Материалы дискуссии

14 февраля 2019 г.
Адвокатов и стажеров не надо смешивать в одном документе
О проектах Стандарта повышения квалификации
13 февраля 2019 г.
Положения о дисциплинарной ответственности неуместны в Стандартах
О двух проектах Стандарта повышения квалификации адвокатов
31 января 2019 г.
Два пишем, один в уме
О проектах Стандарта повышения квалификации
31 июля 2018 г.
Адвокат учится, чтобы быть востребованным
О формах и способах повышения квалификации
19 июня 2018 г.
Невозможно полностью формализовать учебу
О Стандарте повышения квалификации адвокатов

О стандарте повышения квалификации

Эксперты обсуждают два проекта Стандарта повышения квалификации, внесенных на обсуждение и отличающихся друг от друга по количеству часов, которые необходимо затратить на обучение, а также по ряду требований к адвокатам и стажерам.


Ирина Кривоколеско
Вице-президент ФПА РФ, президент АП Красноярского края

Адвокатов и стажеров не надо смешивать в одном документе

14 февраля 2019 г.

О проектах Стандарта повышения квалификации


Начатая на сайте ФПА РФ дискуссия относительно двух проектов Стандарта повышения квалификации позволяет мне поделиться своими суждения по теме.

Попробую ответить на вопросы, которые ставят в своих текстах участники дискуссии. Для начала – какой из предложенных текстов следует взять за основу. По моему мнению, этого заслуживает проект № 1. А вот на вопрос о том, стоит ли в тексте Стандарта подробно обосновывать необходимость повышения квалификации, могу высказать мнение, что такой необходимости нет – достаточно ссылки на Закон об адвокатуре и Кодекс этики.

В проектах предпринимаются попытки разграничить полномочия Федеральной палаты адвокатов и региональных палат в сфере повышения квалификации. Но я в этом не вижу особого смысла – палаты действуют в пределах своих полномочий, установленных законом.

В каждом тексте упомянуты различные виды и формы повышения квалификации. Думаю, в таком перечне не должно быть ограничений. Участие в семинарах, тренингах, специальных программах, прослушивание лекций, в частности вебинаров, посещение курсов повышения квалификации, в том числе по программам, утвержденным Советами адвокатских палат, – все это полезно для повышения квалификации. Советы региональных палат в свою очередь принимают решение о зачете различных видов повышения квалификации.

Не уверена, что Стандарт должен включать специальный раздел, посвященный подготовке стажеров. Считаю, что для них соответствующий порядок должен быть определен отдельным документом.

В одном из проектов предусмотрено сразу несколько категорий обучающихся адвокатов. Мне кажется, их должно быть всего две – со стажем до одного года («курс молодого бойца») и со стажем более года. При этом для «первогодок» следует предусмотреть не менее 50 обязательных часов обучения, тогда как для всех остальных достаточно 20 часов в год.

Не уверена и в том, что какое-то количество часов обязательно засчитывать при подписке на «АГ». По-моему, подписка – это корпоративная обязанность каждого адвоката, независимо от стажа. Но если будет все-таки принято решение засчитывать подписку, то не более чем за 5 часов подготовки. Тогда как присвоение ученой степени засчитывать в качестве повышения квалификации можно и нужно, но только в год защиты (присвоения ученой степени).

Определенный спор вызывает вопрос о том, как учитывать в составе повышения квалификации документально подтвержденные выступления на семинарах и конференциях, публикации в юридических изданиях по профессиональным вопросам, преподавание на курсах повышения квалификации адвокатов – во всех случаях или только по решению совета региональной палаты? Думаю, что решение об этом вправе принять совет адвокатской палаты.

Также советы региональных палат могут самостоятельно решить, следует ли адвокатам, занимающим должности в органах адвокатского самоуправления, засчитывать в качестве часов повышения квалификации посещение мероприятий (занятий) по повышению квалификации.

