Лента новостей

20 февраля 2020 г.
Роль адвокатов в процедуре примирения и место адвокатуры в Конституции
ТАСС: На пресс-конференции ТАСС участники «Ковалевских чтений – 2020» затронули вопросы медиации и призвали уделить в Конституции РФ больше внимания адвокатуре
20 февраля 2020 г.
Государственный орган не может выступать против самого себя
«ГАРАНТ.РУ»: ФПА РФ не согласна с идеей наделения МФЦ правами по оказанию юридической помощи населению
18 февраля 2020 г.
Цена государственного прощения: ответственность или возмещение ущерба
«Право.ru»: юристы обсудили применение института помилования

Мнения

Алексей Королев
27 февраля 2020 г.
Наши разногласия
Федеральная палата адвокатов раскритиковала отчет аудитора Счетной палаты РФ

Интервью

Самое трудное в защите – доказывать очевидное
26 февраля 2020 г.
Вадим Клювгант
Самое трудное в защите – доказывать очевидное
Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант дал интервью журналу «Уголовный процесс»

Вина прописью

30 ноября 2016 г. 10:34

Верховный Суд запретил в приговоре копировать обвинение


Пленум Верховного Суда России утвердил постановление «О судебном приговоре». Специальные разъяснения детально прописывают, каким должен быть приговор. По строгим критериям можно определить, насколько глубоко вник суд в дело, не замаскировал ли правду казенными многословиями.

Одна из новаций: Пленум разъяснил, что делать, когда подсудимый отказывается от признаний, уверяя, что следствие сломало его незаконными способами.

«Теперь в зависимости от содержания недозволенных методов суд может либо самостоятельно провести проверку, либо направить материалы руководителю следственного органа, если есть основания полагать, что эти действия содержат в себе признаки преступления», - сказал советник Федеральной палаты адвокатов Евгений Рубинштейн.

Правда, по его словам, несмотря на прогрессивность данного разъяснения, случаи, когда проверку будет проводить коллега следователя, который расследовал уголовное дело, или руководитель следственного органа, который осуществлял контроль за расследованием этого уголовного дела, не исключаются.

«Более того, вопрос о значении принятого по итогам проверки процессуального решения для суда так и остался нерешенным, - говорит Евгений Рубинштейн. - В постановлении указывается, что «проведение такой проверки не освобождает суд от обязанности дать оценку материалам, представленным по ее результатам, и отразить свои выводы в приговоре».

Но есть важная норма, которая защищает человека: обвиняемый не должен доказывать, что его били. Если такой вопрос возник, то именно правоохранители должны доказать, что пальцем не тронули человека. В постановлении сказано, что если доводы подсудимого о даче им показаний под воздействием недозволенных методов не опровергнуты, то такие показания не могут быть использованы в доказывании. А обязанность опровержения доводов возложена на прокурора. Поэтому в ситуации, когда нет иных доказательств и только слово подсудимого против слова следователя, перевешивать должно слово подсудимого. И, значит, его старые признания должны лететь в корзину. Если же прокуратура докажет, что подсудимый лукавит, его прежние признания оставят в силе.

В постановлении суд разъяснил и недавно принятую норму о возможности оглашения показаний неявившихся в суд свидетелей или потерпевших. Такое оглашение допускается только в случаях, если у подсудимого на предыдущих стадиях производства по делу была возможность оспорить показания, например, задавая в ходе очной ставки вопросы, и высказать по ним свои возражения.

«Верховный Суд РФ запретил копировать показания допрошенных на стадии предварительного расследования лиц из обвинительного заключения или обвинительного акта, - говорит Евгений Рубинштейн. - Адвокатское сообщество надеется, что такой запрет окажет влияние на судей и прекратит практику составления так называемых «флеш-приговоров».

Ознакомиться с полным текстом статьи:https://rg.ru/2016/11/29/verhovnyj-sud-rf-zapretil-v-prigovore-kopirovat-obvinenie.html

Поделиться