Лента новостей

26 октября 2020 г.
Ускоренное правосудие
«Агентство правовой информации»: «Скорость рассмотрения» не может быть большей ценностью, чем соблюдение процессуальных прав сторон
22 октября 2020 г.
Глава ФПА предложил создать этический комитет по цифровизации
ТАСС: Комитет займется защитой «естественных прав человека»
21 октября 2020 г.
Распределение будущего
«Сфера»: Что ждать от цифровизации адвокатуры?

Мнения

Оксана Садчикова
28 октября 2020 г.
Учебные темы, продиктованные новыми реалиями
О проведении курса повышения квалификации адвокатов в 2020 г. в условиях пандемии коронавируса

Интервью

Современные технологии должны служить праву
26 октября 2020 г.
Валерий Лазарев
Современные технологии должны служить праву
Однако тенденции развития права в направлении «сплошной цифровизации» опасны для человека и общества

Иск от доверителя

30 июля 2020 г. 12:14

«Сфера»: Гонорар, соглашение и необоснованные обещания – факторы риска


Иск или претензия от доверителя к адвокату – явная антиреклама для последнего. Защитники стараются избежать огласки, поэтому зачастую адвокатские образования узнают о таких случаях, только когда их привлекают в качестве третьего лица. «Сфера» попросила адвокатов, которые изучают такие споры, рассказать о наиболее опасных формулировках соглашения, о причинах конфликтов и возможности избежать возврата гонорара. Член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, член Квалификационной комиссии АП Московской области Александр Никифоров указал, что дисциплинарные органы адвокатских палат выработали четкие критерии оценки действий адвокатов, а также напомнил коллегам о существующих возможностях досудебного урегулирования конфликта с доверителем.

Наиболее частая причина претензий доверителя к адвокату – ненадлежащее исполнение адвокатом принятых обязанностей. Представительство в уголовном или гражданском процессе, оказание иной юридической услуги в равной степени может привести к иску. Кандидат юридических наук, член Комиссии Федеральной палаты адвокатов РФ по этике и стандартам, член Квалификационной комиссии АП Московской области Александр Никифоров приводит в пример дело, которое в итоге рассматривалось мировым судьей: доверитель потребовал взыскания с адвоката вознаграждения за некачественно составленное, по его мнению, исковое заявление.

«Претензии могут быть самые разнообразные: от недостижения положительного для доверителя результата исполнения поручения до недостаточной активности адвоката. Дисциплинарные органы адвокатских палат выработали четкие критерии оценки действий адвоката. В большинстве случаев на эти критерии ориентируются суды. Множество претензий поступает от доверителей – физических лиц. В интересах юридического лица чаще всего обращаются конкурсные управляющие, и здесь речь идет о ситуациях, когда сам факт оказания юридической помощи ставится под сомнение», – рассказывает Александр Никифоров.

Профессиональному сообществу, как правило, становится известно о таких спорах, когда адвокатские палаты или коллеги привлекаются в качестве третьего лица, отмечает эксперт. Сами адвокаты, против которых доверители инициируют разбирательство, не распространяются о споре, избегая такого рода «рекламы».

Иски и разбирательства в дисциплинарных комиссиях, где предметом выступает вознаграждение адвокатов, по словам экспертов, занимают небольшую нишу в подобных спорах. Однако, несмотря на закрепленные в соглашении договоренности, существует множество причин для возврата полученного гонорара, говорит адвокат АП г. Москвы Руслан Коблев: необоснованное увеличение размера вознаграждения, неточность предмета соглашения, несвоевременное оформление отчетных документов и другие. Например, запрос адвокатом гонорара сверх оговоренной суммы без заключения дополнительного соглашения к договору стал предметом для дисциплинарного производства Квалификационной комиссии АП Санкт-Петербурга, в результате чего защитнику было вынесено предупреждение.

Никто из адвокатов не застрахован в процессе исполнения поручения от конфликтных ситуаций с доверителем. Руслан Коблев подчеркивает, что по этой причине важно четко прописать в соглашении порядок оплаты оказанной юридической помощи и возможный порядок его расторжения. «Гонорар адвоката является единственным его источником дохода. В адвокатском сообществе существуют оживленные споры, возможен ли выход адвоката по соглашению из уголовного дела в случае злостного уклонения доверителя от оплаты оказанных ему услуг. Данный вопрос до сих пор однозначно не разрешен», – поделился адвокат.