Не вижу смысла отказываться от уже привычной практики учитывать повышение квалификации раз в пять лет. Это вполне разумный период.

И, наконец, полагаю, что в Стандарте должно содержаться указание на дисциплинарную ответственность адвокатов за невыполнение обязанности по повышению квалификации.


Николай Рогачев
Вице-президент ФПА РФ, президент Палаты адвокатов Нижегородской области

Положения о дисциплинарной ответственности неуместны в Стандартах

13 февраля 2019 г.

О двух проектах Стандарта повышения квалификации адвокатов


Отвечая на вопрос, какой из предложенных текстов следует взять за основу, скажу так. Ни один из двух предлагаемых вариантов не может быть взят за основу. И не только потому, что увеличение нормы часов ежегодного повышения квалификации до 40 и тем более до 50 часов ежегодного обучения, на мой взгляд, неприемлемо для адвокатов, необъяснимо и необосновано, но и по целому ряду других причин. Но обо всем по порядку.

1. На мой взгляд, в тексте Стандарта не следует столь подробно обосновывать необходимость повышения квалификации. Это требование закона, необходимость его исполнения очевидна. Оба проекта отягощены перечислением доводов о необходимости выполнять требования ст. 7 Закона об адвокатуре. Эта многословность не заменяет аргументацию, по какой причине существовавшая 16 лет двадцатичасовая норма кому-то показалась недостаточной.

2. И тот и другой проекты названы практически одинаково: «Стандарт профессиональной подготовки и повышения квалификации адвокатов» (проект № 1) и «Стандарт совершенствования знаний и повышения квалификации адвокатов» (проект № 2). Таким образом, оба проекта определили сферой своего регулирования повышение квалификации адвокатов.

Почему тогда в проекте № 1 весь первый раздел посвящен требованиям к прохождению стажировки, тогда как стажеры пока еще не адвокаты? Их обучение проходит по другим правилам. Если бы мы учили стажеров по требованиям, прописанным в проекте Стандартов, то ни один из них не был бы пригоден для адвокатской деятельности. Ведь в проекте в значительной степени повторяются вопросы из билетов, а мы стажеров, кроме знаний права, учим тактике и методике – от консультирования и составления всех видов правовых документов до представительства и защиты во всех инстанциях. Мы требуем посещения всех инстанций с выработкой ими позиции представителя и защитника. Это целая программа обучения и не надо смешивать ее со Стандартом постоянной профессиональной подготовки адвокатов.

3. Считаю неприемлемым устанавливать разные нормативы часов обучения в зависимости от стажа. Закон устанавливает требования постоянно повышать свой профессиональный уровень для всех адвокатов. Существующая сейчас норма обучения в 20 часов, максимальная для адвокатов Европы, стала за 16 пореформенных лет привычной для российской адвокатуры. Установление разных нормативов серьезно усложняет палате учет часов обучения, а по моим сведениям, этот учет и сейчас для многих палат является слабой стороной. Единственное исключение из данного правила должно быть сделано для адвокатов, получивших статус, минуя стажировку в первый год их адвокатской деятельности.

Это исключение объясняется необходимостью пройти курс обучения по программе «Введение в профессию». Стажеры проходят его в период стажировки и поэтому для них, ставших адвокатами, было бы неправильным устанавливать большее количество часов обучения в первый год адвокатской деятельности. По нашему опыту, курс «Введение в профессию», если его программа живая и актуальная, чрезвычайно важен для молодого адвоката, имевшего ранее другую профессию, так как она в первые месяцы его деятельности дает возможность проникнуться духом адвокатуры и познать тактику и методику осуществления всех видов адвокатской деятельности.

