Лента новостей

18 мая 2022 г.
Судебный процесс на дистанции
«Российская газета»: Минюст предложил разрешить допрос в судах свидетелей по видеосвязи
28 апреля 2022 г.
«Регулировать нужно не принуждая, создавая предпосылки для комфортного развития»
РАПСИ: Вице-президент ФПА РФ Елена Авакян рассказала о перспективах электронного документооборота и о новациях в области цифрового права
28 апреля 2022 г.
Юристы пришли на помощь
«Российская газета»: Правовые консультации получили около 40 тысяч жителей, эвакуированных из ДНР и ЛНР

Мнения

Акиф Бейбутов
27 мая 2022 г.
БЮП по закону и Положению о помощи pro bono
Адвокаты Республики Дагестан осуществляют большой объем работы по оказанию бесплатной юридической помощи населению и предпринимателям

Интервью

Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
20 мая 2022 г.
Юрий Пилипенко
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
Благодаря Закону об адвокатской деятельности соблюден баланс между интересами адвокатуры и общефедеральными ценностями

По приговору знакомых

28 декабря 2021 г. 12:46

«Агентство правовой информации»: Прокуратура отказалась перепроверять вынесшего вердикт присяжного


Третий кассационный суд принял решение, что прокуратура обоснованно отказалась инициировать пересмотр вступившего в силу приговора из-за неподтвержденных нарушений при отборе присяжных. Несмотря на то, что один из них отрицательно ответил на вопрос о знакомстве с обвиняемым, но при этом выяснилось, что они учились вместе в школе. Советник ФПА РФ Сергей Насонов отметил, что близкие и родственники не могут участвовать в рассмотрении дела, однако сам по себе факт знакомства не создает основания для мотивированного отвода.

Иск против надзорного органа подал Дмитрий Долгобородов. Как член группировки, получившей название «кандалакшская банда», в 2015 г. он был осужден за убийства, разбой, бандитизм и другие тяжкие преступления к 20 годам лишения свободы в колонии строгого режима. «Вердиктом присяжных заседателей установлены конкретные фактические обстоятельства, свидетельствующие о том, что Долгобородов, Долгополов и Сакович, объединившиеся в организованную группу для совершения преступлений, вступили между собой в сговор на незаконное приобретение, хранение, ношение и использование огнестрельного оружия для целей банды», – отмечалось в приговоре Мурманского областного суда.

В апелляционной жалобе осужденный указал на нарушения, допущенные при формировании коллегии присяжных. Так, кандидат под номером 13 (гражданин Ш.), по утверждению Дмитрия Долгобородова, отрицательно ответил на вопрос о знакомстве с обвиняемыми и наличии специальных познаний в области оружия. Тогда как этот присяжный в течение десяти лет обучался с ним в одной школе и некоторое время они находились в дружеских отношениях. Кроме того, работая в охране Книжегубской ГЭС, «народный судья» по роду своей работы пользуется оружием, а следовательно, имеет познания в данной области. Также заявитель жаловался на давление, которое оказывали на присяжных публикации в средствах массовой информации. Но апелляционная коллегия отклонила эти доводы, так как согласно протоколу спорные вопросы кандидату не задавались, а указанные обстоятельства «сами по себе не являются препятствием для осуществления полномочий присяжного заседателя».

«Судебной коллегией не установлено нарушений закона при формировании коллегии присяжных заседателей и не имеется оснований полагать, что она являлась тенденциозной в результате влияния на нее средств массовой информации, склонности ее членов к принятию решения в пользу потерпевшего или по иным основаниям», – заключил Верховный Суд России. Легитимность приговора поддержал и президиум высшей инстанции.

Через четыре года после вступления приговора в законную силу отбывающий наказание осужденный обратился в прокуратуру Мурманской области, вновь настаивая на незаконности формирования коллегии присяжных и требуя принести очередное кассационное представление. Надзорный орган перепроверил протоколы начавшихся еще в 2014 г. заседаний и удостоверился, что вопросов относительно обучения в одной школе с Дмитрием Долгобородовым и пользования оружием кандидату под номером 13 не задавалось. Не усмотрев нарушений, прокуратура отклонила требования заявителя.

Суд, в который обратился не согласный с таким отказом осужденный, пришел к выводу, что в установленный срок истцу был дан исчерпывающий ответ. Фактически заявитель выражал несогласие с оценкой доказательств судом первой и второй инстанций, что уже было перепроверено Верховным Судом России.

«Права и законные интересы Долгобородова прокуратурой Мурманской области нарушены не были. Доводы, приведенные заявителем в обращении, свидетельствуют о фактическом его несогласии с содержанием ответа», – констатировали служители Фемиды.

Мурманский областной суд поддержал это решение. Не усмотрела оснований для пересмотра дела и кассационная коллегия.

Отметим, что согласно действующему Уголовно-процессуальному кодексу РФ, при формировании коллегии присяжных каждая сторона имеет право проводить опрос кандидатов – задавать вопросы, которые связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в рассмотрении уголовного дела. После этого адвокаты и прокуратура могут заявить как мотивированные, так и немотивированные отводы. Ложные ответы являются основанием для отмены принятого на основании такого вердикта приговора и пересмотра всего дела с новым составом жюри присяжных.

 Советник Федеральной палаты адвокатов Сергей Насонов пояснил, что в ходе опроса кандидатов в присяжные заседатели председательствующий и стороны могут выяснять у них, знакомы ли они с подсудимым или состоят ли они в родственных отношениях.

«Близкие или иные родственники не могут участвовать в рассмотрении дела. В свою очередь, сам по себе факт знакомства не создает основания для мотивированного отвода. Но судья каждый раз выясняет степень такого знакомства, частоту общения и иные обстоятельства. Выявив у этого кандидата наличие личного интереса к исходу дела, председательствующий может его исключить из состава жюри. Кроме того, любая сторона вправе заявить таким кандидатам немотивированный отвод. Если вопрос о знакомстве с подсудимым не задавался, оснований для отмены приговора нет», – говорит Сергей Насонов.

Источник – «Агентство правовой информации».

Поделиться