Лента новостей

18 июня 2024 г.
Адвокатура формулирует претензии к монополии следствия
СМИ: Защиту не подпускают к участию в экспертизах ни с начала, ни под конец
14 июня 2024 г.
Защиту оставили ждать приговора у порога суда
СМИ: В регионах прописывают особые правила пребывания в судах
13 июня 2024 г.
«Справедливость – это про любовь к ближнему»
СМИ: Тюремных священнослужителей нагружают разными обязанностями

Интервью

Корпоративная взаимопомощь и взаимовыручка
31 мая 2024 г.
Евгений Шмелев
Корпоративная взаимопомощь и взаимовыручка
Адвокат АП города Москвы, КА «Адвокаты на Дубровке»

Адвокатскую монополию устанавливает власть

11 июня 2024 г. 11:01

СМИ: ФПА предлагает закрепить в законе требования к качеству юридической помощи


В Совете Федерации обсудили возможные решения в сфере профессиональной юридической помощи после установления так называемой ограниченной адвокатской монополии. Прочим юристам предложено вливаться в ряды адвокатской корпорации, что ставит перед ними вопрос о качестве правовых услуг. Рынок юридической помощи будет консолидирован почти целиком на базе адвокатуры, и там настаивают, что в законе должны быть отражены этические нормы деятельности, которые только и обеспечивают такое качество.

В юридическом сообществе затихает дискуссия о том, нужна ли российскому праву так называемая адвокатская монополия: теперь больше обсуждают, каким образом обеспечить квалификацию тех представителей, которые станут оказывать юридические услуги, включая судебные процессы.

В рамках Петербургского международного экономического форума министр юстиции РФ Константин Чуйченко сообщил о разработке ряда предложений, направленных на повышение качества правовой помощи населению. В ведомстве подтвердили, что представителями и защитниками в судах будут выступать только лица с официальным адвокатским статусом. Потому что только на них, в отличие от обычных юристов, распространяются профессиональные фильтры и стандарты.

О повышении качества оказываемой населению юридической помощи говорили и на круглом столе в верхней палате парламента, пожалуй, впервые после того, как вступили в силу комплексные поправки в Закону об адвокатуре. Сенаторы подтвердили и со своей стороны, что рынок профессиональной юридической помощи необходимо консолидировать именно на базе адвокатуры, но также указали на риски, с которыми может столкнуться сама корпорация в случае реализации данной Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи. «Общее содержание Концепции сводится к объединению всех лиц, оказывающих на профессиональной основе юридические услуги третьим лицам, на базе существующей адвокатуры. Потребуется соответствующее изменение нормативного регулирования данного института», – пояснил, например, член Комитета СФ по конституционному законодательству и госстроительству Николай Владимиров. Однако помимо изменений в Закон об адвокатуре предполагается и другие нормативные правовые акты дополнить положениями о понятии квалифицированной юридической помощи и об обязательных условиях ее оказания.

По словам советника Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Сергея Макарова, круглый стол проводился именно в связи с «обсуждением порядка и процедуры универсализации системы оказания юридической помощи на базе адвокатуры». Это решение оглашено главой Минюста, и теперь необходимо защитить интересы всех, кого процесс будет непосредственно касаться – и адвокатов, и юристов, не имеющих адвокатского статуса, и, разумеется, государства. А также, конечно, что самое важное – граждан и организаций, нуждающихся в стабильном обеспечении их права на получение качественной юридической помощи. Как раз такое качество и стало главной темой круглого стола в Совете Федерации, пояснил Сергей Макаров. По его словам, мнения прозвучали разные – как положительные, так и отрицательные по отношению к принятому решению, однако общий итог обсуждения был таков, что «адвокатура, выполняя априори присущую ей публичную функцию, уже сейчас готова обеспечивать оказание качественной юридической помощи». И это обусловлено тем, что только адвокатура по определению изначально проверяет уровень квалификации лица, приобретающего статус адвоката, при сдаче им фактически вступительного экзамена. А далее на протяжении всего периода профессиональной деятельности требует поддерживать высокую планку качества – в том числе и под угрозой дисциплинарных мер вплоть до лишения полученного статуса.

Вице-президент ФПА, президент Адвокатской палаты Воронежской области Олег Баулин сообщил журналистам, что участники круглого стола в СФ в целом поддержали позицию Минюста о необходимости реформирования юридического рынка таким образом, чтобы оказание правовой помощи осуществлялось только адвокатами по правилам, определенным законодательством об адвокатуре. «Основа позиции в том, что реализация конституционного права на юрпомощь предполагает и имеющее публичный характер регулирование», – заметил он. Отдельные возражения и утверждения о необходимости реформы самой адвокатуры никак не отменили того факта, что в ней уже более 20 лет развиваются правила публичного и дисциплинарного контроля, повышения квалификации. В остальной же части так называемого юридического рынка «в этом отношении царствует пустота», подчеркнул он. Участники дискуссии говорили о законодательном определении обязанностей адвоката как условии, обеспечивающем качество юридической помощи, роли профстандартов адвокатуры, в том числе и этических, которые, очевидно, должны получить и свое законодательное закрепление.

