Лента новостей

28 сентября 2020 г.
Полиция заплатит
«Российская газета»: Суд взыскал с МВД компенсацию за незаконный обыск у адвоката
24 сентября 2020 г.
Защита без помех
«Российская газета»: Кассационный суд запретил требовать от адвоката лишние документы
18 сентября 2020 г.
В Госдуме поддержали обязанность операторов блокировать сотовые в тюрьмах
«РИА Новости»: Блокировка мобильной связи в тюрьмах РФ поможет против преступлений заключенных

Мнения

Анна Здановская
25 сентября 2020 г.
Псковские адвокаты активно работают с молодежью
Адвокатская палата региона реализует ряд проектов по правовому просвещению молодежи и студентов

Интервью

Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

Карантинная судоизоляция

3 августа 2020 г. 13:16

«Агентство правовой информации»: Пандемия коронавируса стимулировала развитие электронных сервисов


На период пандемии большинство судов в прямом смысле слова закрыло двери. Ограничительные меры сохраняются до сегодняшнего дня, причем без единого стандарта – запреты практически произвольно устанавливаются председателем каждого суда. Эксперты оценивают сложившуюся практику борьбы с коронавирусом в «дворцах правосудия» скептически. Тогда как, выступая на вебинаре Европейского суда по правам человека, председатель Совета судей России Виктор Момотов заявил, что отечественные служители Фемиды «смогли в сложной эпидемиологической обстановке не просто обеспечить доступ граждан к правосудию, но и сохранить гласность судопроизводства, создав при этом безопасные условия для всех участников процесса». По словам члена Совета ФПА РФ Елены Авакян, в целом стресс-тест в части испытания на быстроту реакции судебная система в некотором смысле не прошла, однако глобально из ситуации вышла достойно, обогатившись новыми инструментами и создав предпосылки для динамичного развития.

Весенние заморозки

Первое решение об уходе отечественной Фемиды на карантин 18 марта приняли Президиум Верховного Суда России и Совет Судей России. В очных заседаниях разрешили рассматривать только отдельные категории дел безотлагательного характера (в том числе о мерах пресечения, защите интересов несовершеннолетних и ряда других), приостановили прием и выдачу документов, ознакомление с материалами, полностью был закрыт доступ для слушателей. В свою очередь, дела в порядке приказного и упрощенного производства, не требующие вызова сторон, рассматривались в прежнем формате. Позже такой режим продлили до 11 мая.

Уже 12 мая глава Судебного департамента Александр Гусев заявил о необходимости возобновить работу служителей Фемиды в полном объеме. В Верховном Суде России в тот же день ввели обязательное использование всеми посетителями масок или респираторов и перчаток. Председателям иных судов предписали организовывать судебные заседания с учетом введенных в регионах санитарно-эпидемиологических требований, правил социального дистанцирования и использования средств индивидуальной защиты. 

При этом ни высшая инстанция, ни Судебный департамент не установили или даже не предложили временных правил посещения зданий судов. Санитарное ведомство, опубликовавшее рекомендации по защите от коронавируса в десятках отраслей (включая школы, транспорт, театры, парикмахерские, бани и другие), вторгаться в сферу правосудия также не пожелало.

Дистанционное правосудие

Альтернативным способом участия в судебных заседаниях стало использование видео-конференц-связи. До пандемии такие системы применялись крайне редко, так как действующий процессуальный закон предписывал соблюдать принцип «суд с судом». То есть участник из другого города должен был прийти в суд по месту нахождения, подтвердить полномочия и вести диалог из специально оборудованного зала. Во многих случаях такая техническая возможность отсутствовала, а участию представителей из удаленных регионов препятствовала большая разница во времени (в разгар рабочего дня в Москве суды в Сибири и на Дальнем Востоке уже были закрыты).

Проблема с коронавирусом стимулировала развитие технологий. Уже с апреля в заседаниях арбитражных судов юристы смогли участвовать с помощью своих гаджетов, подтвердив личности через Единый портал государственных и муниципальных услуг. К концу мая почти во всех арбитражах появилась и возможность ознакомления с материалами дела через интернет. В свою очередь, в отсутствие специальных технических ресурсов некоторые суды общей юрисдикции стали проводить заседания с помощью мессенджеров WhatsApp и Skype, приложений ZOOM, Vinteo и других.

С другой стороны, встает вопрос о соблюдении принципа гласности – доступ к веб-заседаниям, в том числе на специально созданной платформе «Судебный портал», имеют только авторизовавшиеся участники споров. На сайтах многих судов созданы разделы для видеотрансляции заседаний, но актуальных записей в них правозащитники не обнаружили. Санкт-Петербургский городской суд пригласил бригаду телеканала «78», которая обеспечила трансляцию резонансного слушания по делу обвиняемого в убийстве профессора Олега Соколова в социальной сети «ВКонтакте». Правда, камера показывала только подсудимого и адвоката, судья, прокурор и другие участники уголовного процесса остались за кадром.

