Лента новостей

17 июля 2024 г.
Принудительные работы стали заметны в судебной статистике
СМИ: Гуманизацию пенитенциарной системы подтвердят изменения не в процентах, а на порядок
15 июля 2024 г.
Подводные камни онлайн-торговли
СМИ: Истории покупок, отмененных продавцом, и позиция юристов
10 июля 2024 г.
Предварительное расследование сократят за счет интересов обвиняемых
СМИ: Идея ограничить в законе срок ознакомления с делом направлена против защиты

Мнения

Наталья Поршина
10 июля 2024 г.
Правовое воспитание и консультирование в радиоэфире
Об участии адвокатов АП Республики Мордовия в правовой рубрике на региональном радио, посвященной правовому просвещению и консультированию радиослушателей

Интервью

Юристы должны объединяться на базе адвокатуры
9 июля 2024 г.
Светлана Володина
Юристы должны объединяться на базе адвокатуры
Мы совершенно спокойно смотрим в завтрашний день: у нас такое хорошее настоящее – молодое, активное, заряженное энергией

Роботов на роль понятых пока не придумали

20 июня 2024 г. 11:48

СМИ: Адвокаты спорят о перспективах института общественного надзора за действиями правоохранителей


В адвокатуре опять идут споры о понятых. По одному мнению, они перестали исполнять функцию общественного контроля, а действия правоохранителей проще фиксировать с помощью обязательных технических средств. Другое мнение заключается в том, что этим все равно занимаются люди, а не роботы, так что цифровизация – не панацея. Жесткие решения по реанимации нынешнего института затронут системные проблемы, в частности, судопроизводства.

В адвокатуре нет споров о том, что в своем нынешнем виде институт понятых давно не обеспечивает объективной фиксации результатов следствия. По Уголовно-процессуальному кодексу (УПК), это могут быть исключительно незаинтересованные лица, однако к беспристрастности понятых больше всего вопросов.

Например, к участию в следственных действиях практически повсеместно привлекают уже почти что «штатных» понятых. Поэтому часть юристов предлагает решать проблему кардинально – вовсе отказаться от такого института, называя оптимальным решением «обязательную полную видеофиксацию всех проведенных действий». И напоминают, что еще в 2011 г. тогдашний Президент РФ Дмитрий Медведев называл понятых рудиментом прошлого. С тех пор, мол, технические возможности еще больше расширились, так что упразднение архаичного института становится делом актуальным.

Другие юристы утверждают, что проблема не в устарелости, а в том, что судьи должны перестать закрывать глаза на явные проявления формального подхода к понятым со стороны правоохранителей, а тем более – на очевидные злоупотребления. Как сказал адвокат АП Свердловской области Сергей Колосовский, проблема правоприменительной практики отнюдь не в несовершенстве процессуального закона, а в извращении его смысла исполнителями и судом. Когда в качестве понятых, к примеру, привлекают студентов-практикантов из юрвузов, желающих стать следователями и, очевидно, уже ощутивших «корпоративный дух». Или, допустим, лиц, находящихся в данный момент в помещениях правоохранителей. Не говоря уже об административно задержанных, которых лишь сугубо формально можно посчитать незаинтересованными лицами, хотя они уже буквально прямо зависимые. Напомнил Сергей Колосовский и о том, что наверняка каждый адвокат сталкивался и с серийными понятыми, кочующими из дела в дело, протоколы следственных действий по которым часто составляются вообще без их участия. Тем остается лишь подтвердить свои подписи в суде, а последний это вполне устраивает.

Таким образом, в большинстве случаев, по его словам, «понятые превращаются в бесполезный процессуальный атрибут, а порой и в свидетелей обвинения». Однако Сергей Колосовский настаивает, что их замена на обязательную видеофиксацию ситуацию принципиально не изменит. Суд точно так же будет признавать законными протоколы следственных действий, в которых видеозапись не зафиксировала важных моментов. То ли по причине некачественной съемки, то ли из-за неисправности аппаратуры, как это уже бывает и сейчас. Поэтому гораздо более целесообразным, считает он, было бы требование законодательства об обязательной фиксации действий каждого сотрудника его персональным видеорегистратором. Но при этом «участие понятых необходимо вернуть к положению до 2013 г., то есть не допускать их замены техсредствами». Не помешало бы и более четко прописать статус понятых в ч. 2 ст. 60 УПК, расширив список тех, кто не может принимать участие в контроле со стороны общества над правоохранителями. «И уж совсем идеальным изменением законодательства было бы введение запрета на участие понятого более двух дней в одном уголовном деле, или более двух следственных действий, если таковые занимают несколько дней. Однако даже самые прекрасные изменения закона не изменят фактической ситуации, если суд не будет оценивать доказательства в строгом соответствии со ст. 14 УПК, то есть толковать все сомнения в пользу обвиняемого. Допустим, в ситуациях, когда понятой не может подтвердить конкретное обстоятельство, зафиксированное в протоколе», – пояснил Сергей Колосовский.

