Лента новостей

20 февраля 2020 г.
Роль адвокатов в процедуре примирения и место адвокатуры в Конституции
ТАСС: На пресс-конференции ТАСС участники «Ковалевских чтений – 2020» затронули вопросы медиации и призвали уделить в Конституции РФ больше внимания адвокатуре
20 февраля 2020 г.
Государственный орган не может выступать против самого себя
«ГАРАНТ.РУ»: ФПА РФ не согласна с идеей наделения МФЦ правами по оказанию юридической помощи населению
18 февраля 2020 г.
Цена государственного прощения: ответственность или возмещение ущерба
«Право.ru»: юристы обсудили применение института помилования

Мнения

Евгений Галактионов
18 февраля 2020 г.
Халатность адвоката наносит урон престижу профессии
О необходимости проявлять разумную осмотрительность даже в отношениях с членами семьи

Интервью

«Наша главная задача – быть полезными для коллег»
18 февраля 2020 г.
Ольга Руденко
«Наша главная задача – быть полезными для коллег»
Президент АП Ставропольского края Ольга Руденко в интервью «АГ» рассказала о совершенствовании знаний и повышении квалификации, являющихся прямой обязанностью адвоката

Адвокаты жалуются на формализм чиновников

31 января 2020 г. 17:59

«Независимая газета»: Отказ предоставлять информацию по запросу защиты придется предметно объяснять


Государственные органы по-прежнему нередко отказываются отвечать на адвокатские запросы по причине якобы неправильного оформления. Однако они, как правило, не уточняют, в чем заключается ошибка. Верховный Суд (ВС) РФ, рассмотрев жалобу одного из защитников, указал на обязанность должностных лиц разъяснить, каким нормам не соответствовал запрос и, главное, что и как в нем можно исправить. Эксперты, опрошенные «Независимой газетой», считают, что правильнее было бы ужесточить ответственность чиновников за формализм и отписки.

Адвокаты не первый год жалуются, что их право на получение информации мало чем отличается от гражданского. Допустимые сроки ответа на их запрос также составляют 30 дней и могут продлеваться до двух месяцев. Причем часто по истечении этого времени приходит лишь формальная отписка.

Так, крымский адвокат Сергей Пономарев пожаловался в ВС на чиновников, которые отказались предоставлять ему информацию на основании того, что в его запросе якобы «не содержится указание на запрашиваемые сведения, в том числе содержащиеся в справках, характеристиках и иных документах» и не были предъявлены доказательства регистрации адвокатского запроса.

Сергей Пономарев утверждает: «В адвокатском запросе имеется указание на запрашиваемые сведения и на данные о регистрации. Поэтому неясно, о каких еще доказательствах идет речь». ВС принял сторону истца, указав, что отказ предоставить информацию на адвокатский запрос должен быть конкретизирован.

«Законодателем закреплен закрытый перечень оснований для отказа в предоставлении информации. Однако на практике встречаются все более оригинальные причины отказа. Самая частая из них – общая отсылка на несоблюдение требований к адвокатскому запросу», – заявил член АП Свердловской области Арсен Саркисов.

По его словам, определение ВС имеет «большое практическое значение» для юристов: «ВС вынужден обращать внимание нижестоящих судов на недопустимость формального подхода, когда те рассматривают вопрос о правомерности отказа». В частности, Арсен Саркисов указывает на обязанность судов ссылаться на конкретные нарушения положений Закона об адвокатуре. Также он считает, что необходимо законодательно сократить допустимые сроки ответа до 15 дней и месяца в случае продления.

Советник Федеральной палаты адвокатов РФ Сергей Насонов подтвердил, что часто в ответ адвокатам присылают не те сведения, которые они просили, «не с той степенью конкретизации и не в том объеме». Самой радикальной формой нарушения является отказ в представлении запрашиваемых сведений. Чаще всего это обосновывается якобы «нарушениями формы, порядка оформления и направления адвокатского запроса». Эта, по сути, незаконная тактика, говорит Сергей Насонов, создает «видимость законного характера такого отказа».

По мнению члена АП г. Москвы Евгения Жарова, позиция ВС должна сократить количество необоснованных отказов в предоставлении запрашиваемых сведений. Эксперт рассказал, что чиновники ссылаются на Закон о персональных данных, которые могут раскрыть только доверителю, требуют предоставить подтверждение регистрации адвокатского запроса, соглашение или доверенность от клиента. «Налицо явно перегиб системы в сторону непредоставления информации под любым предлогом», – констатировал эксперт.

Адвокат АП г. Москвы Артем Кофанов назвал определение ВС «первым шагом на пути к укреплению и расширению полномочий адвокатов». И все же он допускает, что число отказов не уменьшится, просто органы исполнительной власти станут более развернуто их мотивировать.

Артем Кофанов напомнил, что ст. 5.39 КоАП предоставляет адвокатам не больше прав на истребование информации, чем обычным гражданам. Согласно этой норме, защитник может получить информацию по запросу «лишь в том случае, если в законе прописана прямая обязанность госоргана или организации предоставлять такую информацию».

«Число случаев, когда в законе прописана обязанность предоставить информацию по запросу адвокатов, немногочисленно, – подчеркнул эксперт. – Нужны поправки, обязывающие госорганы предоставлять информацию по адвокатскому запросу независимо от того, относится ли такая информация к охраняемой законом тайне». Также необходимы более крупные штрафы за неисполнение адвокатского запроса, сегодня речь идет о 5–10 тыс. руб.

По словам члена Совета АП Белгородской области Бориса Золотухина, «действенность адвокатского запроса по-прежнему остается слабой, поскольку его сегодняшнее регулирование нашим законом предоставляет запрашиваемым большие возможности «отписаться» и ответить «как душе угодно». 

Источник – «Независимая газета».

Поделиться