4. Предложение засчитывать годовую подписку на «Адвокатскую газету» в объеме более пяти часов (10 часов как в первом проекте или 20 – как во втором) выглядит навязыванием подписки. Я был и остаюсь принципиальным противником любых способов навязывания подписки на «Адвокатскую газету», которая в большей части и интересна, и полезна для адвокатов. Чтение ее позволяет погрузиться в актуальные уже сегодня проблемы или те, что будут таковыми завтра. Дискуссионные публикации позволяют расширить кругозор, завязать дискуссии. Кстати, процент подписчиков в Нижегородской области один из самых высоких. Нахожу разумной норму действующего Положения «О единой методике профессиональной подготовки и переподготовки адвокатов», позволяющего региональным палатам засчитывать годовую подписку на периодическое адвокатское издание ФПА РФ в объеме 5 часов.

Многие адвокатские палаты имеют свои печатные издания. Мы, например, издали пилотный номер «Нижегородского адвоката» еще до учреждения палаты и раздали его всем делегатам учредительной конференции (кстати, никакой протекции, выражающейся в часах обучения, это издание не имеет). С тех пор журнал издается ежемесячно и необходимость финансирования его палатой не вызывает сомнений ни у кого из адвокатов. «Адвокатская газета», по моему мнению, также должна издаваться при софинансировании Федеральной палаты адвокатов РФ и стремиться быть интересной и полезной, а не подспорьем по набору часов обучения.

5. Во втором варианте проекта Стандарта в трех подпунктах п. 14 содержатся положения о дисциплинарной ответственности за невыполнение обязанности по повышению квалификации. На мой взгляд, они неуместны в Стандарте, потому что дисциплинарная ответственность адвоката подробно регламентирована Законом об адвокатуре и Кодексом профессиональной этики адвоката. И всем понятно, что неисполнение требований Закона об адвокатуре влечет дисциплинарную ответственность. Стандарт должен содержать в себе не угрозу, а перечень обязанностей ФПА РФ, региональных палат и адвокатов, способствующих главной цели – постоянному повышению профессионального уровня адвокатов. При этом способы достижения цели могут быть разными. И определять их в большей степени должны региональные палаты с учетом региональных особенностей, традиций обучения, финансового положения палат.

6. В п. 16 второго проекта Стандарта содержится предложение о признании утратившим силу прежнего нормативного акта. Оно не соответствует требованиям юридической техники, поскольку признание утратившим силу прежнего акта должно содержаться в решении об утверждении нового.

И последнее замечание. Оно касается предложения о периодичности подведения итогов повышения квалификации адвокатов. Неясно, чем вызвано предложение установить трехгодичный срок, тогда как и адвокаты, и региональные палаты уже привыкли к пятилетнему циклу («100 часов за пять лет») и вступили в четвертый цикл обучения. Для того чтобы изменить привычное, на мой взгляд, нужны аргументы.


Евгений Галактионов
Президент АП Калининградской области

Два пишем, один в уме

31 января 2019 г.

О проектах Стандарта повышения квалификации


Ознакомившись с текстами двух разработанных и опубликованных для обсуждения вариантов проекта Стандарта повышения квалификации, хочется написать третий, более лаконичный и формализованный (речь идет о проекте № 1 «Стандарт профессиональной подготовки и повышения квалификации адвокатов» и проекте № 2 «Стандарт совершенствования знаний и повышения квалификации адвокатов». – Прим. ред.).

Что такое Стандарт? Это модель, принимаемая за исходную, для сопоставления с ней других подобных объектов.

Стандарт повышения квалификации в первую очередь пишется для адвокатов, нацелен на исполнение его адвокатами, поэтому он должен быть кратким, понятным и исполнимым, в первую очередь самим адвокатом.

Обосновывать в Стандарте необходимость повышения квалификации нет надобности. Повышение квалификации является обязанностью адвоката в силу закона и обсуждать, в каких нормативных актах это прописано, совершенно излишне.

