Лента новостей

1 октября 2020 г.
Упрощается получение гражданства
«Российская газета»: Законодатель посчитал, что получать вид на жительство у собственных детей неправильно
29 сентября 2020 г.
Pro bono: мифы и страхи в России
«Сфера»: Об опыте юристов, практикующих pro bono
28 сентября 2020 г.
Полиция заплатит
«Российская газета»: Суд взыскал с МВД компенсацию за незаконный обыск у адвоката

Мнения

Анна Здановская
25 сентября 2020 г.
Псковские адвокаты активно работают с молодежью
Адвокатская палата региона реализует ряд проектов по правовому просвещению молодежи и студентов

Интервью

Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

Кто во что юрист: вузы, бизнес и адвокаты поспорили о юридическом образовании

4 декабря 2015 г. 11:25

Бизнес, вузы и адвокаты задумались над проблемами юридического образования в России. Что мешает качественному преподаванию, вредна или полезна практикоориентированность и как отделить юристов от "обладателей юридических дипломов", обсудили они на пресс-конференции, организованной Федеральной палатой адвокатов РФ.


Бизнес, вузы и адвокаты задумались над проблемами юридического образования в России. Что мешает качественному преподаванию, вредна или полезна практикоориентированность и как отделить юристов от "обладателей юридических дипломов", обсудили они на пресс-конференции, организованной Федеральной палатой адвокатов РФ.

Лицо современного юриста

Непрактикующий заочник из филиала – таков, судя по статистике, современный молодой российский юрист. "Типичный студент-юрист учится платно на заочном отделении в специализированном юридическом или непрофильном гуманитарном вузе, который находится в региональном центре и в равной степени может быть государственным или негосударственным, филиалом или головным вузом", подтверждает исследование Института проблем правоприменения при Европейском Университете в Санкт-Петербурге ("Исследование: кто и как сегодня учит будущих юристов"). Это и верно, и неверно одновременно: статистическая правда ни в коей мере не соответствует картине в ведущих вузах страны, настаивает Александр Голиченков, декан Юридического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. "Юробразование как осетрина – второй свежести не бывает", – сравнил Голиченков, юридическое образование или есть, или его нет вовсе, а вузы, дающие хорошую подготовку, и заведения, выдающие юридические дипломы, следует четко разделять. Чтобы почувствовать разницу, достаточно взглянуть на показатели: проходной балл в ведущие юрвузы выше на 10-15, чем в среднем по стране, а процент трудоустройства выпускников в том же МГУ колеблется в промежутке 80-97 процентов, что также значительно выше, чем среднестатистические 63,6 процента. Неприменимы к вузам-лидерам оказываются и общие стандарты, считает Голиченков.

Усредненные представления о подготовке юристов не только искажают положение дел в группе лидеров российского юробразования, но и способны стать источником новых проблем: все рекомендации вырабатываются для большинства и оказываются мало применимы к главным "кузницам кадров", в итоге лишь мешая им работать. "Не надо лечить пациента, если он здоров", – резюмирует Голиченков положение в ведущих юрвузах страны, подчёркивая, что основной задачей реформ образования должна стать ориентация на лучших. Надо выделить и развить хорошее, а не стремиться к универсальному подходу для всех, считает декан юридического факультета МГУ.

В целом же конкурентоспособная образовательная сеть в России сформирована, и входят в нее ведущие вузы страны, считает Голиченков: МГУ, МГЮА, РУДН и другие столичные вузы, а также ряд вузов в регионах – например, Томский госуниверситет. Лидеров признают и на юррынке: ранее в кадровых компаниях Право.ru подтверждали, что предпочтение работодатели отдают выпускникам именно этих вузов. Те же вузы упомянули в числе лучших и читатели Право.ru (Лучшим юрвузом в стране читатели "Право.ru" считают МГЮА).

