Видеолекции

Лента новостей

9 июля 2020 г.
«Царицу» лишают «трона»
«Российская газета»: При обвинениях в тяжких преступлениях признание не будет главным аргументом
8 июля 2020 г.
Банкроты без суда
«Профиль»: Для граждан упростится путь к банкротству
8 июля 2020 г.
Дело, которого нет
«Сфера»: как в России ведут уголовные дела «без тела»

Мнения

Никита Трубецкой
9 июля 2020 г.
Злонамеренных нарушений прав не выявлено, но системные проблемы есть
Анализ практики отказов от назначенных адвокатов в Ставрополье

Интервью

Если не знаешь, как поступить, – поступай по закону
29 июня 2020 г.
Сергей Пашин
Если не знаешь, как поступить, – поступай по закону
Адвокат должен работать с полной самоотдачей, опираясь на нормы права

Неприкосновенные присяжные

15 января 2019 г. 12:45

ВС за первую половину прошлого года пересмотрел 26 обвинительных и 13 оправдательных приговоров, вынесенных на основе вердикта жюри присяжных


Судьи должны ограждать присяжных от стороннего воздействия, а любые жалобы на оказываемое давление должны расследоваться. К такому выводу пришел Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Советник ФПА РФ Сергей Насонов указал, что Постановление ЕСПЧ затрагивает острую проблему российского правоприменения, связанную с достаточностью процессуальных гарантий обеспечения беспристрастности рассматривающего уголовное дело суда.

Потусторонние советы

Жалобу в Страсбург подал бывший житель Алтайского края Алексей Никотин. Его и еще трех друзей региональные средства массовой информации сравнивали с так называемой Кущевской бандой, действующей при попустительстве правоохранительных органов и терроризировавшей село Зональное.

Коллегия присяжных в мае 2012 года признала четырех подсудимых виновными. Обжалуя вынесенный приговор, адвокаты осужденных указывали на оказываемое на присяжных заседателей незаконное воздействие и нарушения принципа состязательности. Верховный Суд России подтвердил, что в «заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым Алтайский краевой суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела». В то же время сам приговор отменили из-за противоречивых ответов членов жюри на ряд вопросов.

При повторном рассмотрении один из присяжных сообщил судье о неоднократных разговорах с матерью погибшего, которая сообщила ему о ранее вынесенном обвинительном приговоре и рекомендовала поискать информацию в интернете. Старшина коллегии отрицала осведомленность о таких контактах. По указанию председательствующего Владимира Городова служба судебных приставов провела проверку. Из представленного отчета следовало, что присяжные не жаловались на вмешательство со стороны и не обращались по вопросам безопасности, а во время заседаний и в отведенной комнате находились под неусыпным контролем приставов. Не усмотрев нарушений, судья принял вынесенный коллегией обвинительный вердикт и приговорил Алексея Никотина к 19 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

В апелляционной жалобе адвокаты осужденных вновь заявили об оказываемом на заседателей давлении, факте сообщения им потерпевшей негативных сведений о подсудимых, что привело к предубеждению об их виновности. Но Верховный Суд России также отверг эти доводы: «Из имеющихся в деле материалов усматривается, что какого-либо давления на присяжных заседателей до вынесения ими вердикта потерпевшей не оказывалось», – заключила высшая инстанция.

Проверяй, не доверяй

Европейский суд по правам человека отказался оценивать фактические обстоятельства – подтверждать соответствие действительности сделанного одним из присяжных заявления о состоявшемся разговоре с потерпевшей. Но страсбургские служители Фемиды сочли такое заявление «достаточно серьезным, чтобы требовать рассмотрения». В деле Алексея Никотина российский судья Владимир Городов, по мнению ЕСПЧ, не проявил должного рвения и не предпринял всех мер, «чтобы развеять сомнения относительно реальности и характера утверждений заявителя». «Только допрос присяжных мог бы пролить свет на характер сообщений, если таковые имеются, и на то влияние, которое они могли бы оказать. Письмо судебного пристава не позволяет определить эффективность расследования, проведенного его службой», – констатировал Европейский суд.

Подтвердив факт нарушения прав Алексея Никотина на беспристрастное судебное разбирательство, ЕСПЧ отказался выплачивать ему денежную компенсацию причиненного морального вреда. Принятое в Страсбурге решение согласно действующему Уголовно-процессуальному кодексу РФ является основанием для пересмотра приговора по новым обстоятельствам.

Справка

В минувшем году областные, краевые и приравненные к ним суды с участием присяжных заседателей ежемесячно рассматривали около 18 уголовных дел. В отношении 87% подсудимых были вынесены обвинительные, 13% – оправдательные вердикты. Верховный Суд России за первую половину года пересмотрел 26 обвинительных и 13 оправдательных приговоров, вынесенных на основе вердикта жюри присяжных. При рассмотрении дел профессиональными судьями виновными признается в среднем 77%подсудимых.

С 1 июня 2018 г. уголовные дела по отдельным категориям преступлений с участием присяжных рассматривают районные суды. За семь месяцев районными судами Москвы было вынесено семь обвинительных и шесть оправдательных приговоров.

Сергей Насонов, советник Федеральной палаты адвокатов прокомментировал решение ЕСПЧ.

«Постановление Европейского суда затрагивает острую проблему российского правоприменения, связанную с достаточностью процессуальных гарантий обеспечения беспристрастности рассматривающего уголовное дело суда.

В настоящее время проверка заявлений о незаконном воздействии на присяжных заседателей, помимо собирания разного рода письменных справок, преимущественно сводится к получению неких “суррогатов” показаний. Они не имеют никакой формы, хотя бы в минимальной степени гарантирующей достоверность информации. Опрашиваемые присяжные не предупреждаются об уголовной ответственности за лжесвидетельство, нередко подобный опрос подменяется фабрикацией неких якобы пришедших в суд от заседателей писем и так далее.

Причем сама эта проверка часто проводится во внепроцессуальном режиме, за рамками предусмотренной Уголовно-процессуальным кодексом РФ формы судебного разбирательства. Так, по делу Никотина председательствующий обратился к службе судебных приставов уже после вынесения приговора.

В практике имели место случаи поручения подобной проверки органам предварительного расследования еще до вынесения присяжными вердикта, что является прямым вмешательством в отправление правосудия.

Представляется, что если сведения о незаконном воздействии на присяжных будут выявлены до вынесения ими вердикта, их проверка должна осуществляться путем обязательного опроса самих присяжных в процессуальном режиме рассмотрения вопросов права, то есть с удалением остальных членов коллегии из зала. Результаты подобного выяснения обстоятельств подлежат внесению в протокол, что в дальнейшем позволит проверить их в апелляционной инстанции. Если же факт воздействия будет подтвержден, заседатель может отстраняться председательствующим от дальнейшего участия в рассмотрении дела.

В ситуации, когда данные о незаконном воздействии выявились после вынесения вердикта, на наш взгляд, следует производить допрос присяжных заседателей непосредственно в суде апелляционной инстанции».

Источник:http://legalpress.ru/view/1773
Поделиться