Лента новостей

20 ноября 2020 г.
В ФПА считают, что полномочий прокуроров сейчас недостаточно
ТАСС: В Совете Федерации ФС РФ проанализировали положение прокурора и адвоката в уголовном процессе
18 ноября 2020 г.
Подготовлен закон о детективной деятельности
«Известия»: Правоохранителей обяжут делиться с частными сыщиками служебной информацией
17 ноября 2020 г.
Зачеркнуть «клетку»
«Российская газета»: Минюст сообщил о постепенном демонтаже «клеток» в судебных залах

Мнения

Александр Классен
25 ноября 2020 г.
Узкопрофессиональная компетенция и широкая душа
Об адвокате, для которой медицинская проблематика в юриспруденции приобрела первостепенное значение

Интервью

Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
25 ноября 2020 г.
Николай Кипнис
Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
Постоянно ускоряющаяся динамика изменений в законодательстве требует от каждого адвоката больших усилий и временных затрат на повышение квалификации

Ускоренное правосудие

26 октября 2020 г. 18:15

«Агентство правовой информации»: «Скорость рассмотрения» не может быть большей ценностью, чем соблюдение процессуальных прав сторон


Рассмотрение судебного дела затягивается порой на годы. Законодательство предусматривает право сторон просить об ускорении, а также требовать компенсацию за нарушение разумного срока. Действующий Гражданский процессуальный кодекс РФ предписывает мировым судьям рассматривать споры в течение месяца, районным – двух. Два месяца выделяется на разрешение административного дела, полгода – арбитражного. По официальным данным, суды общей юрисдикции соблюдают нормативы в 95% дел, арбитражи – в 99,7%. Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян отметил, что судьи нередко включают повышенный «скоростной режим», а это неизбежно сказывается на качестве правосудия, так как спешка зачастую влечет нарушение процессуальных прав участников процесса.

Председатель погони лошадей

Общий контроль за соблюдением сроков возлагается на председателей судов. По их представлению немало служителей Фемиды было дисквалифицировано за волокиту. Также процессуальное законодательство делегирует участникам споров право обратиться к председателю с заявлением об ускорении дела, если поданный иск длительное время не рассматривался или затягивался сам судебный процесс. Руководитель инстанции обязан принять соответствующие меры, в том числе установить срок проведения заседания или предписать судье предпринять иные действия. Аналогичные права обвиняемым, потерпевшим и их адвокатам гарантированы Уголовно-процессуальным кодексом РФ, а спорящим с государственными органами – Кодексом административного судопроизводства РФ.

При этом Верховный Суд России подчеркивает, что вмешательство председателя не должно нарушать принципы независимости и беспристрастности служителей Фемиды. Так, руководитель не вправе даже рекомендовать судьям назначить экспертизу, предрешать вопросы о достоверности доказательств и самих решений. Председатель может отказать в удовлетворении заявления об ускорении, причем такое определение не подлежит обжалованию.

Игры разума

Кроме формальных нормативов, служители Фемиды обязаны соблюдать так называемый разумный срок. В него включается период от поступления иска в суд первой инстанции до вынесения решения. При оценке «разумности» учитываются правовая и фактическая сложность дела, поведение участников, достаточность и эффективность действий суда и другие обстоятельства. Высшая инстанция предлагает учитывать своевременность назначения дела к слушанию, проведение заседаний в назначенное время, обоснованность отложения, сроки изготовления мотивированного решения и направления его сторонам, контроль со стороны судьи за соблюдением законодательств сторонами спора, в том числе предупреждение «процессуальной недобросовестности», любые другие обстоятельства.

Участники рассмотренного с нарушением разумного срока дела вправе требовать от государства денежную компенсацию причиненного такой волокитой морального вреда. Но в отсутствие математически точных формул расчета как необходимого для разрешения споров времени, так и возмещения страданий, практика остается противоречивой. Например, почти год длилось рассмотрение семейного дела Анатолия Князева, в том числе полтора месяца готовилось мотивированное решение. Но большая часть этого времени ушла на обследование жилищных условий сторон и комплексную психолого-психиатрическую экспертизу детей: «Действия суда при рассмотрении гражданского дела носили процессуально оправданный и необходимый характер, направленный на разрешение спора по существу», – заключил Московский областной суд, подтверждая соблюдение разумного срока. К такому же выводу пришел и Первый апелляционный суд.

Пять месяцев рассматривался иск уфимца Альфира Гимазеева к городской больнице о защите прав потребителя. Сначала мировой судья оставил его без движения, а поскольку истец не представил доказательств по существу своих требований – возвратил. Районный суд признал такие действия мирового служителя Фемиды незаконными и обязал рассмотреть дело. Само разбирательство в первой инстанции заняло меньше месяца, еще три недели – в апелляции. «Оставление искового заявления без движения на стадии принятия к производству и возвращение иска не свидетельствуют о допущенном со стороны суда бездействии и не указывают на неэффективность принимаемых мер в целях надлежащего рассмотрения дела по существу», – отмечается в определении Четвертого апелляционного суда.

А вот шесть месяцев, которые потребовались Нижегородскому областному суду для рассмотрения апелляционной жалобы Василия Строкина, признали «неразумными»: «В результате допущенных процессуальных нарушений производство по гражданскому делу фактически не велось с момента подачи апелляционной жалобы и до передачи ее в Нижегородский областной суд», – заключили служители Фемиды, напомнив о закрепленном в законе контрольном двухмесячном сроке рассмотрения дел в апелляционной инстанции. В качестве компенсации причиненного морального вреда из федеральной казны истцу выплатили 15 тысяч рублей.

По мнению советника Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Нвера Гаспаряна, тема разумных сроков в судопроизводстве совершенно безосновательно вышла на первый план. «Опасаясь нарушений этих сроков, судьи всех уровней включают повышенный “скоростной режим”. Это неизбежно сказывается на качестве правосудия, спешка влечет нарушение процессуальных прав участников процесса», – указал эксперт.

Так, при рассмотрении уголовных дел ходатайства стороны защиты зачастую отклоняются с ссылкой на необходимость соблюдения разумных сроков, рассказал адвокат. «Очевидно, что “скорость рассмотрения” не может быть большей ценностью, чем соблюдение процессуальных прав сторон. Об этом неоднократно говорил и Конституционный Суд России. Но, к сожалению, в последние годы в иерархии судебных приоритетов наметился очевидный перекос», – отметил Нвер Гаспарян.

Само по себе затягивание изготовления мотивированного решения не свидетельствует о нарушении разумных сроков, считает эксперт. «ЕСПЧ находил нарушения, оценивая сложность дела, обоснованность действий суда и сторон и другие. Но делал это, только когда судопроизводство по делам осуществлялось в течение длительного времени – от трех до восьми лет», – заключил советник ФПА РФ.

Справка

По данным портала «Судебная статистика РФ», в 2019 г. суды рассмотрели 2,6 тысячи исков о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, в том числе 350 – по уголовным, 174 – по гражданским и административным делам, а также почти 2,1 тысячи исков по затягиванию исполнения судебного акта. Удовлетворены 2,3 тысячи исков (88%), средняя сумма компенсации по уголовным делам составила 58 тысяч рублей, по иным категориям – почти 44 тысячи рублей.

92% гражданских и административных споров рассматривалось за полтора месяца, еще 5% – до трех. Свыше года потребовалось на разрешение 0,1% дел, 0,01% – более трех лет.

89% уголовных судебных процессов длились до трех месяцев,10% – до года, 0,8% – до трех лет и 0,1% – дольше.

Источник – «Агентство правовой информации».

Поделиться