Хороших юристов в России достаточно, соглашается с ним президент Федеральной палаты адвокатов РФ Юрий Пилипенко. За последние 10 лет в адвокатуру, общая численность которой около 75 000 человек, приняли около 15 000 человек, рассказал он. Все эти люди отличаются не только уверенностью в собственных знаниях, но и самоотверженностью, считает глава ФПА – ведь в профессии адвоката о фиксированном заработке говорить не приходится и рассчитывать надо только на свои знания и опыт.

Тем не менее, цифра уже не выглядит такой значительной, если вспомнить, что за последние 20 лет юридическое образование в России получили порядка 2 млн человек, из которых работали по специальности – судьями, нотариусами, адвокатами, следователями, сотрудниками прокуратуры, для которых профильный диплом обязателен – в 2012 году только 300 000 человек. Можно предположить, что многим юробразование нужно лишь "для корочки" – о чём косвенно свидетельствует и статистика. В России получить диплом юриста можно в 947 вузах и филиалах. Всего же, по данным Минобрнауки на новый учебный год, в стране работают 950 государственных и негосударственных высших учебных заведений, которые имеют около 1300 филиалов. При таком числе желающих выдать диплом о юробразовании говорить о качестве не приходится, согласны участники пресс-конференции.

Действия Минобрнауки России, в котором заявили о намерении полностью убрать преподавание юриспруденции в филиалах вузов и оставить юридические факультеты только в опорных университетах, пользуется популярностью в профессиональном сообществе. Поможет готовить более качественных специалистов и общественно-профессиональная аккредитация юрвузов, которую с 2012 года совместно проводят Ассоциация юристов России, Минобрнауки и Рособрнадзор. О важности аккредитации говорил Виктор Блажеев, председатель Ассоциации юристов России, ректор Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), подчеркнувший преимущества общественно-профессиональной аккредитации – независимость экспертизы и менее формальный подход к делу. По данным на февраль 2015 года ее получили 138 вузов (факультетов и филиалов), а на сегодняшний день, после завершения первого этапа аккредитации, ее получили лишь 149 вузов, рассказал Блажеев.

Проблемы из Европы и вопросы стандартов

И у хороших вузов могут возникнуть проблемы. Одна из них связана с болонской системой образования. "После бакалавриата мы получаем юриста-недоучку, – сетует Пилипенко, – а в магистерскую программу теоретически могут прийти специалисты из любой отрасли". В итоге выпускник магистратуры будет тоже обладать весьма поверхностными знаниями в юридической области, оказавшись очередным "специалистом с дипломом", но никак не юристом.

Нельзя однозначно констатировать пользу подготовки специалистов в ведомственных вузах. В профессиональном плане они, возможно, и выигрывают, но связи в социуме тоже имеют значение – а их в узкоспециализированном ведомственном вузе они весьма ограничены, говорит Юрий Пилипенко. По его мнению, ведомственное образование оптимально получать на уровне магистратуры. Согласен с таким подходом и Виктор Блажеев. На уровне бакалавриата юристов должны готовить хорошие юрвузы, а в магистерские программы надо добавить профильную составляющую, считает он – такой подход поможет существенно повысить качество образования.

Практика, этика и самодостаточность

Хороший юрист невозможен без практики, согласились все участники пресс-конференции, организованной Федеральной палатой адвокатов, подтвердив: теория без практики – деньги на ветер.

Но выпускник, имеющий опыт практической работы – это не только продукт хорошей вузовской программы. Необходимо взаимодействие университетов и представителей бизнеса, для которого и будет подготовлен специалист. "Подготовка практикоориентированного студента – это не только право и обязанность вуза, но и право и обязанность работодателя", подчеркнул Голиченков.

На деле же вузы часто сталкиваются с тем, что попытки сотрудничества попросту игнорируются, признает он. Так, из писем, разосланных более чем 60 организациям с предложениями о взаимодействии в вопросах подготовки профстандартов для корпоративных юристов, ответы пришли только от 15 компаний, причем многие письма носили скорее формальный характер, жалуется Александр Голиченков. "Сегодняшние потребители продукции (образовательных систем – ред.) не хотят трать ни время, ни деньги на "доводку" выпускника для своей конкретной организации. Подготовить выпускника для конкретной организации невозможно", – констатирует он.

