Лента новостей

27 января 2023 г.
Работаем дальше на пользу сообществу
27 января состоялась 22-я отчетно-выборная конференция адвокатов Ивановской области
27 января 2023 г.
Может быть создан опасный прецедент
У адвоката АП Ростовской области проведен обыск в связи с возбуждением в его отношении дела об оскорблении следователя
27 января 2023 г.
За 10 лет бесплатную помощь получили десятки тысяч граждан
В Ростовской области выстроена эффективная государственная система БЮП

Мнения

Марина Копырина
27 января 2023 г.
У каждого обратившегося может быть несколько вопросов
За прошлый год адвокаты Кировской области оказали бесплатную юридическую помощь 2128 гражданам

Интервью

Адвокат зачастую выступает не только как профессиональный советник по правовым вопросам, но и как психолог
20 января 2023 г.
Светлана Васильева
Адвокат зачастую выступает не только как профессиональный советник по правовым вопросам, но и как психолог
Обращения наших доверителей в большинстве своем требуют не только юридического, но и человеческого подхода

Значимая победа в деле защиты профессиональных прав адвоката

19 января 2023 г. 15:43

Кассация подтвердила право защитника по назначению на взыскание процентов на невыплаченное вознаграждение


7 декабря 2022 г. Третий кассационный суд общей юрисдикции вынес определение, которым поддержал позицию апелляции о возможности взыскания процентов в рамках ст. 395 ГК РФ на не выплаченное в срок вознаграждение адвокату за защиту по назначению. В комментарии «АГ» обратившийся в суд за защитой своих прав адвокат АП Санкт-Петербурга Михаил Канна сообщил, что отстоять свои интересы в этом деле ему помогла Адвокатская палата Санкт-Петербурга. Член Комиссии Совета АП СПб по организации работы и участию адвокатов в качестве защитников и представителей в судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия и суда, к.ю.н. Светлана Елисеева, которая принимала участие в судебных разбирательствах по этому делу в качестве представителя адвокатской палаты, назвала определение кассационного суда значимой победой в деле защиты профессиональных прав адвоката, которая дает огромный позитивный толчок формированию более справедливого общефедерального механизма защиты профессионального права адвоката на своевременную и полную оплату участия в производстве и судопроизводстве дел по назначению.

Ранее адвокат АП Санкт-Петербурга Михаил Канна принимал участие в ряде уголовных дел в качестве защитника по назначению следователей и дознавателей УМВД России по Приморскому району г. Санкт- Петербурга. Постановлениями следователей и дознавателей были удовлетворены его заявления об оплате труда адвоката, однако вознаграждение на общую сумму свыше 56 тыс. руб. не было выплачено ему своевременно.

Тогда Михаил Канна обратился в суд с иском к УМВД России по Приморскому району г. Санкт-Петербурга, ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, МВД России о взыскании суммы вознаграждения в размере 56,6 тыс. руб., убытков в виде процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 4 апреля 2020 г. по 6 марта 2021 г. в размере 818 руб., денежной компенсации морального вреда в 15 тыс. руб., а также расходов на уплату госпошлины и почтовых издержек.

В ходе судебного разбирательства в Смольнинском районом суде Санкт-Петербурга истец уточнил свои исковые требования в связи с погашением задолженности перед ним в размере 56,6 тыс. руб. Рассмотрев дело, первая инстанция отказала в удовлетворении исковых требований о взыскании с ответчиков суммы убытков, компенсации морального вреда и судебных расходов. В пользу истца были взысканы только расходы на уплату госпошлины в размере 1650 руб. и почтовые расходы на сумму 150 руб.

«Разрешая требования о взыскании убытков, суд исходит из того, что фактически истец заявляет требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами по основаниям ст. 395 ГК РФ, неверно квалифицируя их как убытки, – указал суд. – Выплата вознаграждения адвокату производится Управлением Федерального казначейства по Санкт-Петербургу на основании решения уполномоченного государственного органа. При таких обстоятельствах положения ст. 395 ГК РФ об ответственности за неисполнение денежного обязательства не могут быть применены, поскольку ни ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, ни МВД РФ в договорных отношениях с истцом не состоит и денежных обязательств непосредственно перед ним не имеет…Гражданское законодательство не предусматривает возмещение морального вреда за несвоевременную выплату вознаграждения адвокатам».