Не всегда участники споров и иные заинтересованные лица могут найти на сайте актуальные сведения о рассматриваемых делах и вынесенных решениях. Всего в государственную автоматизированную систему (ГАС) «Правосудие», на базе которой функционируют интернет-сервисы судов общей юрисдикции, размещаются порой не более 42 процентов от общего числа разрешенных дел и только каждое пятое вынесенное решение.

Цифровая глобализация

Пандемия негативно отразилась на доступе к правосудию и его гласности практически во всем мире. Вход для публики закрыли даже Европейский суд по правам человека и Верховный суд США. В Великобритании, США, Казахстане и многих других странах прекращены заседания с участием коллегий присяжных. Парижская адвокатура отказалась предоставлять защитников по назначению, так как суды не гарантировали безопасные условия их работы.

В целом готовность служителей Фемиды к карантину зависела от внедрения новых технологий. По оценке экспертов Центра развития современного права, лидирующие позиции в процессе перевода судопроизводства в онлайн занимают Китай, Канада и Австралия, где некоторые категории споров рассматриваются в виртуальных залах и чатах. Полноценная автоматизация приказного производства осуществлена в Германии и Венгрии. Системы видео-конференц-связи используются в судах Великобритании, США, Бельгии, Венгрии, Италии, Ирландии, Нидерландов, Объединенных Арабских Эмиратов, Австралии, Сингапура и ряда других стран. В частности, американские суды через Zoom и Skype рассматривают дела по опеке, банкротствам и ряду иных категорий. 

В свою очередь, Украина, по утверждению координатора законопроектной работы Ассоциации юристов Украины, опоздала с запуском системы электронного судопроизводства. В Нидерландах часть судов оказалась не оснащена оборудованием для видеосвязи, поэтому процессы проводились по громкой телефонной связи. А во Франции судьи были наделены правом проводить заседания дистанционно без согласия подсудимого.

Член Совета Федеральной палаты адвокатов РФ Елена Авакян считает, что можно с уверенностью говорить – «процессуальный карантин» подстегнул развитие электронного правосудия. В течение двух лет оказывалось существенное сопротивление внедрению в судопроизводство этих инструментов, тогда как в новых, причем стрессовых, условиях они были апробированы буквально за два месяца, подчеркнула эксперт.

«Например, в арбитражных судах технология веб-конференций позволяет участвовать в заседаниях в любое время из любой точки мира. Она основана на установлении личности с помощью Единой системы идентификации и электронной подписи. В судах общей юрисдикции также получило распространение участие сторон судебного процесса в заседаниях с помощью видео-конференц-связи и иных систем удаленного доступа. Позиция Верховного Суда России, фактически одобрившего положение дел, будет способствовать развитию систем электронного правосудия», – рассказала адвокат.

Однако стали очевидны многие проблемы, связанные с соблюдением прав участников процесса, например, права на приватное общение адвоката с доверителем. «Особенно хочу обратить внимание на ограничение гласности процесса, в том числе невозможность участия в заседании публики, слушателей, в том числе и прессы. Эту проблему может решить тотальная онлайн-трансляция всех открытых заседаний в интернете. Но пока наша судебная система к такому уровню открытости не готова ни морально, ни технически», – посетовала Елена Авакян.

Она также не отрицает, что для ряда судов переход на дистанционные технологии оказался затруднительным, в том числе из-за ограничения технических мощностей. И эта ситуация еще более выявила большую проблему, связанную с физическим участием сторон в заседаниях в период пандемии и неготовностью судов создавать какие-либо санитарные зоны для участников процессов. «Кроме того, не были выработаны и механизмы, позволяющие приостанавливать заседания в случае выявления заболевания у кого-либо из участников процесса, объявлять перерывы или прекращать производство по таким делам», – сказала член Совета ФПА РФ.

По словам Елены Авакян, в целом стресс-тест в части испытания на быстроту реакции судебная система в некотором смысле не прошла. Однако глобально из ситуации вышла достойно, обогатившись новыми инструментами и создав предпосылки для динамичного развития, заключила эксперт.

Справка

По данным портала «Судебная статистика РФ», в 2019 г. суды рассмотрели более 28,5 млн дел, в том числе 18,8 млн гражданских и административных, 806 тысяч уголовных, 7 млн об административных правонарушениях и почти 1,9 млн арбитражных. Более половины (15,8 млн) споров разрешались без очного участия сторон – в порядке приказного судопроизводства по гражданским и административным делам и упрощенного в арбитражном суде.

Источник – «Агентство правовой информации».

Поделиться