Лента новостей

28 сентября 2020 г.
Полиция заплатит
«Российская газета»: Суд взыскал с МВД компенсацию за незаконный обыск у адвоката
24 сентября 2020 г.
Защита без помех
«Российская газета»: Кассационный суд запретил требовать от адвоката лишние документы
18 сентября 2020 г.
В Госдуме поддержали обязанность операторов блокировать сотовые в тюрьмах
«РИА Новости»: Блокировка мобильной связи в тюрьмах РФ поможет против преступлений заключенных

Мнения

Анна Здановская
25 сентября 2020 г.
Псковские адвокаты активно работают с молодежью
Адвокатская палата региона реализует ряд проектов по правовому просвещению молодежи и студентов

Интервью

Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

Адвокаты против упрощения опросного листа народных судей

17 марта 2020 г. 10:02

«Профиль»: Как будет расширяться участие присяжных в уголовных процессах


Полномочия суда присяжных в современной России постоянно пересматривались. В 2000‑е гг. сокращалось число дел, которые могут рассматривать судьи из народа. Сначала из этого списка исчезли дела о терроризме, взяточничестве, массовых беспорядках. В 2013 г. список сократился еще почти вдвое из-за судебной реформы, когда часть дел передали на рассмотрение из областных судов в районные, где присяжных на тот момент не было. Когда о необходимости расширения компетенции суда присяжных заговорили на самом высоком уровне, начался обратный процесс. В начале лета Верховный Суд РФ представит свои предложения по этому вопросу, часть из которых уже обсуждается в адвокатском сообществе.

В 2016 г. с подачи Президента РФ Владимира Путина присяжным разрешили рассматривать дела об убийствах без отягчающих обстоятельств и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, которое повлекло смерть потерпевшего, а также посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа, судей или следователей. С июля 2018 г. появились «сокращенные» – из шести человек – коллегии присяжных в райсудах, а в областных они были урезаны с 12 до 8 человек.

Адвокаты заинтересованы в расширении компетенции присяжных, так как они выносят оправдательные приговоры гораздо чаще, чем профессиональные судьи. В 2019 г., по данным Верховного Суда РФ (ВС), присяжные в райсудах оправдали 26% из 585 человек, областные суды оправдали 20% из 417 подсудимых. У профессиональных судей оправдательных приговоров было около 1%.

Иногда присяжные оправдывают даже виновных. Так произошло однажды при рассмотрении дела, где супруга обвинялась в убийстве мужа в присутствии детей. Присяжные назвали ее невиновной, поскольку до этого супруг неоднократно издевался, избивал ее, а она уходила из дома с детьми.

В скором времени может произойти очередное увеличение числа дел, которые могут рассматривать присяжные. До 1 июня 2020 г. ВС должен по поручению Президента РФ Владимира Путина высказать свои предложения по этому вопросу. Их приблизительное содержание уже известно. Предлагается передать в компетенцию суда присяжных все дела о преступлениях особой тяжести (за них лишают свободы на срок более 10 лет) и преступлениях в сфере предпринимательской деятельности, если в них нет сведений с государственной тайной, рассказал в середине февраля председатель ВС Вячеслав Лебедев.

Присяжные способны принимать решения по таким спорам, считает судья ВС Александр Дзыбан. «Главное, чтобы заключение эксперта было доведено до присяжных на понятном языке», – отмечает он, напоминая, что и судьи по образованию – юристы и тоже не обладают профессиональными знаниями во многих сферах.

Однако ряд экспертов сомневаются в целесообразности допускать присяжных к рассмотрению сложных экономических уголовных дел. «Отсутствие у присяжных специальных познаний в соответствующей области не дает лицу не только гарантий на квалифицированное понимание сути обвинения, деяния, схемы, умысла со стороны присяжных, но и на понимание произошедшего вообще», – полагает адвокат АП г. Москвы Ирина Кузнецова.

«Практика показывает, что присяжные отлично справляются с рассмотрением дел о преступлениях в сфере экономики. Сейчас это бывает, когда человек по одному делу обвиняется, например, в убийстве и в совершении преступления в сфере экономики. Они при необходимости вооружаются калькулятором и очень внимательно перепроверяют все цифры и бухгалтерские документы», – спорит с ней адвокат АП Белгородской области Алексей Уколов. По его словам, необходимо составить четкий перечень статей, дела по которым смогут рассматривать присяжные. Дело в том, что в Уголовном кодексе РФ нет такой главы – «преступления в сфере предпринимательской деятельности», объясняет он. И если такого перечня не будет, то решение об отнесении дела к предпринимательскому будет зависеть от конкретного следователя или судьи.

