Лента новостей

22 июня 2021 г.
Конституционный Суд усомнился в справедливости следствия
«Независимая газета»: Отказы в возбуждении уголовных дел российская Фемида должна рассматривать с пристрастием
21 июня 2021 г.
Разрешите прочитать
«Российская газета»: Суды могут начать давать санкции следствию на цензуру в СИЗО
17 июня 2021 г.
Воздушный маршал
«Агентство правовой информации»: Россия присоединилась к обновленной международной конвенции о борьбе с авиадебоширами

Мнения

Евгений Панин
16 июня 2021 г.
Все пути ведут в Ялту
О предстоящем Третьем Всероссийском конгрессе молодых адвокатов

Интервью

До сегодняшнего момента адвокатура остается территорией настоящей независимости
17 июня 2021 г.
Юрий Пилипенко
До сегодняшнего момента адвокатура остается территорией настоящей независимости
Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко ответил на вопросы «АГ» о современном состоянии российской адвокатуры и ее перспективах

Безрезультатные доносы

10 июня 2021 г. 13:14

«Агентство правовой информации»: Сообщивший о преступлении и не сумевший доказать факт его совершения сам может быть привлечен к уголовной ответственности


Согласно действующему Уголовному кодексу РФ, заведомо ложный донос о совершении преступления карается лишением свободы на срок до шести лет. Но чаще всего даже сфабриковавшие доказательства чужой вины получают условное наказание или финансовые санкции. В свою очередь, реальные потерпевшие – законопослушные граждане, против которых были направлены ложные обвинения, не могут рассчитывать на компенсацию причиненного ущерба: судьи считают подачу даже необоснованных жалоб в правоохранительные органы неотъемлемым конституционным правом каждого. Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн отметил, что в целом заведомость ложного доноса как признак состава преступления должна устанавливаться посредством анализа множества факторов. При этом, по его словам, учитывается состояние заявителя в момент написания сообщения на предмет его способности адекватно воспринимать фактические обстоятельства.

Как преступление заведомо ложный донос должен совершаться только с прямым умыслом. То есть «информатор» сознает, что сообщаемые им сведения не соответствуют действительности, желает ввести в заблуждение уполномоченные органы и причинить вред соответствующему лицу. Мотивами такого деяния могут быть корысть, месть, ревность и прочие. Однако практика свидетельствует, что эти обстоятельства чаще всего не оцениваются, а главным предметом спора и камнем преткновения остается вопрос о ложности сообщения. Ведь она предполагает доказанность истины – соответствующих действительности событий.

Одно из показательных дел рассмотрел Оренбургский областной суд. Лишенный водительских прав Юрий Польщиков обратился с заявлением в полицию, прокуратуру и следственный комитет, в котором утверждал, что был остановлен сотрудником ГИБДД и тот применил к нему насилие и причинил телесные повреждения – попытался завернуть руку за спину. Но ведомственная проверка не подтвердила утверждения заявителя, а сам водитель был уличен в заведомо ложном доносе.

Районный суд критически отнесся к показаниям самого обвиняемого и поверил отрицавшим применение насилия инспекторам дорожной полиции, показания которых подтверждались видеозаписями. «Материалами дела не доказано, что сотрудники полиции применяли либо пытались применить в отношении Польщикова боевые приемы борьбы в виде «загиба руки за спину рывком», либо чрезмерно отводили руку, либо вращали ее вокруг своей оси», – заключил суд, признавая обвиняемого виновным и налагая на него штраф в размере 100 тысяч рублей. Мотивом признали попытку подсудимого избежать ответственности за совершенное правонарушение.

В свою очередь, апелляционная коллегия констатировала, что инспектор не отрицает факт причинения телесных повреждений при задержании водителя. «В своих заявлениях Польщиков Ю.А. просит лишь дать правовую оценку действиям сотрудников ГИБДД, которые причинили ему телесные повреждения во время составления протокола об административном правонарушении, поскольку он посчитал их действия неправомерными. Польщиков Ю.А. никогда не обращался в правоохранительные органы с заявлением о привлечении сотрудников полиции к уголовной ответственности. Фактические обстоятельства, описываемые им в заявлениях, имели место быть – физическая сила сотрудниками полиции применялась, телесные повреждения зафиксированы. Каких-либо доказательств, свидетельствующих об уклонении Польщикова Ю.А. от административной ответственности, материалы дела не содержат», –констатировал Оренбургский областной суд, признавая обвиняемого невиновным.

Вместе с тем еще в 2013 г. Конституционный Суд России указал на необходимость учитывать причину подачи не соответствующего действительности заявления. С одной стороны, высшая инстанция признала, что заведомо ложный донос о совершении преступления посягает не только на интересы правосудия, но и на права личности и умаляет ее достоинство, а следовательно, такие действия не могут рассматриваться как допустимые инструменты своей защиты. С другой, при рассмотрении этих дел судьям следует проверять, являются ли сообщения ложными, связаны ли они с субъективным либо объективным заблуждением. Практика свидетельствует, что применение этого определения позволяет добиться оправдательного приговора.

Иначе законодатели и судьи относятся к искам граждан, потерпевших от ложных обращений в полицию и иные уполномоченные ведомства. Верховный Суд России не считает нарушением подачу в правоохранительные органы сообщения о предполагаемом преступлении, факт совершения или подготовки которого не нашел подтверждения.

Иск потерпевшего, по мнению судей, может быть удовлетворен, только когда доказано отсутствие оснований для подачи заявления и злоупотребление со стороны заявителя – намерение причинить вред другому лицу. Однако практика свидетельствует, что даже очевидные злоупотребления и ложные доносы в рамках гражданского спора доказать практически невозможно.

Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн пояснил, что важное значение имеет содержание самого «доноса» и используемые в нем формулировки – рассматриваться должны только прямые утверждения о фактах, тогда как оценочные суждения изначально не могут считаться заведомо ложными.

«Наиболее очевидные ситуации заведомо ложного доноса – когда изложенные в нем сведения однозначно опровергаются объективными доказательствами. Например, видеозаписью, которая позволяет идентифицировать всех участников и прошла тест на достоверность», – сказал Евгений Рубинштейн.

По его словам, Уголовно-процессуальный кодекс РФ содержит открытый перечень видов процессуальных издержек. К ним могут быть отнесены и расходы лица, в отношении которого подано заявление о преступлении, которое впоследствии не нашло своего подтверждения.

«В то же время действующее законодательство не определяет, с кого должны взыскиваться такие издержки. Исходя из аналогии уголовно-процессуального закона, можно предположить, что их обязан возместить податель ложного сообщения о преступлении. Но такая практика мне не известна и в силу обозначенного пробела в законе перспектива удовлетворения ходатайства о принятии решения о возмещении процессуальных издержек остается сомнительной», – уточнил Евгений Рубинштейн.

Источник – «Агентство правовой информации».

Поделиться