2018 г.

О примере адвокатского поступка, отмеченного в книге и фильме


У замечательного фильма «Защитник Седов» в этом году юбилей – 30 лет. Настоятельно рекомендую коллегам посмотреть его или пересмотреть. Снятый в годы перестройки, он не получил большого зрительского успеха и внимания отечественных критиков, хотя и собрал немало наград за рубежом. Затерялся в тени большого потока картин, обличавших жестокие времена сталинских репрессий. А жаль, ведь этот черно-белый среднеметражный фильм действительно выгодно выделяется на их фоне, смотрится на одном дыхании, поднимает целый пласт нравственных проблем и потрясает финалом.

Так что уже и с точки зрения искусства вспомнить об этом замечательном фильме нелишне. Но нас, конечно, прежде всего интересует образ адвоката, созданный на экране, а перед этим и в одноименной повести. Тем более что у главного героя Владимира Седова есть реальный прототип – Владимир Львович Россельс, выдающийся адвокат, чье становление совпало со становлением молодой советской республики. Окончив Московский государственный университет еще до революции, он был востребован новой властью в качестве специалиста в различных органах управления, а с 1924 г. вошел в столичную коллегию адвокатов.

Можно ли «быть в мире, но не от мира сего»? Пожалуй, это главный вопрос, на который дает ответ фильм. Остаться человеком, сохранить внутренний стержень и непреходящие ценности можно и нужно, несмотря на порой озверелую действительность. При этом действуя исключительно по закону и заставляя других его исполнять.

Спасая других от, казалось бы, неминуемой смерти, рискуя собой, адвокат до конца исполняет свой долг, защищая четверых приговоренных к расстрелу людей, простых агрономов, уже признанных врагами народа и ожидающих приведения приговора в исполнение. Местные адвокаты отказались составлять жалобу, руководствуясь «революционной совестью». Коллеги, понимая опасность, отговаривают Седова ехать в провинциальный городок, и он тоже не может не осознавать последствия такого выбора. Но объясняет его так: «Что поделаешь? Иначе ведь тоже нельзя. Противно иначе».

Сцена общения адвоката и приговоренных к смерти пронзительна. Они не верят, что правосудие в их ситуации возможно в принципе: «А разве нам можно жалобу? Мы же во всем признались...»

Владимир Львович прожил долгую жизнь. Хотя за принципиальность его все же «отвели», а затем и отчислили из адвокатуры, но это случилось уже намного позже описанного случая, который вошел в историю как пример настойчивости, смелости, поиска справедливости. Есть версия, что Россельсу удалось пробиться на прием к прокурору СССР Вышинскому, с которым он был прежде знаком, и убедить его в чудовищной «ошибке» следствия и суда. Если это и правда, то вовсе не умаляет заслуги Россельса в спасении людей. Ведь адвокат обязан использовать все законные способы защиты своего доверителя.

Адвокатура пережила многое. Состояла ли она исключительно из героев? Отнюдь. Но даже в самые суровые годы оставалась наиболее демократичной структурой. Хотя и под надзором государства, но все-таки на особом положении. И сильных духом людей трудилось в ней предостаточно.

Не могу не вспомнить моего коллегу, ставропольского адвоката и писателя Юрия Александровича Каширина, не так давно ушедшего из жизни. На презентации книги мы попросили его напутствовать молодых адвокатов. «Не надо ничего бояться, нужно помнить одно: мы защищаем человека, это божественное предназначение, и об этом нужно помнить всегда», – сказал Юрий Александрович. И это были не просто философские размышления. Он провел много блестящих дел, добился вынесения 22 оправдательных приговоров.

Среди них, например, дело Салсанова в 1985 г. Полный зал возмущенных людей, требующих самой суровой кары для подсудимого, обвиняемого в двойном убийстве, в том числе и малолетней девочки. Казалось, они готовы растерзать не только подсудимого, но и адвоката… Вынесенный обвинительный приговор отменил по жалобе Каширина Верховный Суд РСФСР, затем защитник добился оправдания невиновного. И лишь спустя время, за которое тот мог уже лишиться жизни, был найден настоящий убийца.

По большому счету подвиг, связанный с большими рисками, от адвоката сегодня требуется крайне редко. Препятствия, неприятности, козни действительно встречаются на нашем пути. Но все же это не смертельные опасности. Когда вам покажется, что вам трудно и бороться дальше бесполезно, вспомните «Защитника Седова» или пример тех достойных коллег, кто обязательно был или есть рядом с вами.