Тогда адвокат обратился с апелляционной жалобой в Санкт-Петербургский городской суд, который в своем определении напомнил, что институт компенсации морального вреда в российской правовой системе имеет межотраслевое значение; этот вред может быть причинен в сфере как частноправовых, так и публично-правовых отношений, и может проявляться в эмоциональных страданиях в результате нарушений со стороны госорганов и должностных лиц прав/свобод человека и гражданина. «Судебная коллегия полагает, что установленные фактические обстоятельства позволяют констатировать незаконность бездействия ответчиков, которые были обязаны в разумный срок перечислить истцу денежные средства в счет выплаты вознаграждения адвоката, в связи с чем такие обстоятельства формируют юридический состав, позволяющий суду удовлетворить требования о взыскании денежной компенсации морального вреда», – указала апелляция.

Санкт-Петербургский городской суд также указал, что правовая природа предусмотренных ст. 395 ГК РФ процентов не охватывается наличием договорных правоотношений – напротив, проценты по правилам этой статьи взыскиваются и в результате внедоговорных денежных правоотношений (например, неосновательное обогащение). Согласно ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, в том числе упущенной выгоды, которая является неполученными доходами, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено. «Проценты на денежные средства, рассчитанные исходя из величины ключевой ставки Банка России, являются минимальными доходами потерпевшего, получение которых презюмируется положениями ст. 395 ГК РФ. В противном случае задержка выплаты денежных средств, т.е. гражданское правонарушение, допущенное ответчиками, не предусматривает какой-либо санкции, что недопустимо и влечет стимулирование правонарушений в дальнейшем. При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что требования истца о взыскании процентов, исчисленных по правилам ст. 395 ГК РФ, подлежат удовлетворению», – заметила вторая инстанция.

Таким образом, апелляция отменила судебный акт нижестоящего суда и приняла решение о частичном удовлетворении исковых требований. С Российской Федерации в лице МВД России за счет средств федеральной казны в пользу Михаила Канна были взысканы убытки в сумме 818 руб., а также компенсация морального вреда в размере 5 тыс. руб.

ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области обратилось с кассационной жалобой в Третий кассационный суд общей юрисдикции, в которой просило отменить апелляционное определение как принятое с нарушением норм материального и процессуального права. По мнению кассатора, закон не предусматривает возможности компенсации морального вреда за задержку выплаты процессуальных издержек. Ведомство также не согласилось с взысканием процентов за пользование чужими денежными средствами со ссылкой на отсутствие неправомерного удержания денежных средств.

Рассмотрев жалобу, Третий КСОЮ напомнил, что возможность компенсации морального вреда обусловлена установлением факта совершения госорганом (его должностным лицом) действия или бездействия, нарушающих личные неимущественные права либо посягающих на принадлежащие гражданину нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, свободу и т.д.). «При установлении данного факта суду следует установить, каким органом (каким должностным лицом) и каким действием (бездействием) допущено нарушение прав истца, и является ли данное право неимущественным правом. Указанные обязанности судом апелляционной инстанции не исполнены, соответствующие обстоятельства не исследованы», – заметила кассация.

При этом Третий КСОЮ поддержал вывод апелляции касательно процентов за пользование чужими денежными средствами. «В соответствии со ст. 395 ГК РФ в случаях неправомерного удержания денежных средств, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму долга. Размер процентов определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором. Проценты, предусмотренные п. 1 ст. 395 ГК РФ, подлежат уплате независимо от основания возникновения обязательства (договора, других сделок, причинения вреда, неосновательного обогащения или иных оснований, указанных в ГК РФ)», – указано в определении.

Таким образом, Третий КСОЮ отменил определение апелляции в части взыскания компенсации морального вреда и вернул дело в этой части на новое рассмотрение в Санкт-Петербургский городской суд. В остальной части обжалуемый судебный акт был оставлен без изменения.

В комментарии «АГ» адвокат Михаил Канна отметил, что его обращение в суд было вызвано систематическим нарушением ответчиком своей обязанности произвести в 30-дневный срок оплату труда защитника по назначению следователями и дознавателями. «Задержка оплаты по некоторым постановлениям следователей и дознавателей доходила до 10 месяцев. Ответчик производил в основном оплату моего труда после моих обращений в суды, будь то административные исковые заявления либо исковые заявления в гражданско-процессуальном порядке. Чтобы хоть как-то повлиять на эту ситуацию, я неоднократно обращался в АП Санкт-Петербурга, которая всегда оказывала мне помощь. В частности, отдельные слова благодарности за эту помощь я хотел бы выразить адвокату Светлане Елисеевой, которая помогла проанализировать действующее законодательство и судебную практику РФ, а также подготовить правовую позицию по вопросу взыскания убытков, рассчитанных по правилам ст. 395 ГК РФ, и взыскания компенсации морального вреда в пользу адвоката, работающего по назначению органов следствия и дознания, которому систематически не производят оплату его труда своевременно», – отметил он.

