Лента новостей

31 марта 2020 г.
Залог в российских судах не прижился
«Независимая газета»: На один случай внесения денег за свободу приходится 1200 решений об аресте
30 марта 2020 г.
Государственный LegalTech
«Агентство правовой информации»: о Едином государственном портале правового просвещения ‎и бесплатной юридической помощи
30 марта 2020 г.
Осужденных направят в «места, не столь отдаленные» от дома
«Профиль»: Российским заключенным разрешат перебраться ближе к родным

Мнения

Елена Цыпина
27 марта 2020 г.
Необходимая информация для врачей и юристов
Об итогах научно-практической конференции «Врач: право на защиту»

Интервью

Есть только сегодня и сейчас
6 марта 2020 г.
Светлана Володина
Есть только сегодня и сейчас
В новом выпуске «Тараборщины» Светлана Володина ответила на вопросы автора и ведущего проекта – адвоката Дмитрия Тараборина

Правила жизни Евгения Семеняко

16 декабря 2014 г. 16:33

"Право.Ru" рассказывает об известных юристах их же словами из публичных выступлений


О профессии адвоката в России

Во многих странах все, кто занимается юридической практикой, начинают ее с профессии адвоката, что является своеобразной прививкой от неуважения к адвокатской профессии, пренебрежения интересами защиты и равенством сторон. Я думаю, что рано или поздно мы тоже к этому придем. Занятие адвокатурой – наиболее реальное начало юридической карьеры, а ее венец – судейское кресло. Так считают в мире. А у нас редкий адвокат может пробиться даже в мировые судьи.

Адвокатура никогда не была любимой дочерью правосудия и тем более исполнительной власти. Вообще адвокатуре в России, надо сказать, не очень везло. Ни одно из поколений адвокатов не могло похвастаться доброжелательным к себе отношением со стороны государственных органов.

Я в адвокатской профессии с 1971 года, пять лет был судьей и хорошо помню, какую роль тогда отводили адвокату в судебном процессе. И судьи, и прокуроры, и следователи воспринимали адвоката как "терпимое зло". По целому ряду уголовных дел с политическим окрасом, например, диссидентских, адвокат не только был лишен возможности выступать в защиту обвиняемых, но и должен был заявить суду о том, что вместе со всем советским народом осуждает злостные деяния отщепенцев и просит снисхождения к ним лишь в силу профессиональных обязанностей. Иная позиция была чревата удалением из профессии.

К сожалению, обывательское представление о том, что адвокат, как когда-то выразился один наш очень знаменитый писатель, это купленная совесть, идет по пятам за адвокатской профессией. Правда, так человек имеет склонность рассуждать до тех пор, пока ситуация не заставит прибегнуть к услугам адвоката. И тогда обычно в 99% случаев отношение к представителям этой профессии меняется кардинально. Потому что человек понимает, что ему не устоять против этой машины, которая на него, извините, катит в виде следователей, которые уже давно решили, что он виноват.

В центре профессиональной деятельности адвоката стоит не вообще некий государственный интерес, некая забота вообще о безопасности, а стоит конкретный человек. И чем адвокат моральнее, тем, мне кажется, он более соответствует нашей профессии.

Адвокатура не может быть оазисом. Она – элемент нашей реальности, существующий рядом с судебной системой, которая отнюдь не приобрела тех качеств, которые очень хотелось бы, чтобы она имела.

Об адвокатской "монополии"

В дореволюционный период существовало правило: человек, не имеющий юридического образования, но по тем или иным причинам считающий, что он может выступать в защиту интересов своих родственников, и знакомых (если они конечно готовы были его в таком качестве признавать), мог оплатить так называемое свидетельство при суде при подтверждении определенных в том числе и нравственных свойств и качеств, и это оплаченное свидетельство позволяло ему не более пяти раз в год сходить по делам таких своих приятелей, родственников и знакомых. Это было единственное исключение из общего правила. Даже 150 лет назад считали, что нельзя допускать беспредел в этой области.

Мы практически единственная страна в Европе, в которой помимо адвокатов юридическую помощь могут оказывать и индивидуальные предприниматели, и люди, не имеющие вообще юридического образования. В результате наряду с адвокатами, которые сдают квалификационные экзамены и несут ответственность за качество своей работы, практикуют люди, утверждающие, что они "решают любые вопросы".

Мне кажется, что в отношении к притязаниям адвокатов на адвокатскую монополию есть много недопонимания. На самом деле, частично такая монополия уже существует, и ни у кого не возникает и тени сомнения, что это правильно. Ведь наше уголовно-процессуальное законодательство рассматривает адвоката в качестве единственного юриста, который может брать на себя функции защитника в уголовном судопроизводстве как на предварительном следствии, так и в суде. И это является благом для людей, попавших под суд или под следствие.

Заметьте, мы говорим о "монополии" адвокатуры на судебное представительство. Это важно, потому что сейчас много спекуляций на тему "адвокаты все хотят прибрать к рукам". Да ничего подобного! Помимо адвокатов остаются и корпоративные юристы, и наша позиции не заключается в том, чтобы их принудительно сделать адвокатами. Кстати, мы постоянно имеем дело с тем, что какая-то часть юристов предприятий по тем или иным соображениям пополняют нашу корпорацию. Если это происходит, значит, все-таки возможно и такое развитие ситуации, когда какая-то часть корпоративных юристов сочтет для себя нормальным иметь еще и статус адвоката.

Меня могут упрекнуть в лоббировании этой темы [адвокатской "монополии"]. При решении любого назревшего вопроса всегда находятся люди, которых существующее положение дел устраивает на сто процентов. Но возникает вопрос: должно ли это устраивать тех, кто отвечает за правильную организацию процесса в этой области? А также тех, кто в этой области работает, и не хотел бы выглядеть профессионально униженным? Представьте себе – некий юрист, в свое время по недосмотру приобретший статус адвоката, в конце концов "доработался" до того, что был изгнан из сообщества. Вы знаете, я думаю, что в сегодняшней ситуации представитель этой случайной для нашей профессии публики будет огорчаться до утра следующего дня. Утром он обнаружит, что на самом деле нет никаких препятствий для того, чтобы заниматься тем же – облапошиванием легковерных людей под видом юридической помощи. И делать это абсолютно безнаказанно, поскольку теперь он не связан стандартами адвокатской профессии, его деятельность свободна от контроля со стороны корпоративных органов. Необходимо не просто монополия адвокатуры, а необходима монополия профессионала.

Раньше представители судейского сообщества скептически относились к мнению, что адвокатскую монополию в уголовном судопроизводстве следует распространить еще и на арбитражный процесс. Но сегодня позиция судей иная. Они хотят, чтобы в процессах участвовали профессионалы. Если сказать, не лукавя, – наелись судьи общением с непрофессионалами в судебных заседаниях. Это картина печальная не только с точки зрения профессиональных юристов. Это еще и огромный ущерб для спорящих сторон, который не всегда можно зафиксировать.

         Подробнее


Поделиться