Лента новостей

26 февраля 2021 г.
Удар запишут на камеру
«Российская газета»: Тюремное ведомство взяло под особый контроль применение силы сотрудниками
25 февраля 2021 г.
Обвинение оказалось фейковым
«КоммерсантЪ»: Прекращено первое уголовное дело о слухах про коронавирус
25 февраля 2021 г.
Защищать в одиночку или целой командой?
«Сфера»: Один против команды адвокатов – есть ли шансы?

Мнения

Александр Гофштейн
20 февраля 2021 г.
Лицо российской адвокатуры
К 90-летию со дня рождения Генриха Павловича Падва

Интервью

Социально ориентированная коллегия
25 января 2021 г.
Александр Никифоров
Социально ориентированная коллегия
Статус исполнителя полезных услуг помогает адвокатскому образованию рассчитывать на снижение арендных ставок

Адвокатам дали больше свободы в общении с присяжными

25 января 2021 г. 18:33

«Независимая газета»: Конституционный Суд подтверждает право защиты доказывать невиновность обвиняемых


Конституционный Суд (КС) РФ заступился за право обвиняемых на полноценную защиту в суде присяжных. На сегодняшний день адвокатам фактически не позволяют высказывать заседателям свою версию произошедшего. Под запрет подпадают любые доводы: например, что преступление мог совершить другой человек или что была самооборона. В ФПА РФ подробнее рассказали о различных препятствиях, с которыми может столкнуться защитник в суде присяжных.

Согласно определению КС, в законодательстве РФ нет таких положений, которые ограничивали бы право подсудимого приводить доказательства и доводы, опровергающие позицию обвинения, в том числе «свидетельствующие о своей непричастности к преступлению, о совершении преступления не им, а другим лицом». В противном случае, это было бы отступление от принципов презумпции невиновности и состязательности сторон, говорится в документе.

Таким образом, КС признал, что суды неверно трактуют ст. 252 Уголовно-процессуального кодекса РФ (УПК) «Пределы судебного разбирательства». Скажем, когда они запрещают адвокатам высказывать перед присяжными версию, что подсудимого следует считать лишь очевидцем того или иного события или что тот вынужденно прибегнул к самообороне. Суды же воспринимают такие заявления как выход за рамки УПК, поскольку, дескать, разбирательство «проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению».

Советник Федеральной палаты адвокатов РФ Сергей Насонов напоминает, что «в судебной практике сложилось обыкновение запрещать подсудимому упоминать в своих показаниях о совершении вменяемого ему преступления иными лицами – даже если он утверждает, что был очевидцем этого». По его словам, это приводит к лишению подсудимого права на дачу показаний перед лицом присяжных, а это недопустимо. Эксперт напомнил, что в одном из апелляционных определений от 2015 г. Верховный Суд РФ уже разъяснял, что право на защиту включает в себя «право обвиняемого (подсудимого) защищаться любыми не запрещенными законом способами».

Упомянул Сергей Насонов и другие барьеры, например запрет исследовать личности свидетеля и потерпевшего с участием присяжных, хотя в законе этого нет. И если, допустим, у свидетеля есть веские причины для оговора подсудимого – давние конфликты или личная заинтересованность в исходе дела, то выяснить это в присутствии присяжных почти невозможно. Существует также судейский запрет комментировать содержание исследованных доказательств до прений сторон и «чрезмерно широкое понимание, что такое комментирование». Судья часто прерывает защитника, который пытается обратить внимание присяжных на тот или иной аспект (например, при просмотре видеозаписи указывает на определенные моменты изображения). Не менее острой является и проблема запрета дачи подсудимым показаний перед присяжными о вынужденности (недобровольности) ранее данных признательных показаний. «Это побуждает присяжных руководствоваться не фактами, а предположениями», – подчеркнул советник ФПА РФ.

Источник – «Независимая газета».


Поделиться