Видеолекции

Лента новостей

3 августа 2020 г.
Карантинная судоизоляция
«Агентство правовой информации»: Пандемия коронавируса стимулировала развитие электронных сервисов
31 июля 2020 г.
Адвокаты мечтают о независимости от следователей
«Независимая газета»: Конституционные принципы правосудия умалены в действующих законах – эксперты
30 июля 2020 г.
Иск от доверителя
«Сфера»: Гонорар, соглашение и необоснованные обещания – факторы риска

Мнения

Елена Авакян
3 августа 2020 г.
Стресс-тест для судебной системы
О том, как российское правосудие принимает удар пандемии

Интервью

Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

За фальшивые доказательства правоохранители ограничатся штрафами

22 июля 2020 г. 11:53

«Независимая газета»: Адвокаты поддержали усиление ответственности за фальсификацию доказательств


Правительство РФ и Верховный суд (ВС) РФ не поддержали законопроект № 990766-7 о признании фальсификации доказательств особо тяжким преступлением. В отзывах указано, что это деяние нельзя сравнивать с убийствами или государственной изменой. Между тем адвокаты регулярно сталкиваются с подделкой показаний и потерпевших, и обвиняемых, с сомнительными заключениями экспертов и вымышленными свидетелями. Усиление ответственности правоохранителей необходимо, но в нем не будет особого смысла, если реакция судебной системы на подобные факты останется почти на нулевом уровне, указал советник ФПА РФ Нвер Гаспарян.

Депутаты Государственной Думы ФС РФ предложили скорректировать ст. 303 Уголовного кодекса (УК) РФ «Фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности». Например, повысить до 20 лет вместо нынешних пяти–семи наказание за фальшивые материалы в уголовных делах. За подтасовки по гражданским и административным делам предлагается существенно увеличить штрафы. Сегодня их размер в пределах 100–300 тыс. руб.

Поскольку Правительство РФ и ВС отозвались о проекте скорее в отрицательном ключе, он, видимо, будет отклонен, хотя сама по себе идея ужесточить ответственность не была подвергнута сомнению. Впрочем, кабинет министров указал на отсутствие статистики, «свидетельствующей об устойчивой тенденции к росту числа соответствующих преступлений и о недостаточности существующих мер ответственности за их совершение». ВС подтвердил: по ст. 303 УК количество приговоров «незначительно и не имеет тенденции к росту». В 2016 г. было осуждено 101 лицо, в 2017-м – 123, в 2018-м – 115.

В адвокатском сообществе сожалеют, что инициатива, очевидно, будет похоронена, вместо того чтобы быть скорректированной. Так, советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Нвер Гаспарян заявил, что проблема фальсификации доказательств оперативниками и следователями за последние годы «стала очень острой и актуальной». Отчасти причина этого в обвинительном уклоне судов и ненадлежащем прокурорском надзоре. А потому, утверждает советник ФПА, нередко встречаются факты оформления оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ), которые фактически не проводились. Эксперт согласен с тем, что усиление ответственности правоохранителей необходимо, но в нем не будет особого смысла, если реакция системы на подобные факты останется почти на нулевом уровне.

Законопроект носит популистский характер, считает адвокат АП Свердловской области Сергей Колосовский. Дело в том, пояснил он, что и сейчас ст. 303 УК предусматривает ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу небольшой и средней тяжести – до пяти лет лишения свободы, по тяжким или особо тяжким – до семи лет заключения. Этих сроков, говорит собеседник «НГ», было бы вполне достаточно для профилактики фальсификаций, если бы на практике наказание реально применялось. А в этом плане ситуация сегодня катастрофическая: «Ни одно уголовное дело не уходит в суд без фальсификации – либо доказательств, либо хотя бы процессуальных документов, что тоже, по сути, является фальсификацией доказательств в плане придания видимости законности нарушениям установленного порядка расследования. Хоть маленькая, но подчистка присутствует в каждом уголовном деле». С его слов, суд всегда стремится признать надлежащим доказательство, представленное следователем, и положить его в основу обвинительного приговора. «А дальше возникает замкнутый круг: СК, к компетенции которого относится производство по ст. 303 УК, под любым предлогом отказывает в возбуждении уголовного дела, ведь установление фальсификации доказательств влечет за собой отмену обвинительного приговора – а это и ухудшение статистики, и некое противоречие с судом». Сергей Колосовский считает, что законодателям стоило бы начать с проверок «по каждому факту фальсификации с последующим направлением депутатских запросов и использованием всех возможностей депутатского корпуса для борьбы с сокрытием фальсификации уголовных дел в каждом конкретном случае».

По словам адвоката АП Московской области Виолетты Волковой, составы, предусматривающие штрафы и небольшие сроки лишения свободы, предполагают и укороченные двухгодичные сроки давности уголовного преследования по ним. «Зачастую судопроизводство длится долго, – пояснила она. – И к моменту, когда образуется полноценный состав, срок привлечения к уголовной ответственности уже проходит». По мнению адвоката, усиление ответственности хотя бы до уровня преступлений средней тяжести «пошло бы на пользу всей системе правосудия».

Иное дело – фальсификация доказательств по уголовным делам с тяжким составом. «В этом случае усиление уголовной ответственности до пределов санкций статей, по которым происходит фальсификация доказательств по уголовному делу, – наиболее справедливое и рациональное решение», – считает Виолетта Волкова. Кроме того, считает собеседница «НГ», рационально было бы введение запрета на дальнейшее занятие экспертной деятельностью и службой в правоохранительных органах. «Риск потерять профессию, на мой взгляд, – один из самых серьезных регуляторов правомерного поведения во всех сферах деятельности», – подчеркнула адвокат. 

Источник – «Независимая газета».

Поделиться