Лента новостей

28 ноября 2022 г.
Судебный успех лишился гонорара
«Агентство правовой информации»: Адвокаты вправе получать с доверителей «премию» за победу в споре, но не могут взыскивать ее с проигравшей стороны
24 ноября 2022 г.
Трудный выбор
«Профиль»: Порядок усыновления детей ужесточат
22 ноября 2022 г.
Не может быть принят в нынешнем виде
«Интерфакс»: В ФПА призвали немедленно выдавать полный текст приговора при его частичном оглашении

Мнения

Ирина Прищепова
2 декабря 2022 г.
Создавать новые, более высокие стандарты работы с доверителем
Молодые адвокаты предлагают идеи и проекты, направленные на повышение престижа и ценности адвокатуры в глазах граждан

Интервью

Автоматизированная система позволяет справедливо распределять дела по назначению между адвокатами
2 декабря 2022 г.
Александр Амелин
Автоматизированная система позволяет справедливо распределять дела по назначению между адвокатами
Суды республики первыми оперативно включились в работу КИС АР, показав хороший пример органам следствия и дознания

По приговору знакомых

28 декабря 2021 г. 12:46

«Агентство правовой информации»: Прокуратура отказалась перепроверять вынесшего вердикт присяжного


Третий кассационный суд принял решение, что прокуратура обоснованно отказалась инициировать пересмотр вступившего в силу приговора из-за неподтвержденных нарушений при отборе присяжных. Несмотря на то, что один из них отрицательно ответил на вопрос о знакомстве с обвиняемым, но при этом выяснилось, что они учились вместе в школе. Советник ФПА РФ Сергей Насонов отметил, что близкие и родственники не могут участвовать в рассмотрении дела, однако сам по себе факт знакомства не создает основания для мотивированного отвода.

Иск против надзорного органа подал Дмитрий Долгобородов. Как член группировки, получившей название «кандалакшская банда», в 2015 г. он был осужден за убийства, разбой, бандитизм и другие тяжкие преступления к 20 годам лишения свободы в колонии строгого режима. «Вердиктом присяжных заседателей установлены конкретные фактические обстоятельства, свидетельствующие о том, что Долгобородов, Долгополов и Сакович, объединившиеся в организованную группу для совершения преступлений, вступили между собой в сговор на незаконное приобретение, хранение, ношение и использование огнестрельного оружия для целей банды», – отмечалось в приговоре Мурманского областного суда.

В апелляционной жалобе осужденный указал на нарушения, допущенные при формировании коллегии присяжных. Так, кандидат под номером 13 (гражданин Ш.), по утверждению Дмитрия Долгобородова, отрицательно ответил на вопрос о знакомстве с обвиняемыми и наличии специальных познаний в области оружия. Тогда как этот присяжный в течение десяти лет обучался с ним в одной школе и некоторое время они находились в дружеских отношениях. Кроме того, работая в охране Книжегубской ГЭС, «народный судья» по роду своей работы пользуется оружием, а следовательно, имеет познания в данной области. Также заявитель жаловался на давление, которое оказывали на присяжных публикации в средствах массовой информации. Но апелляционная коллегия отклонила эти доводы, так как согласно протоколу спорные вопросы кандидату не задавались, а указанные обстоятельства «сами по себе не являются препятствием для осуществления полномочий присяжного заседателя».

«Судебной коллегией не установлено нарушений закона при формировании коллегии присяжных заседателей и не имеется оснований полагать, что она являлась тенденциозной в результате влияния на нее средств массовой информации, склонности ее членов к принятию решения в пользу потерпевшего или по иным основаниям», – заключил Верховный Суд России. Легитимность приговора поддержал и президиум высшей инстанции.

Через четыре года после вступления приговора в законную силу отбывающий наказание осужденный обратился в прокуратуру Мурманской области, вновь настаивая на незаконности формирования коллегии присяжных и требуя принести очередное кассационное представление. Надзорный орган перепроверил протоколы начавшихся еще в 2014 г. заседаний и удостоверился, что вопросов относительно обучения в одной школе с Дмитрием Долгобородовым и пользования оружием кандидату под номером 13 не задавалось. Не усмотрев нарушений, прокуратура отклонила требования заявителя.

Суд, в который обратился не согласный с таким отказом осужденный, пришел к выводу, что в установленный срок истцу был дан исчерпывающий ответ. Фактически заявитель выражал несогласие с оценкой доказательств судом первой и второй инстанций, что уже было перепроверено Верховным Судом России.

«Права и законные интересы Долгобородова прокуратурой Мурманской области нарушены не были. Доводы, приведенные заявителем в обращении, свидетельствуют о фактическом его несогласии с содержанием ответа», – констатировали служители Фемиды.

Мурманский областной суд поддержал это решение. Не усмотрела оснований для пересмотра дела и кассационная коллегия.

Отметим, что согласно действующему Уголовно-процессуальному кодексу РФ, при формировании коллегии присяжных каждая сторона имеет право проводить опрос кандидатов – задавать вопросы, которые связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в рассмотрении уголовного дела. После этого адвокаты и прокуратура могут заявить как мотивированные, так и немотивированные отводы. Ложные ответы являются основанием для отмены принятого на основании такого вердикта приговора и пересмотра всего дела с новым составом жюри присяжных.

 Советник Федеральной палаты адвокатов Сергей Насонов пояснил, что в ходе опроса кандидатов в присяжные заседатели председательствующий и стороны могут выяснять у них, знакомы ли они с подсудимым или состоят ли они в родственных отношениях.

«Близкие или иные родственники не могут участвовать в рассмотрении дела. В свою очередь, сам по себе факт знакомства не создает основания для мотивированного отвода. Но судья каждый раз выясняет степень такого знакомства, частоту общения и иные обстоятельства. Выявив у этого кандидата наличие личного интереса к исходу дела, председательствующий может его исключить из состава жюри. Кроме того, любая сторона вправе заявить таким кандидатам немотивированный отвод. Если вопрос о знакомстве с подсудимым не задавался, оснований для отмены приговора нет», – говорит Сергей Насонов.

Источник – «Агентство правовой информации».

Поделиться