Также считаю нецелесообразным перечисление полномочий ФПА РФ и адвокатских палат субъектов РФ в сфере повышения квалификации, равно как и перечисление того, что проводят ФПА РФ и палаты субъектов. Завтра могут измениться название и форма подачи – вместо вебинаров и онлайн-курсов появится дистанционное психопрограммирование, например, по открытой позже методике, по которой будет присуждена Нобелевская премия. Или если придумают еще что-либо новое, то сразу нужно менять Стандарт. Зачем?

Стандарт должен отражать все формы обучения, засчитываемые в повышение квалификации, обязанность палаты учитывать количество часов повышения квалификации и выдавать соответствующий сертификат.

Кто будет реализовывать эти формы – ФПА РФ или палата субъекта – в Стандарте прописано быть не должно.

Каждый исполнительный орган палат федерального и региональных уровней обязан исполнять Закон об адвокатуре. Соответственно, и ФПА РФ, и палаты субъектов могут проводить все формы повышения квалификации, критерием которых должна быть компетентность, доступность и эффективность.

В Стандарте не следует переписывать закон, поясняя, что палата субъекта что-либо организует в вопросе повышения квалификации. Все разъяснено в подп. 8 п. 3 ст. 31 Закона об адвокатуре.
И не должно быть в программе слов «организует мероприятия». Закон указывает – «содействует повышению квалификации». Исходя из этого ФПА РФ и палаты субъектов в программах повышения квалификации должны предусматривать не мероприятия, а предусмотренные Стандартом формы повышения квалификации. Виды форм повышения квалификации должны быть прописаны в Стандарте. Зачем вообще указывать, что и ФПА РФ, и палаты субъектов «могут» организовывать только в предусмотренных формах? Они обязаны это делать в силу закона.

Если мы предусмотрели формы повышения квалификации, то повторять их в полномочиях ФПА РФ и палат субъектов не имеет смысла.

Категории обучающихся – только адвокаты. Стажеры и помощники адвокатов не несут никакой ответственности за неисполнение обязанности повышения квалификации.

Считаю, что нет необходимости деления адвокатов на категории в зависимости от стажа: на три года, пять лет, двадцать лет. Только две категории – до трех лет и свыше трех лет. Этого достаточно.
Количество часов в год: 50 часов – до трех лет, 40 часов – свыше трех лет.

Вообще вопрос с увеличением количества часов на повышение квалификации является самым дискуссионным.

На мой взгляд, уровень профессиональной подготовки адвокатов, видимо, вырос в силу тенденции общего роста компетентности любых специалистов, в частности, юристов.

Особой необходимости заострять вопрос о повышении количества часов нет, поскольку нет данных о недостаточности для повышения квалификации 40-часовой программы.

Исходя из собственного опыта организации и проведения различного рода мероприятий по повышению квалификации адвокатов, могу заметить, что даже часовая дискуссия с судьей или адвокатом-практиком по какой-то узкой проблеме является для адвоката бесспорно очевидным доказательством и стимулом необходимости постоянного повышения квалификации. Показательны и выступления научных работников, так сказать, теоретиков. Важно дать адвокату не совет в том, что проблема требует разрешения, а с разных сторон, практической и теоретической, показать путь ее разрешения. И если такие формы повышения квалификации будут составлять хотя бы треть от 40 часов в год, то этого будет достаточно.

В Стандарте есть вопрос о зачете подписки на «Адвокатскую газету»: 10 или 20 часов. Думаю, необходимо оставить 10 часов, для того чтобы не создавать иллюзию, что чтение газет является высшей формой адвокатского самообразования. По правде говоря, не критикуя нашу узкопрофессиональную газету, а обращая внимание исключительно на объем находящегося в ней материала, самый заинтересованный в ее прочтении адвокат пробежит глазами статьи максимум за полчаса. А незаинтересованный – и того меньше. Газета важна тем, что на ее страницах поднимаются интересные темы, но она печатается для информирования, а не в целях обучения.

Про ученую степень ничего сказать не могу. Наверное, для стимулирования научного роста адвокатов зачет степени в счет повышения квалификации на самом деле не даст ничего. Но выделить таких адвокатов действительно надо. Поэтому «поощрение» адвокатов – обладателей ученых степеней имеет право на жизнь.

