Лента новостей

28 ноября 2022 г.
Судебный успех лишился гонорара
«Агентство правовой информации»: Адвокаты вправе получать с доверителей «премию» за победу в споре, но не могут взыскивать ее с проигравшей стороны
22 ноября 2022 г.
Не может быть принят в нынешнем виде
«Интерфакс»: В ФПА призвали немедленно выдавать полный текст приговора при его частичном оглашении
22 ноября 2022 г.
Представитель с дипломом
«Российская газета»: Интересы граждан в судах смогут защищать только юристы

Мнения

Алексей Корябин
28 ноября 2022 г.
Что делать при нарушении прав защитника?
К вопросу о самозащите прав адвокатов

Интервью

Внедрение КИС АР – главное в профессиональной деятельности событие текущего года
7 ноября 2022 г.
Александр Копылов
Внедрение КИС АР – главное в профессиональной деятельности событие текущего года
У адвокатов и уполномоченных органов не возникает сложностей в работе с автоматизированной системой распределения между адвокатами поручений на защиту по назначению

Трудный выбор

24 ноября 2022 г. 12:09

«Профиль»: Порядок усыновления детей ужесточат


Ежегодно приемные семьи возвращают в детдома более трех тысяч детей. Опекуны и усыновители оказываются не готовыми к трудностям, которые их ждут, несмотря на обязательное посещение «школы замещающих родителей». Советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Сергей Макаров отметил, что особую значимость приобретает ключевая фраза законопроекта – о необходимости для профильных органов убедиться в обоснованности усыновления и его соответствии интересам усыновляемого ребенка.

Правительство РФ внесло в Государственную Думу ФС РФ законопроект, призванный усовершенствовать систему подбора и подготовки граждан, выразивших желание принять в семью на воспитание детей-сирот. Предлагается внести изменения в Гражданский процессуальный кодекс РФ, Семейный кодекс РФ, законы «Об общих принципах организации публичной власти в субъектах РФ» и «Об опеке и попечительстве».

Одно из важных нововведений – ограничить число детей, усыновляемых единовременно, и позволить брать в семью лишь одного ребенка в год. Это необходимо, чтобы приемная семья и ребенок познакомились поближе и привыкли друг к другу. «Предлагаемое ограничение обусловлено особенностями адаптационного процесса для ребенка в первый год его проживания в семье, – говорится в документе. – Основными задачами семьи в этот период являются перераспределение ролей, учет индивидуальных особенностей ребенка, знакомство ребенка с правилами и традициями новой семьи, организация быта, учебы, отдыха, охраны здоровья, контакта с родными и сверстниками и другое».

Исключение предлагается сделать для детей из одной семьи. Преимущество будет у родственников: бабушек и дедушек, совершеннолетних братьев и сестер и т.д.

Также вводится обязательное социально-психологическое обследование не только желающих стать приемными родителями, но и проживающих с ними людей, а также самих детей-сирот. Психологи, педагоги и юристы будут и дальше сопровождать семью и контролировать условия жизни и воспитания детей под опекой. Устанавливается требование об отсутствии судимости и уголовного преследования у членов приемной семьи и тех, кто проживает совместно с ними.

Предполагается, что на все эти меры потребуется более 800 млн рублей в год.

Законопроект предусматривает очевидное устрожение правил усыновления/удочерения, и наверняка возможность излишней бюрократизации данной процедуры вызовет критику, отмечает советник ФПА РФ Сергей Макаров. В целом он оценивает законопроект положительно, так как в усыновлении важен не столько сам факт перехода детей в семьи, сколько улучшение качества жизни усыновляемых детей.

Сергей Макаров подчеркнул, что усыновление – исключительно важная социальная миссия, и люди, усыновляющие детей, заслуживают максимального признания со стороны общества и поддержки со стороны государства. Поэтому очень важно проверить у них не только наличие необходимых условий, но и готовность к выполнению этой миссии.

Необходимость проведения социально-психологического обследования – это исключительно значимый аспект, позволяющий профильным органам принять выверенное решение о допустимости или недопустимости усыновления конкретного ребенка конкретным усыновителем. Ребенок приходит в семью, и нужно, чтобы все члены семьи усыновителя поддерживали это решение и положительно относились к появлению в их семье усыновляемого ребенка.

При этом Сергей Макаров отметил недостаток законопроекта: обследование предусматривается лишь в отношении членов семьи старше 10 лет. «Очевидно, что маленьких детей усыновляют значительно чаще, чем подростков, и важно, чтобы все имеющиеся в семье маленькие дети были положительно настроены к появлению нового ребенка», – подчеркнул адвокат. По его мнению, такое обследование нужно проводить в отношении детей начиная с трехлетнего возраста, чтобы исключить возможное неприятие усыновляемого ребенка родными или ранее усыновленными детьми.

Запрет на усыновление более чем одного ребенка в год достаточно спорный, полагает руководитель проекта Федерального союза адвокатов России «Женское право» Татьяна Сустина. По ее мнению, такое условие целесообразно применительно к опеке, но прописывать в законе запрет на усыновление излишне, достаточно было бы более детально продумать саму процедуру. Недобросовестные опекуны не заинтересованы в усыновлении в принципе, так как при этом они теряют ряд привилегий. Также юрист усомнилась в необходимости обязывать потенциального усыновителя проходить специальную подготовку: это является излишним препятствием и не совсем соответствует принципам защиты прав кровной семьи.

Законопроект не решает реальные проблемы усыновления и опеки, считает Татьяна Сустина. Одна из проблем заключается в том, что в случае усыновления ребенка третьим лицом настоящий родитель, лишенный родительских прав – а он может быть лишен их, например, либо по ошибке, либо по желанию второго недобросовестного родителя, либо лишен по реальным основаниям, но исправился – и желающий их восстановить, зачастую не имеет возможности это сделать.

Юрист привела в пример случай из своей практики, когда мать ребенка умерла, а отец отбывал наказание в исправительной колонии по статье за наркотики. Не являясь трудоустроенным, он был лишен родительских прав за неуплату алиментов. Ребенка усыновила сестра матери. Когда отец вышел на свободу и захотел забрать ребенка, сделать это было уже невозможно. «В чем интересы ребенка в этой ситуации? Быть усыновленным или иметь возможность воспитываться не тетей и посторонним мужчиной, а родным отцом? Полагаю, что для него важно оказаться в семье, а юридическая форма такого устройства не очень важна», – говорит Татьяна Сустина.

Законодатель не обязывает родителей подтверждать свое жилищное и имущественное положение, а также проходить психологическое обследование, для того чтобы забрать ребенка из роддома. В отношении родственников усыновляемого ребенка должен действовать принцип добросовестности по аналогии с правами родителей, убеждена она.

Источник – журнал «Профиль».

Поделиться