Короткий срок действия «гонорара успеха», введенного поправками в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» с 1 марта 2020 г. не позволяет сегодня говорить о сложившейся судебной практике, считают специалисты. Кроме того, большинство соглашений заключаются на продолжительное время, а с момента изменений прошло всего полгода.

«Законодательное закрепление “гонорара успеха” имеет весьма большое значение. Ранее в судебной практике отмечен случай, когда суд первой инстанции взыскал с доверителя “гонорар успеха” за защиту по уголовному делу, сославшись на то, что в соглашении “сторонами выражены существенные условия <….>, предусмотренные действующим законодательством и согласованные между сторонами, никто из них замечаний не представил и не оспорил”. Определенно, в рассматриваемой ситуации суд проигнорировал положения Кодекса профессиональной этики адвоката о запрете на включение условия о “гонораре успеха” в соглашение на защиту по уголовному делу. Закрепление рассматриваемых поправок в федеральном законе позволит избежать подобных случаев», – уверен Александр Никифоров.

Соглашение об оказании юридической помощи нередко становится предметом разногласий между адвокатом и доверителем, помимо части о гонораре защитника. Понятное и прозрачное соглашение, за которое как более «сильная» сторона отвечает адвокат, позволяет рассчитывать на доверие со стороны доверителя, считает Александр Никифоров. Потенциально «опасными» же, по словам эксперта, являются те условия, которые противоречат закону. Например, пункт о запрете доверителю на досрочное расторжение договора или условие о невозврате неотработанного вознаграждения.

Существует несколько возможностей досудебного урегулирования конфликта между адвокатом и доверителем. Обращение в адвокатскую палату субъекта с заявлением о возбуждении дисциплинарного производства в отношении защитника – один из самых распространенных способов. Такие инструменты, как переговоры или процедуры медиации, в настоящее время широкого распространения не получили, отмечает Александр Никифоров.

Большинство дисциплинарных производств возбуждается по заявлениям недовольных доверителей: это следует из публикуемой адвокатскими палатами статистики (например, АП Ивановской области, АП Ханты-Мансийского автономного округа, АП Чувашской Республики и другие). Грубые нарушения предыдущим адвокатом норм уголовно-процессуального законодательства и Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, подчеркивает Руслан Коблев, могут быть обнаружены после замены защитника. Действующий адвокат вправе в интересах подзащитного (при отсутствии иной возможности исправить ошибки) обратиться в соответствующую квалификационную комиссию с жалобой на коллегу.

«Нужно признать, что претензии к предыдущему адвокату могут быть продиктованы желанием нового представителя или стратегией защиты оспорить или поставить под сомнения доказательства, особенно ранее данные показания, но такая стратегия далеко не всегда обречена на успех. Также имеют место случаи, когда новый защитник, желая превознести себя в глазах доверителя, настраивает последнего против предыдущего адвоката. Таким образом, все неудачи и поражения списываются на некачественное осуществление защиты на ранних стадиях», – поясняет Руслан Коблев.

Обращаясь к суду, защитник вправе сообщить только сведения о фактах, свидетельствующих, по его мнению, о нарушении права подсудимого на защиту, подчеркивает специалист. Публичные негативные оценки качества профессиональной деятельности предшественника в то же время признаются недопустимыми (п. 1 и подп. 1 п. 2 ст. 15 КПЭА). Кодекс накладывает также на защитника обязанность уведомить Совет адвокатской палаты, если им принято поручение против коллеги (подп. 4 ст. 15 КПЭА).

«Принятие адвокатом поручения на представление интересов против другого защитника предполагает наличие такого сущностного признака, как непосредственное представление адвокатом интересов доверителя – по спору с другим адвокатом, перед третьим лицом, привлеченным для разрешения возникшего спора (например, суда, медиатора). В целом норма позволяет согласовать возможные проблемы между членами корпорации, особенно когда речь идет о членах одного адвокатского образования. Она применяется чаще, чем, например, процедура медиации», – сообщает Александр Никифоров.

Источник – «Сфера».

Поделиться