К вопросу о зачете в составе форм повышения квалификации выступлений на семинарах, различного рода публикаций, преподавания, а также участия в органах адвокатского самоуправления – считаю, что это должно быть отдано в компетенцию палаты субъекта. Например, в нашей палате вопрос о зачете участия в органах самоуправления в счет повышения квалификации не поднимается вообще, поскольку члены выборных органов обязаны участвовать в мероприятиях палаты.

Касаясь периода повышения квалификации – три или пять лет, не вижу разницы, поскольку в силу принимаемого Стандарта у нас учитываются часы в течение года.

Относительно необходимости включения в Стандарт положений о дисциплинарной ответственности – могу сказать нет, но можно оставить только упоминание о том, что неисполнение обязанностей по повышению квалификации является основанием для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности.

В заключение о том, какой вариант Стандарта я выбрал бы при голосовании. Я выбрал бы проект № 2, который называется «Стандарт совершенствования знаний и повышения квалификации адвокатов».


Ирина Кривоколеско
Вице-президент ФПА РФ, президент АП Красноярского края

Адвокат учится, чтобы быть востребованным

31 июля 2018 г.

О формах и способах повышения квалификации



Принятое в 2007 г. Положение «О единой методике профессиональной подготовки и переподготовки адвокатов и стажеров адвокатов» (далее – Единая методика) до настоящего времени остается актуальным, вопросов при его применении практически не возникает. Содержащихся в этом документе положений в целом достаточно, причем большая их часть может быть перенесена в разрабатываемый сейчас проект Стандарта повышения квалификации адвокатов (далее – Стандарт).

Практика повышения профессионального уровня адвокатов за минувшее десятилетие вполне устоялась. Адвокатские палаты на основе Единой методики приняли свои региональные правила. На примере нашей палаты могу сказать, что члены адвокатского сообщества эти правила хорошо знают и строго соблюдают.

Вместе с тем отдельные положения методики могут быть уточнены. В частности, это касается стажеров и помощников адвокатов.

Помощники адвокатов – лица, которым не обязательно иметь высшее юридическое образование, они не вправе заниматься адвокатской деятельностью, их работа носит вспомогательный, а нередко технический характер. Думаю, оснований обязывать их заниматься профессиональной подготовкой по правилам, установленным для адвокатов, нет.

Иное дело – стажеры адвоката. Чаще всего – это лица, планирующие приобрести статус адвоката. Будущему адвокату, конечно, приобретение дополнительных знаний необходимо, но полагаю, что правила, по которым надо это делать, не должны помещаться в Стандарт. Ведь это Стандарт адвокатской деятельности, а стажер все-таки еще не адвокат.

Тут, видимо, надо обратить внимание на другое. Статья 28 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» содержит явно недостаточно сведений о стажере адвоката. Необходимо, думаю, либо внесение изменений в Закон, либо принятие самостоятельного документа, подробно регламентирующего его деятельность. Вот туда, очевидно, и следует поместить правила, регламентирующие профессиональное обучение стажера.

Количество часов, которые адвокат должен ежегодно уделять повышению квалификации (в настоящее время – 20), по моему мнению, увеличивать не стоит, поскольку Стандарт – это минимальные требования, которые должен исполнять адвокат. Если он хочет быть востребованным и успешным, может учиться сколь угодно много. У нас есть адвокаты, повышающие свой профессиональный уровень до 350 часов в год. Это можно только приветствовать, но не обязывать других поступать аналогично.

20 часов в год – примерно два академических часа в течение месяца или четыре – в течение двух месяцев и т.д. Не так уж и мало. Это может быть участие в семинаре, конференции, круглом столе, тренинге, прослушивание лекции, организованных ФПА РФ или региональной адвокатской палатой в рамках утвержденных ее Советом программ, обучение на Высших курсах повышения квалификации адвокатов РФ и т.п.