В свою очередь, адвокат АП Воронежской области Игорь Татарович в беседе с журналистами заявил, что разговоры о необходимости отмены института понятых в уголовном процессе не могут не настораживать. Хотя бы потому, что они идут в контексте наметившейся в последние годы общей тенденции к «упрощению» судебного процесса, а фактически – систематическому выхолащиванию процессуальных норм и даже принципов, закрепленных в УПК. Что делается, конечно, в угоду стороне обвинения и правоохранительной системе. Помогает этому и законодатель, упрощая порядок совершения ряда следственных и процессуальных действий, в том числе и посредством исключения обязательного участия в них понятых. «Возникает иллюзия, что уголовный процесс слишком тяжеловесен, архаичен и формализован, дескать, не отвечает новым реалиям. И один из «анахронизмов» – это участие понятых в следственных действиях», – заметил он. Однако, напомнил адвокат, любые правила, условно говоря, «написаны кровью», в том числе и правила уголовного судопроизводства. Идея института понятых вполне здравая и совершенно понятная: необходимо обеспечить общественный контроль за правоохранительной деятельностью. Но также понятно, что «любую здравую идею можно извратить и довести до абсурда, чем в последние годы и занимаются активно наши процессуальные оппоненты». «Многие коллеги, да и я сам, могли бы привести множество примеров превращения понятых из института общественного контроля в пустую формальность», – подтвердил Игорь Татарович.

Однако, уверен он, если именно правоприменительная практика извращает данный институт, то это вовсе не означает, что тот устарел и требует отмены. По такой логике, дескать, тогда нужно отменять и прочие процессуальные институты, а в конечном итоге – и сам уголовный процесс. Что же касается использования средств видео- и фотофиксации, то они еще более формальны и субъективны, чем понятые. Закон не регламентирует достаточно применение этих инструментов, например не требует непрерывности такой фиксации и обязательности сохранения записей, не указывает на объем, источники и т.п. Часто это приводит к тому, что к протоколу прилагается некая фотография плохого качества либо справка следователя – по техническим причинам материалы не сохранились. И это никогда не влечет за собой признания подобного протокола недопустимым доказательством. Поэтому, убежден Игорь Татарович, надо думать над тем, как бороться со злоупотреблениями и, возможно, над дополнительным правовым регулированием.

Вопрос о целесообразности сохранения института понятых обсуждается давно, напомнил советник Федеральной палаты адвокатов РФ Евгений Рубинштейн. Основная дискуссия идет по поводу неэффективности их участия, необходимости сохранения «альтернативных» источников доказательственной информации и о возможности замены понятых видеофиксацией. Он подтвердил, что современное нормативное регулирование попыталось разрешить все опасения и учесть новые возможности цифровизации. Однако «последние изменения УПК в рассматриваемой части не учли проблем правоприменения, которые ведут к неэффективности института понятых, и не включили новых требований к видеофиксации». Поэтому он уверен, что пришло время для системного реформирования этого института именно в соответствии с принципом состязательности сторон. Во-первых, необходимо дать право на видеофиксации иным участникам следственного действия помимо следователя. Во-вторых, разрешить в отсутствие понятых проводить такие действия только с участием защитника обвиняемого (подозреваемого), если тот уже установлен. В-третьих, расширить требования к понятым, исключив из их числа тех, кто имеет хотя бы какое-то отношение к правоохранительным органам или зависимым от них лицам.

Адвокат АП города Москвы Андрей Гривцов считает, что нынешнее состояние института действительно можно оценить как формальное – «без реальной пользы в том виде, как она когда-то задумывалась законодателем». По закону понятой – это незаинтересованное в исходе дела лицо, привлекаемое для удостоверения хода и результатов следственного действия, но практика совсем другая. Однако и законодательное изменение, позволяющее следователям и вовсе отказаться от участия понятых, если они применяют технические средства для фиксации своих действий, по мнению эксперта, себя не оправдало. Для своего удобства они используют фотографирование, которое весь ход таких действий отразить не может. Выход Андрей Гривцов видит в ряде законодательных изменений: это запреты на участие одних и тех же лиц в качестве понятых при проведении разных следственных действий по одному и тому же делу, на привлечение в качестве понятых любых работников, включая технических, правоохранительных органов. «Возможность замены по решению следователя понятых на техсредства я бы оставил, однако указал бы, что таковыми могут быть лишь видеозаписи с полной фиксацией и хода следственных действий, и составления протокола. А проведение следственных действий без понятых или видеозаписи должно быть просто запрещено», – подчеркнул Андрей Гривцов.

Источник – «Независимая газета»

Поделиться