Окажутся ли дела о мошенничестве в перечне тех, которые разрешат рассматривать присяжным, пока неизвестно. Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов считает это необходимым, хотя формально они не считаются предпринимательскими и относятся к главе УК РФ о преступлениях против собственности, и наказание за них не может превышать 10 лет.

Но именно по обычной статье о мошенничестве периодически предъявляются обвинения бизнесменам, так как следствие не видит в их действиях признаков предпринимательской деятельности. Об этом Борис Титов говорит регулярно уже несколько лет. По его словам, правоохранительные органы часто возбуждают уголовные дела, когда предприниматель не смог исполнить контракт или перестал выплачивать банковский кредит. Такой подход позволяет следствию обходить запрет на арест бизнесменов, которых обвиняют в совершении преступления в сфере предпринимательской деятельности. Присяжные, по мнению бизнес-омбудсмена, способны установить, был ли у бизнесмена умысел на нарушение.

Обсуждение компетенции присяжных спровоцировало возникновение дискуссии и об отборе и работе самих «народных» судей. Сейчас есть проблемы с формированием коллегий, признают в судейском корпусе. Например, в томском райсуде несколько раз вызывали по 300 кандидатов в присяжные, а приходили по вызову около двух десятков, рассказал глава Совета судей РФ Виктор Момотов. Идеи по исправлению ситуации он озвучивать не стал, но отметил, что в США такое невозможно – там за уклонение от участия в аналогичных делах предусмотрена даже уголовная ответственность.

Правда, есть еще одно серьезное отличие: дела с участием присяжных в России рассматриваются месяцами, а то и годами, а в США – за дни или недели. Там только 0,6% дел рассматривается присяжными более 30 дней, потому для граждан эта функция совершенно необременительна, говорит Виктор Момотов. При этом в России длительность рассмотрения дел является одной из самых главных проблем при формировании коллегий присяжных. Люди просто не готовы тратить столько времени.

Исправить ситуацию можно путем сокращения срока рассмотрения подобных дел. Он не должен превышать нескольких дней, максимум – месяца, выдвигает одно из предложений глава Совета судей РФ. Кроме того, следует подумать и над упрощением вопросного листа, который заполняют присяжные, например, оставить только один вопрос: виновен человек или нет?

Идея расширить перечень дел, которые могут рассматривать присяжные, экспертам нравится. «Такая форма уголовного процесса обеспечивает максимальную состязательность, что особенно важно по делам о деяниях в сфере экономики», – говорит адвокат АП Московской области Сергей Литвиненко. С ним согласен советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Сергей Насонов, по словам которого, именно суд присяжных обеспечивает рассмотрение дел с максимальным соблюдением принципов состязательности, презумпции невиновности и независимости. Это связано с тем, что присяжные предъявляют более высокие требования к доказательствам обвинения, считает адвокат Алексей Уколов.

В отличие от профессиональных судей, присяжные чаще оправдывают подсудимых, напоминает адвокат Ирина Кузнецова. «Присяжные заседатели – люди из неюридической сферы – дают шанс как самому обвиняемому, так и его адвокату быть услышанными. Когда же речь идет о наказании за тяжкие преступления, когда на кону судьба человека, очень важно дать ему право на человеческую и решающую оценку деяния, мотивов незаинтересованными лицами», – говорит она.

При этом экспертов насторожило предложение главы ВС РФ ограничить рассмотрение присяжными дел, содержащих государственную тайну. Тут важны формулировки, отмечают они. По их словам, нужен четкий перечень статей Уголовного кодекса, дела по которым неподсудны присяжным. В случае если решение о подсудности или неподсудности дела присяжными будет приниматься в зависимости от наличия в нем сведений с государственной тайной, возможны злоупотребления со стороны следователей. Они смогут приобщить к делу хотя бы один документ, содержащий государственную тайну, и обвиняемые лишатся права на суд присяжных.

Сергей Насонов отмечает, что довольно большое количество дел содержит или потенциально может содержать такие сведения, например, если по делу есть «засекреченные свидетели», проводились оперативно-розыскные мероприятия и т.д. Адвокаты раскритиковали и инициативу об упрощении вопросного листа для присяжных. «Эта идея представляется ошибочной. Как это ни странно звучит, но упрощение вопросного листа усложнит вынесение вердикта», – считает Сергей Насонов.

«Если оставить лишь один вопрос – о виновности, то присяжным будет непонятно, доказанность каких конкретных обстоятельств им необходимо установить. А как присяжные должны ответить, если они признали доказанными не все обстоятельства обвинения, а только их часть?» – удивляется адвокат Алексей Уколов.

Впрочем, пока Верховный Суд РФ только готовит свои предложения.

Источник – еженедельник «Профиль».

Поделиться