По мнению Михаила Канна, апелляция определила возможность потерпевшей стороны обращаться за защитой своих нарушенных прав, хотя правоотношения носили внедоговорной характер. «Это и был переломный момент, которого мы добивались. Что касается взыскания компенсации морального вреда, то суд апелляционной инстанции посчитал достаточным для этого наличие самого факта нарушения со стороны ответчика, связанного с несвоевременной оплатой труда адвоката по назначению. В свою очередь Третий КСОЮ оставил в силе решение суда апелляционной инстанции в части взыскания процентов по правилам ст. 395 ГК РФ. Тем самым он согласился с апелляцией в том, что не имеет значения, было ли нарушено исполнение денежного обязательства, исходящего из договорных отношений, либо эти отношения носили внедоговорной характер, как в моем случае», – отметил адвокат.

По его мнению, суды вышестоящих инстанций, обобщая судебную практику и нормы действующего законодательства, предоставили возможность адвокатам, права которых были нарушены несвоевременной оплатой их труда органами следствия и дознания, обращаться в суд за взысканием убытков, рассчитанных по правилам ст. 395 ГК РФ, а также при установлении соответствующих фактов, указанных выше, еще требовать с ответчика компенсации морального вреда.

Адвокат Санкт-Петербургской коллегии адвокатов «Таврическая», член Комиссии Совета АП СПб по организации работы и участию адвокатов в качестве защитников и представителей в судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия и суда, к.ю.н. Светлана Елисеева, которая принимала участие в судебных разбирательствах по этому делу в качестве представителя адвокатской палаты, назвала определение кассационного суда значимой победой в деле защиты профессиональных прав адвоката. «Оно, без преувеличения, дает огромный позитивный толчок формированию более справедливого общефедерального механизма защиты профессионального права адвоката на своевременную и полную оплату участия в производстве и судопроизводстве дел по назначению. Для АП Санкт-Петербурга это решение является особенно отрадным, так как именно петербургский адвокат Михаил Канна при содействии и правовой помощи Комиссии Совета АП СПб по организации работы и участия адвокатов в качестве защитников и представителей в судопроизводстве по назначению органов дознания смог добиться впечатляющих результатов по вопросам защиты профессионального права адвоката, проявив высокий профессионализм и недюжинную адвокатскую принципиальность», – отметила она.

При этом Светлана Елисеева с сожалением констатировала, что на сегодняшний день судебная практика защиты профессионального права адвоката на своевременную и полную оплату участия в производстве и судопроизводстве дел по назначению в части присуждения адвокату компенсации за несвоевременную оплату его труда неоднозначна в зависимости от федерального округа. И зачастую в различных федеральных округах она складывается не в пользу адвокатов. «Представляется, что одной из основополагающих причин подобного разночтения в судебной практике является неправильный подход самих адвокатов к формированию исковых требований по вопросу компенсации за несвоевременную оплату участия в делах по назначению. Ошибка заключается в том, что адвокаты в чистом виде истребуют проценты в соответствии со ст. 395 ГК РФ за нарушение сроков оплаты своего труда. Однако при этом они не учитывают, что в отношении адвокатов в законодательстве отсутствует указание на возможность взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами или иных компенсаторных процентов в случае неправомерных задержек оплаты адвокатам участия в производстве и судопроизводстве дел по назначению», – пояснила она.

Адвокат добавила, что для правильного формирования судебной практики представляется обоснованным говорить о причинении материального вреда незаконным бездействием органов государственной власти, выразившимся в нарушении сроков оплаты труда адвоката. «В соответствии со ст. 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Ей корреспондирует ст. 16 ГК РФ, устанавливающая, что убытки, причиненные гражданину или юрлицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, подлежат возмещению РФ, соответствующим субъектом РФ или муниципальным образованием. В свою очередь, в законодательстве не содержится запрет на исчисление таких убытков по методике процентов в соответствии со ст. 395 ГК РФ. Подобный размер убытков по своей сути является минимальным размером убытков, причиненных незаконным бездействием органов публичной власти, что отвечает принципу разумности и добросовестности. Отказ же судов в компенсации такого рода убытков означал бы лишение адвоката присущего ему, как и всем гражданам РФ, конституционного права, закрепленного в ст. 53 Конституции РФ. В свете изложенного для изменения имеющейся негативной судебной практики в различных федеральных округах первостепенным будет являться изменение подхода самих адвокатов к вопросу правового обоснования своего права на компенсацию за несвоевременную оплату их участия в делах по назначению», – убеждена Светлана Елисеева.

Зинаида Павлова

Поделиться