Лента новостей

12 апреля 2024 г.
Адвокатура готовится жить по-новому
СМИ: Как изменился Закон об адвокатуре
10 апреля 2024 г.
«Большинство граждан не обращаются в суды и мало знают о своих правах»
СМИ: В ФПА РФ рассказали о парадоксах в адвокатской практике
10 апреля 2024 г.
В статьи о мошенничестве внесены важные поправки
СМИ: Смягчены правила уголовного наказания предпринимателей

Мнения

Станислав Вахрушев
3 апреля 2024 г.
Через запрос студентов – к дополнительному профессиональному образованию
О проекте Совета молодых адвокатов АП Красноярского края «Шаг в адвокатуру»

Интервью

Адвокатура – это своего рода семья
12 апреля 2024 г.
Александр Илькун
Адвокатура – это своего рода семья
Роль женщин в адвокатуре сложно переоценить

Росгвардия представила «универсального свидетеля»

12 сентября 2019 г. 14:14

«КоммерсантЪ»: адвокаты рассказали о новой тактике ведомства


Росгвардия нарушает российское законодательство прецедентом создания «универсального свидетеля». Об этом заявили адвокаты, комментируя дело об административном правонарушении 17-летней Ольги Мисик, которая была задержана на несогласованном митинге в Москве. Сейчас комиссия по делам несовершеннолетних (КДН) рассматривает вменяемое активистке правонарушение (ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП РФ). Свидетелем на заседание КДН вместо задержавших Ольгу Мисик росгвардейцев явился юрисконсульт ведомства с доверенностью. Он зачитал письменные показания коллег, которые, по мнению советника ФПА РФ Евгения Рубинштейна, не могут быть восприняты судом или комиссией как доказательство.

В июле 2019 г. активистка была задержана по обвинению в совершении правонарушения по ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП РФ – «участие в несанкционированных собрании, митинге, демонстрации, шествии или пикетировании, повлекших создание помех функционированию объектов жизнеобеспечения…». С июля КДН Воскресенского муниципального района рассматривает дело активистки, решения пока нет.

Адвокат АП Московской области Татьяна Соломина, защитник Ольги, рассказала, что Росгвардия прислала на заседание КДН своего представителя, так называемого универсального свидетеля, чтобы тот зачитал показания за тех, кто задерживал девушку.

По словам Татьяны Соломиной, во время допроса «необходимы личные свидетельские показания». «Ни один закон не предусматривает участия универсального свидетеля на суде или комиссии, – подчеркнула госпожа Соломина. – Такая практика существует при разборе случаев ДТП, но здесь другая ситуация. Представитель Росгвардии, дававший показания за своих подчиненных, на акции не присутствовал, Ольгу не задерживал, не руководил задержанием и очевидцем событий не является. Если комиссия примет решение привлечь Ольгу к ответственности, обосновав это данными показаниями, это будет юридическим нонсенсом. Протокол еще не изготовлен, и мы не знаем, приобщены ли его показания к делу».

Начальник пресс-службы Росгвардии Юлия Афанасьева сообщила, что при рассмотрении дела Ольги Мисик «участвовал юрисконсульт правового отдела ОМОНа главного управления Росгвардии по Москве», не уточнив его имя. «Он представил членам комиссии документы, обосновывающие законность действий сотрудников, а также их письменные объяснения, – сообщается в письменном ответе пресс-службы. – Участие представителя Росгвардии в работе данной комиссии не противоречит требованиям законодательства РФ».

«Участие представителя ведомства в работе комиссии в качестве наблюдателя или консультанта действительно не противоречит закону, но использование свидетельских показаний этого представителя недопустимо, – подчеркнул советник Федеральной палаты адвокатов РФ Евгений Рубинштейн. – Такой практики (привлечения «универсального свидетеля». – Прим. ред.) нет. Законодательство РФ не предусматривает замену свидетеля третьим лицом, которое по доверенности бы рассказывало суду или комиссии об обстоятельствах, свидетелем которых оно (лицо. – Прим. ред.) не является». По словам адвоката, допрос свидетеля – то есть первоисточника – «гарантирует обвиняемому соблюдение права на защиту». «В противном случае это профанация, которая не может быть воспринята как доказательство, – считает Евгений Рубинштейн. – Если комиссия использует эти показания в качестве доказательства вины Ольги – это использование недопустимых доказательств, а значит, прямое нарушение. В таком случае возможно обжалование решения комиссии».

Источник – «КоммерсантЪ».

Поделиться