Видеолекции

Лента новостей

6 августа 2020 г.
Судам запретили назначать унизительные компенсации
«Независимая газета»: Институт возмещения вреда все еще остается вне законодательного регулирования
4 августа 2020 г.
Диагноз рассекретят
«Российская газета»: Родственникам пациентов разрешат получать их историю болезни
3 августа 2020 г.
Карантинная судоизоляция
«Агентство правовой информации»: Пандемия коронавируса стимулировала развитие электронных сервисов

Мнения

Никита Трубецкой
7 августа 2020 г.
Когда «двойная защита» есть, а конфликта нет
Основания назначения адвоката-дублера должны быть исключительными

Интервью

Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

Приговор без обид

28 июля 2020 г. 11:26

«Российская газета»: Кассационный суд запретил усиливать наказание по желанию потерпевших


Второй кассационный суд общей юрисдикции сделал важное разъяснение (кассационное определение № 77-451/2020): негативное мнение потерпевших о подсудимом не является отягчающим обстоятельством. В рассматриваемом деле нижестоящие суды учли мнение потерпевших о назначении осужденному наказания. Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн подчеркнул, что потерпевший не лишен возможности высказываться относительно наказания, тем не менее только и исключительно суд принимает решение.

Поводом для разъяснений стало конкретное дело. Некий гражданин Ш. еще в 2015 г. был осужден на шесть лет за мошенничество в крупном размере. Он систематически брал в долг у двух своих близких знакомых, а отдавать не собирался. В течение нескольких лет он встречался с ними то в кафе, то в торговых центрах, то в метро и брал под расписку в долг. В итоге у одного человека вытянул 1,3 миллиона рублей, у другого – 90 тысяч.

Хотя на суде он потом клятвенно заверял, что собирался отдать, но помешали жизненные трудности, есть много фактов, говорящих об обратном. Он жил на широкую ногу, гулял в ночных клубах, а жене хвастался, что очень хитрый и никому ничего не вернет. Когда друзья стали нажимать, требуя вернуть деньги, он просто перестал с ними общаться. Не отвечал на звонки, менял номера телефонов, избегал встреч. В итоге хитрость привела его на скамью подсудимых. Выйти из колонии он должен был в будущем году. Однако Второй кассационный суд сократил ему срок на полгода, а само дело включил в Обзор судебной практики с разъяснениями: мнение потерпевшего не входит в перечень отягчающих наказание обстоятельств.

«Обязанность государства обеспечивать права потерпевших от преступлений не предполагает наделение их правом определять необходимость осуществления публичного уголовного преследования», – подчеркнул кассационный суд. В данном деле нижестоящие суды учли мнение потерпевших о назначении осужденному наказания. «Как следует из протокола судебного заседания, участвовавшие в судебном заседании суда первой инстанции потерпевшие А. и Н. поддержали позицию государственного обвинителя и просили суд назначить Ш. более строгое наказание», – сообщили в кассационном суде.

Как заметил советник Федеральной палаты адвокатов РФ Евгений Рубинштейн, у потерпевшего в уголовном процессе достаточно большой объем полномочий. «В связи с этим он является активным участником уголовного судопроизводства и в некоторых случаях может влиять на его результат, – сказал адвокат. – Закон не предусматривает необходимости учета мнения потерпевшего в части определения вида и размера наказания. Естественно, это не означает, что потерпевший лишен возможности высказывать свое мнение относительно наказания. В прениях сторон потерпевшие достаточно часто выступают по этим вопросам. Между тем у суда нет обязанности назначать именно то наказание, которое просит потерпевший. Только и исключительно суд решает все вопросы наказания».

Источник – «Российская газета».


Поделиться