При этом подписку на «Адвокатскую газету» я отнесла бы не к способу повышения квалификации, а к корпоративной обязанности адвоката.

По моему мнению, предусматривать региональную и федеральную составляющие в определенном количестве часов повышения квалификации необходимости нет. Адвокату надо дать право делать выбор по собственному усмотрению, с учетом его интересов и специализации. Федеральная составляющая, особенно для адвокатов отдаленных регионов, – все-таки в большей части дистанционная форма обучения.

По опыту нашей палаты знаю, что подавляющее число адвокатов, проживающих и практикующих в удаленных от центра районах, ищет возможность непосредственного участия в процессе обучения, а к его дистанционной форме нередко подходит формально, считая ее недостаточно эффективной. Учитывая это, палата регулярно организует выездные обучающие мероприятия в регионах, как правило, по темам, о которых заранее сообщает заинтересованная сторона.

Думаю, Стандарт должен сохранить положение Единой методики о том, что адвокаты со стажем более одного года проходят обязательное повышение квалификации в объеме не менее 20 часов в год или 100 часов за пять лет. Альтернатива должна быть. Опять возвращаюсь к отдаленным и труднодоступным районам. Например, Таймыр, Эвенкия, Туруханский район: интернет-связь здесь крайне неустойчива, сообщение только посредством крайне дорогого авиаперелета, к тому же из-за погодных условий не всегда регулярного. Возложить на адвоката обязанность прибыть в палату для повышения квалификации даже один раз в год, учитывая невысокий заработок северян, работающих в основном по назначению, было бы несправедливо. Выездные обучающие мероприятия, учитывая вышесказанное, палата проводит для них отнюдь не ежегодно.
 
В случае если альтернатива со 100 часами за пять лет остается, то логично, что и учет этих часов должен производиться по окончании пятилетнего срока. В нашей палате учет часов повышения квалификации постоянно ведется в электронном виде определенным сотрудником палаты. По мере прохождения обучения и представления соответствующего документа (если оно было пройдено не в палате) делается учетная запись в соответствующем реестре. По истечении 5 лет подводятся итоги, и при достаточности часов адвокату выдается свидетельство о повышении квалификации.

Неплохим мне представляется и правило, по которому раз в пять лет повышение квалификации осуществляется по спискам, формируемым Советом АП, и является обязательным для адвокатов, включенных в этот список. При этом учитывается повышение квалификации, пройденной адвокатом по различным программам в течение данного периода времени.

Адвокаты, перешедшие к нам из другого региона, включаются в список для повышения квалификации через пять лет после приобретения статуса адвоката либо документально подтвержденной даты повышения квалификации в период членства в адвокатской палате другого субъекта РФ.

На мой взгляд, Единой методикой обучающиеся адвокаты разделены на категории вполне разумно – со стажем до одного года и свыше одного года. Первые проходят, как мы называем, «курс молодого бойца», скорее, для того чтобы адаптироваться в адвокатском сообществе, а вторые учатся для повышения уровня своих знаний.

Полагаю, в Стандарте следует предусмотреть возможность зачета в качестве повышения квалификации работы, выполняемой адвокатами в органах адвокатской палаты, – Совете АП, Квалификационной комиссии, Институте повышения квалификации адвокатов в качестве преподавателей, лекторов, тренеров, а также готовящих публикации в «Адвокатской газете», «Вестнике АП» и т.п.

Я только, пожалуй, не называла бы это льготами. На мой взгляд, данная работа – иной способ или форма повышения квалификации, которая может засчитываться решением Совета АП в качестве повышения квалификации.


Николай Рогачев
Вице-президент ФПА РФ, президент Палаты адвокатов Нижегородской области

Невозможно полностью формализовать учебу

19 июня 2018 г.

