Лента новостей

24 сентября 2020 г.
Защита без помех
«Российская газета»: Кассационный суд запретил требовать от адвоката лишние документы
18 сентября 2020 г.
В Госдуме поддержали обязанность операторов блокировать сотовые в тюрьмах
«РИА Новости»: Блокировка мобильной связи в тюрьмах РФ поможет против преступлений заключенных
18 сентября 2020 г.
Судись, студент
«Агентство правовой информации»: Учащихся ждет новое регулирование дисциплинарных мер

Мнения

Анна Здановская
25 сентября 2020 г.
Псковские адвокаты активно работают с молодежью
Адвокатская палата региона реализует ряд проектов по правовому просвещению молодежи и студентов

Интервью

Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

Споры о заключении под стражу

12 сентября 2018 г. 13:10

В Правительстве предлагают скорректировать предложение Верховного Суда о новых правилах продления сроков содержания под стражей


Правительство РФ предложило исправить законопроект Верховного Суда РФ, направленный на защиту лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, от необоснованного продления срока содержания под стражей. В соответствующих ходатайствах следователи должны лишь указывать данные, доказывающие эту необходимость, а не приводить план своих действий, как ранее предлагал ВС РФ. Это следует из подготовленных в Правительстве РФ поправок ко второму чтению проекта. Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн указал, что предложения Правительства нивелируют идею ВС.

Осенью прошлого года Верховный Суд предложил обязать следователей четче мотивировать необходимость продления содержания под стражей. А именно – раскрывать, какие следственные действия планируется провести, и объяснять, почему их не провели ранее. Суд же будет вправе как согласиться с этими доводами, так и отказать в дальнейшем содержании подследственного под стражей. Внесение таких изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, по мнению ВС, будет способствовать исключению случаев, когда следствие фактически не ведется, а подозреваемый или обвиняемый находится в следственном изоляторе. В Правительстве к этой идее отнеслись настороженно, заявив, что это может привести к разглашению данных предварительного расследования и создать угрозу уничтожения доказательств. Тем не менее законопроект в целом там поддержали, и Государственная Дума в апреле 2018 г. приняла его в первом чтении.

Ко второму чтению Правительство подготовило свои поправки к законопроекту. Оно предлагает изменить правила продления содержания под стражей, но с целью сохранения тайны следствия обязать следователей указывать в направляемом в суд ходатайстве не перечень своих планируемых действий по делу, а только «данные, свидетельствующие о необходимости производства следственных и иных процессуальных действий».

Также законопроект ВС предлагал закрепить в УПК РФ нормы, аналогичные разъяснениям о недопустимости заключения под стражу бизнесменов, привлекаемых по «предпринимательским» статьям, которые ВС РФ дал судам осенью 2016 г. Документ конкретизировал, какие преступления относятся к предпринимательской сфере – например, управление имуществом, используемым для ведения бизнеса, и действия руководителей, связанные с осуществлением их полномочий. Ко второму чтению Правительство предлагает исключить из перечня сразу три статьи УК, по которым запрещается арестовывать бизнесменов. Речь идет о «незаконной организации и проведении азартных игр», «незаконном производстве или обороте этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», а также «незаконной розничной продаже алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции» (ст. 171.2–171.4 УК РФ).

Предложения Правительства выхолащивают саму идею ВС об обосновании причин продления срока содержания под стражей, считает советник Федеральной палаты адвокатов РФ Евгений Рубинштейн.

«Предлагаемая формулировка позволит следователям использовать словосочетания и выражения общего характера. Например: «Продление срока содержания необходимо для производства следственных действий, направленных на доказывание характера и размера причиненного преступлением вреда. Сведения о размере вреда впервые были получены от свидетеля Б., который был допрошен... в связи с чем ранее следственные действия не могли быть произведены», – рассуждает он.

По его мнению, указание на перечень планируемых и проведенных следственных действий «никак не раскрывает тайны следствия», поскольку никто не обязывает описывать их результаты и полученные доказательства, составляющие эту тайну.

Евгений Рубинштейн обратил внимание и на сокращение перечня статей УК РФ, по которым не предусмотрено заключение под стражу: от заключенных в СИЗО проще добиваться нужных показаний, полагает он.

Источник: https://iz.ru/786221/tatiana-berseneva/vs-i-pravitelstvo-razoshlis-v-arestakh
Поделиться