Впрочем, перегибы в сторону практикоориентированного подхода тоже опасны, предупреждает Мария Абрамова, заместитель генерального директора по правовым, корпоративным и имущественным вопросам компании "Газпромнефть-Центр". Излишняя ориентация на кейсы, пришедшая с Запада, нередко мешает молодым специалистам. Если раньше юристы понимали право, а не законодательство, то сегодня этот подход, который можно было считать преимуществом российских выпускников, уходит. Темпы изменений законодательства высоки, и основное, что нужно понимать юристу – принципы построения правовой системы, считает Абрамова. "Основной вопрос, без решения которого невозможно развитие юробразования – хотим ли мы иметь юробразование как универсальное или идти по пути глубокой специализации юристов", – отмечает она. И без универсальности не обойтись, в то время как специалиста конкретного узкого направления, как соглашаются представители бизнеса, проще "вырастить" – что нередко и делают крупные компании. Если раньше на "период адаптации" уходило около двух лет, то сегодня сроки сократились, что говорит о росте качества подготовки специалистов, отметила Ольга Войтович, заместитель генерального директора по правовым вопросам, член правления компании "Интеррос".

Однако элементарных практических навыков выпускникам всё же часто недостаёт, признаёт она. "Речь не о готовом выпускнике, а о возможности приобрести универсальные навыки – написания писем, например, составления юрзаключения и другие элементарные навыки, которых у студентов нет просто потому, что их этому не учат", – говорит Войтович. Кроме того, в вузах необходимо уделять внимание профессиональной этике, отметила она: "Может, для юриста нужна аналогия клятвы Гиппократа, чтобы снизить факторы риска? Юрист ничем не связаны, сегодня они могут работать на одного клиента, а завтра, получив конфиденциальные документы, работать против него".

Нередко российским выпускникам не хватает не только практики и этики, но и уверенности в себе, говорит Войтович. Нередко время в компании уходит не на то, чтобы дать вчерашнему студенту новые знания, а на то, чтобы научить его элементарно отстаивать свою точку зрения, отмечает она. Судя по отзывам студентов, имевших возможность получить образование как в России, так и в других странах, виной этому часто оказываются особенности отношений преподавателей к студентам в российских вузах.

Качество стоит дороже

Проблема подготовки качественных специалистов упирается в недостаток квалифицированных преподавателей в юрвузах, согласились участники пресс-конференции. В преподавательском составе вузов остаются часто далеко не самые яркие студенты, признаёт Юрий Пилипенко. Александр Голиченков подтверждает: привлекательность преподавательской деятельности среди выпускников падает. Если в 2008 году 17,5% выпускников бакалавриата МГУ говорили о намерении преподавать, то в 2015 году число желающих остаться работать в вузе значительно меньше – 12,7%. Причины того, что "студенты голосуют ногами за бизнес", понятны – оплата труда преподавателя оставляет желать лучшего, и квалифицированный специалист может заработать в разы больше, работая за стенами alma mater.

Проблемы вызывает и необходимость практического опыта для преподавателей вузов. Преподавание на полставки совместителя-практика – специалиста, работающего на полную ставку в другом месте, оказывается невозможно юридически. Многие же из тех, для кого преподавательская деятельность – основная, никогда не работали "в полях" и об особенностях практической работы знают исключительно в теории. Как именно следует организовать практику – пока непонятно. Стажировкам в ФПА, отметил Пилипенко, может помешать адвокатская тайна, а прохождение практики в бизнес-структурах для преподавателей едва ли будет полезно, считают представители "Интерросса" и "Газпромнефть-Центра": их заинтересу скорее не инхаус, а адвокатура и консалтинг. Не решен и вопрос с финансированием подобных стажировок – ни бизнес, ни государство готовности оплачивать преподавательскую работу "на земле" пока не готовы. "Надо искать точки соприкосновения", – заметил в финале пресс-конференции Александр Голиченков.

Поделиться