О Стандарте повышения квалификации адвокатов


Думаю, что действующая методика, дополненная решениями Совета Палаты адвокатов Нижегородской области, позволяет на высоком уровне организовать процесс повышения квалификации адвокатов. Можно переименовать методику в Стандарт, но содержание документа существенных изменений не требует. Это вполне рабочий документ, который позволяет адвокатской палате организовать обучение надлежащим образом. Все недостатки, которые можно обнаружить в работе советов адвокатских палат, объясняются иными причинами и не связаны с какими-либо упущениями обсуждаемого документа.

Методика решила главные вопросы. Она содержит повышенные требования к обучению адвокатов – как недавно получивших статус («Введение в профессию»), так и тех, кто уже впитал в себя начальные знания («Общая программа повышения квалификации»).

Одно из немногих изменений, которые мы бы предложили, – вынести обучение стажеров и помощников за рамки этого документа, поскольку со стажировкой связано значительное количество вопросов и смешивать предмет регулирования не стоит.

Другим вопросом, который приковал к себе внимание в процессе реализации положений методики: формула «20 часов в год или 100 часов за пять лет». Практика показала, что наименее организованные адвокаты откладывают повышение квалификации на «потом», впоследствии зачастую не выполняя данное себе обещание пройти обучение в последний год «пятилетки».

Однако требовать выполнения ежегодной нормы в 20 часов означает исключить из процесса обучения длительные, например 72-часовые, курсы. Золотая середина – трехлетний цикл обучения, под необходимое количество часов которого (например, 60 часов) без труда можно подстроить обучающие программы. И все же неплохо заложить периодичность обучения, например, 10 часов в год, в качестве обязательной.

Третий момент – квалификация адвоката с приостановленным статусом. Мы не усматриваем у него обязанности повышать свою квалификацию на период приостановления. Однако в связи с намерением дать возможность адвокатам приостанавливать статус на сколь угодно долгий срок (сегодня для приостановления нужны основания) по одному только волеизъявлению адвоката, думается, Стандарт может озаботиться этим вопросом.

Иные изменения, на наш взгляд, не нужны.

Увеличения количества часов обучения не требуется. Это ломка без нужды системы координат, к которой привыкли адвокаты, что вызовет их раздражение. Да, формы обучения ширятся. Однако нет ни необходимости, ни возможности учитывать каждый час, который адвокат тратит на повышение своей квалификации: читает ли он бюллетень в электричке, слушает ли правовую передачу по радио в машине, обсуждает ли дело с коллегами. Создавать систему учета потраченного на это времени – просто плодить и учетчиков, и отчетность, на заполнение которой адвокат будет тратить время, вместо того, чтобы потратить его на обучение.

Учету должно подлежать не все, а лишь минимально необходимое время обучения, которое, однако, наполнено максимальным научно-методическим содержанием. Именно о таких формах повышения квалификации нужно вести речь, именно их можно администрировать. В силу того что качественных обучающих мероприятий не так много, не стоит увеличивать норму часов.

Следует также осознавать «инфляционные процессы». Если увеличить норму часов и увеличить «стоимость» в часах обучающих мероприятий, может ничего не произойти или даже наоборот.

Сегодня одно периодическое издание Федеральной палаты адвокатов «тарифицируется» нашим информационно-методическим отделом как 6 часов в год. Адвокату остается набрать 14 часов.

Если повысить подписку на «Адвокатскую газету» до 20 часов, норму обучения поднять до 50 часов, то адвокату придется набирать 30 часов вместо 14. Поможет это газете? Не думаю. А вот на падение качества обучения повлияет. В погоне за оставшимися 30 часами, ругая и Федеральную и региональную палаты, адвокат вынужден будет искать лазейки в виде «липовых» сертификатов от коммерческих обучающих организаций, регистрироваться на вебинарах, контролировать обучение на которых невозможно. Это превратит обучение в профанацию, обесценит и те реальные обучающие мероприятия, которые организуются сегодня.