Первый вице-президент ФПА Михаил Толчеев напомнил, что сейчас в некоторых видах процесса адвокатура замещается коммерческим представительством, цель деятельности которого – извлечение прибыли. Как следствие, «возникает и нарастает системная дисфункция сферы отправления правосудия». «В значительной мере утрачиваются смыслы реализации конституционного права каждого на получение квалифицированной юридической помощи», – заметил он. И подчеркнул, что, конечно, ярлык «адвокатская монополия» безусловно, имеет негативные коннотации, хотя на самом деле речь идет исключительно о том, что все «элементы публичной системы должны быть подчинены единым правилам служения закону как безусловному приоритету в противовес коммерческим интересам». Важным, по словам Михаила Толчеева, представляется включить в Закон об адвокатуре указание, сегодня присутствующее в Кодексе профессиональной этики адвоката, чтобы исключить любые недопонимания и разность толкования: «Закон и нравственность, а также забота о законных интересах доверителя являются высшими приоритетами в деятельности адвоката. Никакие соображения или предписания не могут умалять данного требования». В то же время, отмечает он, в силу значительного финансового интереса «нам противостоят сильные противники, лоббирующие иную точку зрения».

О необходимости включить этические регуляторы в понятие о качестве юридической помощи сказал и президент Адвокатской палаты города Москвы Сергей Зубков. По его словам, существуют указания на то, что юрпомощь должна быть как квалифицированной, так и качественной. С первым понятием все ясно: «Квалифицированная юрпомощь – это помощь, оказываемая лицом с должной квалификацией, что подтверждается наличием соответствующего образования, стажа практической деятельности и положительным результатом при сдаче квалификационного экзамена». А вот понятие качества юридической помощи трактуется разными учеными и практиками по-разному, отметил он. В частности, оно может восприниматься как достижение определенного правового результата, но это не в полной мере зависит от самого адвоката. Другой подход – это совершение адвокатом необходимых и достаточных действий в целях достижения положительного для доверителя правового результата. «Однако уже многовековой опыт адвокатуры показывает, что этого недостаточно, чтобы рассматривать оказанную юрпомощь как помощь именно надлежащего качества и установить необходимый разумный баланс интересов между адвокатом и его доверителем», – пояснил Сергей Зубков. И адвокатура сформировала, кроме сугубо правового подхода, еще и этический, т.е. необходимость соблюдения профессионально-этических норм. «Почему это важно? Потому что изначально юрист и его клиент находятся в неравном положении. Один – профессионал, разбирающийся в юридических тонкостях, другой – ему доверяет (во всяком случае, на первом этапе) и готов следовать его рекомендациям. Такая ситуация может приводить к тому, что юрист начинает злоупотреблять своими возможностями. В результате, с правовой точки зрения, юрист делает все правильно, его действия соответствуют закону. И с гражданско-правовой, и с уголовно-правовой позиции формально юридически он прав. Но с точки зрения нравственности, морали он совершает недостойные, недопустимые поступки, которые, в конечном счете, нарушают права его доверителя в некоей завуалированной форме», – подчеркнул Сергей Зубков. Включить в понятие качества юридической помощи и этические нормы – это в том числе и задача для законодателя, заметил он. И привел для примера ситуацию, когда именно этические нормы запрещают адвокату в любом виде оформлять имущество, которое было предметом спора и принадлежит доверителю, на себя. «С чем это связано? С тем, что если такая возможность у юриста есть, то он может этим злоупотребить. Это надо запретить как раз с этической точки зрения, хотя при этом юридического ограничения нет. Набор такого рода этических правил сформировать намного сложнее, чем обеспечить правовое регулирование той или иной ситуации. Ведь каждая новая ситуация при оказании юрпомощи предполагает выработку соответствующей ей этической позиции», – подчеркнул Сергей Зубков.

Что же касается обеспечения граждан юрпомощью, то, во-первых, сама адвокатура – это более 80 тыс. человек, во-вторых, Минюст предлагает плавный механизм вхождения в адвокатуру коллег, работающих на юридическом рынке, к которым на текущий момент этические нормы применять невозможно. Можно лишь в судебном порядке оспаривать качество оказанной ими услуги или защищать права их доверителей в уголовно-правовом порядке. Тогда как современная российская адвокатура имела этическую базу и присяжной адвокатуры, созданной Судебной реформой 1864 г., и адвокатуры советского периода. И вообще современная адвокатура в 2002 г. формировалась во многом благодаря тем, кто имел опыт дисциплинарной практики советского времени. «И тем не менее мы 22 года выстраиваем корпоративные механизмы профессионально-этического регулирования, корректируем их. Создаем базу профессиональных правил: Кодекс профессиональной этики адвоката, разъяснения советов адвокатских палат, методические рекомендации в профессионально-этической области. Благодаря изменениям законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуры появился корпоративный орган федерального уровня: Комиссия по этике и стандартам ФПА РФ, которая как формирует общие этические установки, так и занимается унификацией дисциплинарной практики. Поскольку создан механизм оспаривания решений региональных адвокатских палат по дисциплинарным делам», – подытожил Сергей Зубков.

Источник – «Независимая газета».

Поделиться