Лента новостей

19 июля 2019 г.
Бесплатного адвоката нельзя навязывать
Конституционный Суд РФ разъяснил правила сосуществования защитников по назначению и по соглашению
17 июля 2019 г.
Экспертиза следствия прошла третье чтение
СКР окончательно получил право иметь свои экспертные подразделения
15 июля 2019 г.
Обвиняемым дали надежду на третью инстанцию
Специальные кассационные суды будут рассматривать жалобы на все приговоры

Мнения

Анастасия Тюняева
22 июля 2019 г.
Не правом едины
О турнире по пляжному волейболу среди адвокатов-2019

Интервью

О ПМЮФ, ПМЭФ и цифровизации адвокатуры
17 июня 2019 г.
Елена Авакян
О ПМЮФ, ПМЭФ и цифровизации адвокатуры
Интервью у Елены Авакян берет редактор сайта ФПА РФ Сергей Гусев

КАРТ-БЛАНШ. Независимость и доверие

17 февраля 2016 г. 12:25

Необходимо расширить компетенцию суда присяжных и устранить недостатки процедуры судебного разбирательства


Суд присяжных – великое достижение человечества, самая справедливая форма правосудия, суд народа, общественное благо, и российская адвокатура чрезвычайно заинтересована в его развитии.

Напомню, что адвокатура в нашей стране была учреждена в 1864 году, в ходе Судебной реформы Александра II, одновременно с судом присяжных. Вся слава и все величие российской присяжной адвокатуры XIX века связаны прежде всего с тем, что действовал суд присяжных, где можно было блистать умом, эрудицией, применять приемы риторики и т.д.

Тогда, кстати, компетенция суда присяжных была значительно шире, чем сейчас. В 1864–1878 годах он рассматривал дела по 410 статьям Уложения о наказаниях уголовных и исправительных (почти пятая часть статей этого закона). Это была, по сути, основная форма судопроизводства в пореформенной России. В 1873–1874 годах, например, на долю суда присяжных пришлось 75,8% всех разрешенных дел. Но его «снисходительность к преступникам» – внушительное число оправдательных вердиктов (в некоторых судах свыше 40%) – и независимость от администрации привели к тому, что принятые в 1878–1889 годах законы сократили сферу его действия. Наступила контрреформа.

При нынешней системе законодательства с участием присяжных заседателей у нас рассматривается в год от 300 до 500 дел (в 2014 году – 380, в 2015 – 500). С учетом того, что за год рассматривается примерно миллион уголовных дел, это капля в море – 0,05%. Мы знаем об обвинительном уклоне, мы понимаем, что суд присяжных и суд обычный судят по-разному. В суде присяжных, по разным оценкам, – от 10 до 20% оправданий, в обычном – около 0,8%. Присяжные заседатели независимы, они способны с одинаковым вниманием воспринимать аргументы как защиты, так и обвинения. А обычный суд нередко просто следует в фарватере следствия и обвинения, превращаясь в часть правоохранительной системы.

И сейчас, когда, по данным социологических опросов, около 90% граждан доверяют президенту страны, было бы большой ошибкой не расширить участие граждан в отправлении судебной власти в такой форме, как суд присяжных. Этот институт – важнейший способ связи между государством и обществом. Он развивает правовую культуру, представление о должном поведении, чувство гражданского долга, гражданской ответственности, гражданской позиции. Его вердиктам доверяют больше, чем приговорам обычного суда, как сами обвиняемые (от 30 до 40% обвиняемых по подсудным ему делам просят о разбирательстве с участием присяжных заседателей), так и общество в целом.

Когда по инициативе президента России суд присяжных стал развиваться в нашей стране, его компетенция была достаточно широкой. Но это начинание, очевидно, вошло в противоречие с мироощущением наших «правоохранителей», с их нежеланием повышать свой профессионализм. Столкнувшись с тем, что суды присяжных выносят оправдательные вердикты, представители обвинения оказались перед выбором: либо более тщательно собирать и фиксировать доказательства, либо постараться сузить сферу действия суда присяжных, что и произошло – ведомственный интерес подавил общегосударственный.

В каком направлении этот институт будет развиваться в дальнейшем, сейчас сложно сказать, потому что пока не подготовлен законопроект. Но есть задача, которую поставил президент страны, – расширение компетенции суда присяжных. И мы очень рассчитываем, что его действие будет распространено на многие категории дел, в том числе связанных с предпринимательством, несмотря на их сложность. Кроме того, как представляется, не стоит ограничивать сферу применения этого правового института уголовным судопроизводством. Ведь при рассмотрении многих дел в гражданских судах необходим житейский опыт представителей общества (я имею в виду, например, дела об усыновлении или о том, кем из родителей должен воспитываться ребенок).

Довод об экономической нецелесообразности расширять область его действия не выдерживает критики, потому что, во-первых, число присяжных может быть сокращено до пяти–семи (это один из названных президентом страны ориентиров), а во-вторых, по мере совершенствования технологий и высвобождения человеческих ресурсов будет открываться все больше возможностей для его развития. А значит, и с точки зрения экономики будущее – за судом присяжных.

Так что реформа в этой сфере необходима, но очень важно, что при подготовке поправок в законодательство должны быть устранены недостатки процедуры судебного разбирательства с участием присяжных заседателей. Мы, адвокаты, сталкиваемся с тем, что очень часто за счет «обыкновений», которые складываются в судебной практике и парализуют защиту, выхолащивается сама идея суда присяжных. Некоторые адвокаты шутят, что если бы сегодня в суде выступал великий Федор Плевако, его бы на 5-й минуте прервали, на 10-й предупредили, а на 15-й удалили из зала. Такова сегодня процедура, и ее необходимо скорректировать самым тщательным образом, чтобы работа адвоката в судебном процессе с участием присяжных заседателей представляла собой качественную правовую помощь, а не сводилась к «приседаниям» перед председательствующим судьей.

Источник: http://www.ng.ru/politics/2016-02-17/3_kartblansh.html

Поделиться