Не стоит также делить учебу на региональную и федеральную составляющие. Если Палата адвокатов Нижегородской области приглашает уже третий раз подряд московских лекторов, к какой компоненте это отнести? Что делать другой палате, которая в силу ряда причин, включая удаленность, не может себе это позволить? А что если «ставропольский» компонент гораздо лучше московского, какими пропорциями мы должны сдерживать его рост? Должны ли мы привлекать к ответственности адвоката за невыполнение федерального компонента, если он перевыполнил план по региональному обучению? Нам кажется, нет никакой нужды противопоставлять федеральный центр и регионы, усложняя администрирование и учет.

Усилия следует направить на построение системы повышения квалификации адвокатов «с отрывом от производства», возможно, со сдачей своего рода зачетов (экзаменов), аттестации, на построение системы региональных центров такого повышения квалификации. А до тех пор – не ломать то, что работает.

В нашей практике возникали предложения освободить адвокатов, достигших семидесятилетнего возраста, от обязанности обучаться. Мы считаем, что практикующий адвокат должен обучаться на общих основаниях. Повышенные требования к юристам, получившим статус адвоката, в первый год работы вызваны не тем, что они слабые практики (многие из них имеют опыт работы), а тем, что они должны проникнуться правилами и традициями, существующими в адвокатской среде. Процесс воспитания адвоката длится столько же, сколько и процесс его обучения. Но на то, чтобы ввести начинающего адвоката в профессию, вполне достаточно года. Если он за этот срок не усвоит начал профессии, не поможет и длительное обучение.

В остальном не думаю, что нужно вводить какие-то льготные категории и вообще делить адвокатов на категории.

Однако к формам повышения квалификации следует отнестись скрупулезно, ничего не упустив. В частности, следует предусмотреть как форму повышения квалификации работу в органах адвокатского самоуправления, участие в жизни корпорации.

При выработке критериев, сколько условных часов полагается по той или иной форме обучения, мы исходим из трудоемкости, степени методического наполнения, пользы сообществу (учится адвокат для себя или делится знаниями с коллегами). Поэтому методическое пособие «весит» больше газетной статьи, выступление на адвокатской конференции – больше, чем лекция студентам.

Учет не всех форм повышения квалификации можно формализовать. Да, автоматически мы засчитываем подписку на «Адвокатскую газету» и не проверяем, читал ли ее адвокат. Засчитываем участие в вебинаре ФПА РФ и не проверяем, а досмотрел ли адвокат вебинар или только вошел со своего аккаунта. Есть ряд региональных обучающих мероприятий, курсов, которые автоматически засчитываются в счет обучения.

Но у нас существует также понятие аккредитации. Адвокат, который хочет, чтобы были засчитаны часы обучения по ряду дистанционных программ, предлагает учесть сертификаты никому не известных вузов, представляет в информационно-методический отдел палаты более подробную информацию об этом. Мероприятиям дается, если хотите, «экспертная» оценка. Были случаи, когда адвокаты представляли сертификаты, не позаботившись предварительно аккредитовать обучение с сомнительной, с нашей точки зрения, методической ценностью. Адвокат терял деньги (незначительные, впрочем, так как обычно торговля сертификатами идет по демпинговым ценам).

Аккредитация позволяет нам учитывать в качестве часов повышения квалификации подготовку публикаций для «Адвокатской газеты» и других адвокатских изданий. Ведь любая методическая работа – работа по систематизации законодательства и практики и ее последующее оформление в информационный продукт заслуживает внимания и зачета в часы обучения. Есть только одно «но» – качество этой работы. А этот вопрос формализовать на все 100% невозможно.

Добавлю, что адвокат, не согласный с решением информационного отдела, может обратиться в комиссию палаты по организации профессиональной учебы и контролю за исполнением адвокатами обязанности по повышению квалификации, затем в Совет адвокатской палаты. Это разумный и достаточный механизм разрешения спора, который может возникнуть.