Лента новостей

10 июля 2024 г.
Предварительное расследование сократят за счет интересов обвиняемых
СМИ: Идея ограничить в законе срок ознакомления с делом направлена против защиты
9 июля 2024 г.
Под гуманизацию попали полицейские изоляторы
СМИ: Физическое состояние задержанных граждан обязательно будут проверять
9 июля 2024 г.
РКК оказал помощь более чем 300 семьям пострадавших при теракте в «Крокусе»
СМИ: Адвокаты разъяснили механизм обращения в Российский Красный Крест

Мнения

Наталья Поршина
10 июля 2024 г.
Правовое воспитание и консультирование в радиоэфире
Об участии адвокатов АП Республики Мордовия в правовой рубрике на региональном радио, посвященной правовому просвещению и консультированию радиослушателей

Интервью

Юристы должны объединяться на базе адвокатуры
9 июля 2024 г.
Светлана Володина
Юристы должны объединяться на базе адвокатуры
Мы совершенно спокойно смотрим в завтрашний день: у нас такое хорошее настоящее – молодое, активное, заряженное энергией

Кассация не соглашается с апелляцией все чаще

12 апреля 2023 г. 13:17

СМИ: В последние годы кассационная инстанция демонстрирует стремление к исправлению судебных ошибок, допущенных на других этажах правосудия


Советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Нвер Гаспарян отметил, что кассационные суды общей юрисдикции, приступившие к работе с 1 октября 2019 г., оправдывают ожидания общества. По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ за 2021 г. и половину 2022 г., изменения и отмены вынесенных судами первой и апелляционной инстанций судебных актов по уголовным делам составили примерно 18%. По словам советника ФПА РФ Евгения Рубинштейна, если, с одной стороны, высокий процент отмен или изменений судебных актов указывает на «наличие системных проблем при рассмотрении уголовных дел судами первой и апелляционной инстанций», то, с другой стороны, тот же самый показатель свидетельствует о внимательном и вдумчивом подходе кассационных судей к жалобам участников процесса.

Кассационные суды общей юрисдикции отменяют и изменяют решения нижестоящих судей в несколько раз чаще, чем дореформенные. Недавний тому пример – решение Тамбовского облсуда оставить без изменений один из оправдательных приговоров. Это произошло после того, как кассация указала апелляционной инстанции на допущенные процессуальные нарушения при отмене такого приговора.

Кассационный суд установил именно тот факт, что при отмене апелляцией оправдательного приговора нарушения Уголовно-процессуального кодекса привели к ущемлению права гражданина на справедливое судебное разбирательство, существенно повлияв на исход дела. После такого указания облсуду пришлось исправлять апелляционные ошибки, то есть подтверждать оправдание.

Как напомнили эксперты, реформирование института кассации и проводилось с целью повысить степень независимости решений тамошних судей в тех условиях, когда они не подчиняются прямо кому-либо. С тех пор эта верхняя инстанция все чаще отменяет или изменяет приговоры, вынесенные нижестоящими судами, что, в частности, формирует единство судебной практики. Но главное, что теперь первая инстанция старается в большой степени ориентироваться на кассационную, вникает в ее требования по трактовке норм материального и процессуального права и начинает меньше зависеть от своего рода местечковой апелляции.

Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян подчеркнул, что показатель (18%) изменения и отмены вынесенных судами первой и апелляционной инстанций судебных актов по уголовным делам многократно выше, чем тот, что демонстрировали прежние кассационные инстанции, располагавшиеся в судах субъектов РФ. «Этот высокий результат демонстрирует реальное намерение выявлять ошибки в деятельности нижестоящих судов, а также нарушения, допускаемые следователями и прокурорами», – подчеркнул Нвер Гаспарян. Тысячи граждан смогли добиться справедливости – смягчения наказаний, изменения квалификации, прекращения дел и оправданий. «Наметившаяся положительная тенденция не должна меняться, кассационные суды после выхода РФ из юрисдикции ЕСПЧ должны оставаться важнейшей судебной инстанцией, куда граждане могли бы обратиться с последней надеждой на исправление ошибок», – заключил эксперт.

Статистика действительно показывает хорошие результаты работы кассации, подтвердил советник ФПА Евгений Рубинштейн. Он добавил, что проблема формального подхода нижестоящих судов к рассмотрению уголовных дел никуда не исчезла, для ее разрешения в том числе и создавались кассационные суды, в существующем виде организационно и территориально не связанные с другими.

«Хотя традиционно считается, что чем выше суд, тем опытнее судьи в нем работают, но очевидно, что ВС не смог бы “переварить” вал жалоб, поступающих из регионов. Тогда как кассационной инстанции это оказалось под силу», – подчеркнул Евгений Рубинштейн. Ее углубленный подход к доводам из жалоб тех, кто остался несогласным с решениями нижестоящих судов, позволил по некоторым вопросам и кардинально изменить процессуальную практику. Что же касается сравнения нынешней системы с предыдущей, то, по его мнению, это можно делать лишь условно, ведь суды, которые до реформы рассматривали дела в кассации, фактически были апелляцией в современном ее представлении. Сейчас, к примеру, суды кассационной инстанции рассматривают жалобы на вступившие в законную силу судебные акты в «сплошном» и «выборочном» порядке, которые принципиально отличаются друг от друга, а прежде разделения на форматы не было.

«Собственно реформа судов проверочных инстанций и стала причиной того, что увеличилось количество отмен и изменений в отношении решений нижестоящих судов. То есть государству удалось преодолеть формальный подход в виде “штамповки” постановленных судебных актов», – уверен Рубинштейн. А позднее, не сомневается он, нынешняя системная работа кассации окажет влияние и на работу апелляционной инстанции, которая, в свою очередь, начнет предъявлять повышенные требования к инстанции первичной.

Руководитель адвокатской группы «Логард» Сергей Колосовский согласился, что создание новых кассационных судов было большим прорывом по сравнению с президиумами судов субъектов РФ. При этом, заметил он, не совсем корректно мнение о большей независимости и объективности кассационных судов, основанное лишь на том, что они действуют на территории сразу нескольких регионов, а потому меньше связаны с конкретными судами: «Именно с этим связывают такой высокий показатель отмен и изменений судебных актов, однако не все так просто. Начало работы кассационных судов было связано с изменением не только системы судоустройства, но и процессуального порядка обжалования. Именно последний фактор и стал решающим для повышения качества “третьей” инстанции».

До 2019-го, напомнил Сергей Колосовский, был установлен так называемый выборочный порядок кассации. Он заключался в том, что жалобу рассматривал один судья и единолично принимал решение, передавать ли ее на рассмотрение президиума облсуда или в этом отказать. Понятно, что такое рассмотрение носило формальный и субъективный характер: авторы жалоб не заслушивались, доказательства не рассматривались, отказы в большинстве случаев были слабо мотивированы и практически не поддавались дальнейшему обжалованию. Теперь же кассационные суды применительно к приговорам и другим окончательным решениям действуют по правилу сплошной проверки. Однако, сослался Сергей Колосовский на личный опыт, и в кассации в целом сохранился пресловутый обвинительный уклон и формализм. И это неудивительно, ведь составы кассационных судов сформированы из тех же судей регионального и районного уровней, которые и принесли с собой все недостатки системы. При этом он и не уверен в том, что если бы «президиумы облсудов работали в формате сплошной кассации, то процент отмен был бы ниже». 

Источник – «Независимая газета».

Поделиться