Лента новостей

26 апреля 2019 г.
Моральный вред поставят на материальную основу
Судам будет труднее занижать суммы компенсаций за ущерб здоровью и жизни
22 апреля 2019 г.
Минюст России не отказался от Концепции
Ведомство по-прежнему видит адвокатуру площадкой для объединения всех лиц, оказывающих квалифицированную юридическую помощь
19 апреля 2019 г.
Молдавия подпишет совместную Хартию адвокатских принципов юристов СНГ
Об этом стало известно на IX Всероссийском съезде адвокатов

Мнения

Олег Панасюк
23 мая 2019 г.
Адвокаты будущего
О полуфинале конкурса среди студентов юридических вузов

Интервью

О преследовании адвокатов за гонорар
23 мая 2019 г.
Вадим Клювгант
О преследовании адвокатов за гонорар
Интервью у Вадима Клювганта берет руководитель Департамента информационного обеспечения ФПА РФ Мария Петелина

Войдут в положение

11 марта 2015 г. 14:01

Предлагается дать адвокатам исключительное право на защиту граждан в судах<br />


Президент Федеральной палаты адвокатов России Юрий Пилипенко рассказал в эксклюзивном интервью "РГ", почему правовое сообщество настаивает на введении так называемой адвокатской монополии: когда представлять интересы граждан в суде сможет только адвокат.
Слово "монополия" в массовом сознании ассоциируется, как правило, с отсутствием конкуренции, повышением цен и снижением качества. Поэтому у многих возникает мнение, что это выгодно только адвокатам.
Юрий Пилипенко: Такое понимание, основанное на реалиях сферы потребления, нельзя экстраполировать на те области практической деятельности, где требуются специальные квалификация и правила.
А какая разница?
Юрий Пилипенко: Проиллюстрировать различия можно на простом примере, который я всегда привожу: ни у кого не вызывает сомнений необходимость монополии врачей - специалистов, получивших квалификацию в особо установленном порядке и подчиняющихся строгим профессиональным и этическим стандартам, - на оказание профессиональной медицинской помощи. Никто не рассматривает это как неоправданное ограничение рынка медицинских услуг и права граждан на получение медицинской помощи. Да и сами граждане ничуть не протестуют против такой монополии. Тем не менее монополия адвокатов на оказание профессиональной юридической помощи зачастую почему-то воспринимается у нас как способ узурпировать рынок юридических услуг, убить здоровую конкуренцию, лишить граждан возможности свободно выбирать представителя, ограничить их право на судебную защиту и т.д.
Рискну предположить, что это прямое следствие недостатка правовой культуры, который мы не можем преодолеть уже в течение четверти века.
В других странах - какие порядки на этот счет?
Юрий Пилипенко: Отмечу, что везде, где развиты правовая культура и правовая система, установлена адвокатская монополия в широком смысле, то есть как исключительное право не только на судебное представительство, но и на деятельность в других сферах юридической практики - или во всех, или хотя бы в некоторых.
Бытует представление, даже в профессиональной среде, что адвокатская монополия носит абсолютный характер только в странах англо-саксонской правовой семьи. Однако последние исследования, в том числе в рамках ОЭСР, ВТО и IBA (Международной ассоциации юристов), свидетельствуют о том, что в большинстве развитых стран на практике установлены не только монополия адвокатов на судебное представительство, но и запрет на оказание юридической помощи лицами, не имеющими адвокатского статуса.
Адвокатская монополия распространяется далеко за пределы представительства в судах в большинстве европейских стран - Дании, Голландии, Греции, Германии, Франции, Испании, Португалии и других, в Республике Корея, Гонконге, Тайване.
В Японии существует даже серьезное противоречие между министерством юстиции и Японской федерацией адвокатских ассоциаций в толковании ст. 72 Закона об адвокатуре Японии, где говорится об адвокатской монополии. Адвокатура распространяет действие этой статьи не только на судебное представительство, но и на сопровождение сделок, и такой подход реализуется на практике.
В некоторых других странах, например в Индии и Пакистане, где прямой законодательный запрет на оказание юридических услуг неадвокатами отсутствует, он вводится на практике.
В исследованиях перечисленных выше международных организаций выделена категория стран среднеазиатского региона с самой узкой сферой действия адвокатской монополии - исключительным правом адвокатов на судебное представительство только в уголовном судопроизводстве.
К этой категории отнесена и Россия, причем следует учесть, что защиту по уголовным делам, рассматриваемым мировыми судьями, в нашей стране вправе вести и лица без адвокатского статуса, то есть исключительное право адвокатов распространяется лишь на уголовное судопроизводство в федеральных судах.
Полная версия интервью



Поделиться