Лента новостей

26 февраля 2021 г.
Удар запишут на камеру
«Российская газета»: Тюремное ведомство взяло под особый контроль применение силы сотрудниками
25 февраля 2021 г.
Обвинение оказалось фейковым
«КоммерсантЪ»: Прекращено первое уголовное дело о слухах про коронавирус
25 февраля 2021 г.
Защищать в одиночку или целой командой?
«Сфера»: Один против команды адвокатов – есть ли шансы?

Мнения

Александр Гофштейн
20 февраля 2021 г.
Лицо российской адвокатуры
К 90-летию со дня рождения Генриха Павловича Падва

Интервью

Социально ориентированная коллегия
25 января 2021 г.
Александр Никифоров
Социально ориентированная коллегия
Статус исполнителя полезных услуг помогает адвокатскому образованию рассчитывать на снижение арендных ставок

Дал отпор – иди в тюрьму

7 августа 2019 г. 12:54

Следователи и суды часто не делают различий между нападением и самообороной


Адвокаты посетовали на то, что зачастую суды и следователи не стремятся отличать нападение от самозащиты. В результате под уголовные статьи попадают вовсе не злоумышленники, а те, кому пришлось от них обороняться. Причем сам закон, как уверяют эксперты, изложен вполне удачно, проблема – в правоприменении, обвинительном уклоне правосудия, а также нежелании сотрудников органов разбираться в подобных делах.

По словам адвокатов, проблема кроется в искаженном правоприменении, когда закон говорит о праве необходимой обороны, а суд назначает лишение свободы за реализацию этого права. Правоохранительные органы зачастую отказывают в принятии заявления у тех, кому пришлось обороняться, либо не собирают доказательства их самозащиты надлежащим образом. На днях в Сети развернулась кампания в поддержку атамана Ивана Мамонова, который защитил свою семью от пьяного взломщика.

«Он оттолкнул хулигана от своей квартиры, тот упал и получил травму головы», – говорится в заявлении. Сейчас Мамонову грозит до 7 лет лишения свободы, хотя от собственных претензий к нападавшему его «попросили» отказаться.

По данным Судебного департамента при Верховном Суде (ВС), в прошлом году за убийство при превышении пределов необходимой обороны было осуждено 228 человек, а за нанесение тяжкого вреда здоровью при обороне – 522.

Эксперты заявляют о некой тенденции, когда сам обороняющийся зачастую оказывается на скамье подсудимых. «Человек может быть абсолютно правым, но станет статистической жертвой обвинительного уклона», – подтвердил вице-президент АП Ставропольского края, советник Федеральной палаты адвокатов РФ Нвер Гаспарян. По его словам, законодательные регулировки и разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по таким случаям «уже давно имеются», проблема кроется в самих правоприменителях. Он привел случай из собственной практики: студент из Георгиевска Ставропольского края Эдуард Хасапетов защитил мать от хулигана, несколько раз ударив его в ответ кулаком. В результате против самого Хасапетова возбудили уголовное дело, дескать, он повредил нападавшему глаз. Судья проигнорировал зафиксированные следы побоев у женщины и не увидел признаков необходимой обороны, назначив студенту год лишения свободы. Хотя даже прокурор настаивал на условном сроке.

В этом деле, говорит Нвер Гаспарян, был еще и «крайне неудовлетворительный апелляционный контроль со стороны Ставропольского краевого суда». Проблема тут и в стабильности вынесенных судебных решений, когда вышестоящие суды стараются оставить в силе акты нижестоящих. Речь идет о неофициальных связях – дескать, при наличии сформировавшейся годами поддержке сверху судьи могут выносить любые приговоры, не опасаясь их отмены и каких-либо негативных последствий для себя. «Отсутствие персональной ответственности судей за выносимые неправосудные решения и отсутствие объективного судебного апелляционного контроля способствуют принятию незаконных актов», – заявил эксперт.

По словам члена Совета АП Белгородской области Бориса Золотухина, дела о необходимой обороне действительно довольно своеобразны: «Де-юре критерием права на защиту от преступного посягательства является применение или угроза применения насилия, опасного для жизни обороняющегося или другого лица, а меры, принятые для защиты, должны соответствовать характеру и опасности посягательства». Однако на практике именно оценка соответствия или несоответствия ответных действия – весьма сложная проблема в правоприменении, подчеркнул адвокат. Важное значение в таких делах, уверен он, должна иметь также «оценка личностного, субъективного восприятия происходящего обороняющимся».

Адвокат АП Свердловской области Антон Терехин согласен, что проблема кроется в отсутствии «глубокого, системного установления и анализа фактических обстоятельств дела органами предварительного следствия, правильной квалификации данных обстоятельств, в том числе судом». По таким делам, говорит адвокат, важно, чтобы органы предварительного следствия устанавливали «не только обстоятельства определенного момента, но и предшествующее поведение потерпевшего – вроде прежних обращений в правоохранительные органы, ранее полученных травм, обстановки проживания». «Все это может служить весомыми доводами для доказывания обстоятельств необходимой обороны. А кто должен устанавливать данные обстоятельства? Органы предварительного следствия», – отметил Антон Терехин. Кроме того, серьезным инструментом, по его словам, послужило бы адвокатское расследование обстоятельств таких дел, если бы суды принимали собранные защитниками сведения во внимание. Отметим, что в мае этого года ВС РФ утвердил «Обзор практики применения судами положений главы 8 Уголовного кодекса об обстоятельствах, исключающих преступность деяния», в котором признал, что суды допускают ошибки при вынесении приговоров по делам о необходимой обороне, то есть подтвердил проблему именно правоприменения. По мнению Антона Терехина, рассмотрение таких дел с участием присяжных заседателей имело бы положительный эффект, поскольку «каждый из присутствующих может столкнуться с идентичной ситуацией и сделает все для защиты себя и своих близких и оценивает ситуацию в том числе через призму человечности».

Для того чтобы обороняющиеся не обвинялись безосновательно, нужно в первую очередь повысить грамотность действий сотрудников правоохранительных органов, убежден, в свою очередь, юрист Иван Ларионов. «Зачастую на практике нужно выяснить все обстоятельства инцидента, а не идти по пути наименьшего сопротивления», – отметил юрист. Кроме того, говорит он, необходимо ввести и укрепить в практике по расследованию подобных уголовных дел проведение «ситуационных» судебных экспертиз: «Когда группа квалифицированных экспертов, исследуя показания каждой из сторон, свидетелей, записей с камер видеонаблюдения, оценивает соразмерность действий обороняющегося, их своевременность и исключает факт провокации».

Адвокат АП Воронежской области Михаил Чечеткин, в свою очередь, посетовал, что на практике положительные для оборонявшихся судебные решения зачастую были оспорены не только потерпевшей стороной, что понятно, но и прокурорами, которые настаивали на осуждении и реальном наказании. «Это означает, что обвинительный уклон формируется уже на стадии возбуждения уголовного дела и в ходе предварительного следствия, а затем активно поддерживается в суде. В связи с этим полагаю, что для изменения ситуации сейчас нужны озвученная воля и решения руководства МВД, СК и Генпрокуратуры России, которые могут быть сформулированы в ведомственных документах, например в методических рекомендациях, указаниях, письмах», – подчеркнул он.

Источник – «Независимая газета».

Поделиться