Лента новостей

27 ноября 2020 г.
Не рисковать здоровьем и не тратить время в очередях СИЗО
Совет АП Челябинской области обсудил возможность использовании в следственных изоляторах на территории области ВКС между адвокатами и доверителями
24 ноября 2020 г.
Стабильность взаимодействия судов, органов правоприменения и адвокатов
Центр СЮП ПАСО – лауреат премии «Юрист 2020 года»
24 ноября 2020 г.
Позитивные итоги профессиональной работы
АП Камчатского края обнародовала первый сборник оправдательных приговоров

Мнения

Олег Панасюк
26 ноября 2020 г.
Процедуру внесудебного банкротства физических лиц необходимо упростить
О том, почему гражданин, являющийся банкротом, должен иметь право на бесплатную юридическую помощь

Интервью

Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
25 ноября 2020 г.
Николай Кипнис
Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
Постоянно ускоряющаяся динамика изменений в законодательстве требует от каждого адвоката больших усилий и временных затрат на повышение квалификации

Выяснить мотивацию и интересы потенциального доверителя

12 декабря 2019 г. 15:51

Состоялось заседание Совета Адвокатской палаты Калининградской области


На сайте АП Калининградской области (АП КО) опубликована информация о состоявшемся заседании Совета палаты, которое началось с принятия присяги у новых коллег. Кроме того, Совет АП КО рассмотрел дисциплинарные производства в отношении двух адвокатов, определился с предстоящими мероприятиями.

Так, в отношении адвоката К. поступила жалоба заявителя о том, что с ним было заключено соглашение на ведение защиты по уголовному делу, адвокат принял участие в восьми следственных действиях и заявил одно ходатайство, в удовлетворении которого было отказано, затем адвокат самоустранился от исполнения обязанностей защитника, мотивируя это необходимостью оплаты оставшейся части гонорара. Также в жалобе было указано на отсутствие письменного соглашения с адвокатом, а в ответ на представленную адвокатом копию соглашения, было представлено заключение специалиста о том, что подпись в соглашении выполнена не доверителем. Заявитель настаивал, что адвокат потребовал дополнительную оплату, без которой отказывался осуществлять дальнейшее оказание юридической помощи. В подтверждение была представлена копия переписки в мессенджере. Заявитель просил разобраться в ситуации, принять решение об обязании адвоката вернуть выплаченный гонорар, а также потраченные на оплату изготовления заключения специалиста денежные средства.

В ходе заседания Квалификационной комиссии АП КО адвокат сообщил, что вел работу на предварительном следствии с сентября 2018 г. по август 2019 г. Приступив к ознакомлению с материалами дела, он узнал от следователя, что поступило заявление об отказе от его помощи, при этом данное заявление адвокату не поступало, а сразу была направлена жалоба доверителем в адвокатскую палату.

Квалификационная комиссия посчитала переписку в мессенджере недопустимым доказательством, так как не был доказан факт того, что переписка велась именно с адвокатом. В части оценки экспертного заключения о проверке подписи на последней странице договора справа от фамилии доверителя комиссия указала, что не может принять данное заключение в качестве доказательства вины, поскольку адвокатом были представлены копии материалов дела, где имеются подписи доверителя, исполнение которых свидетельствует о вариативности их выполнения в различных ситуациях.

То обстоятельство, что стороны не отрицают участие адвоката в качестве защитника по уголовному делу, не отрицают схожие условия заключенного соглашения, в том числе в части оплаты денежных средств, факты многократного участия адвоката К. в следственных действиях, наличия у него договора на оказание юридической помощи, объемного адвокатского досье, подтверждающего участие адвоката в защите, является основанием полагать о наличии соглашения об оказании юридической помощи.

По итогам рассмотрения Совет палаты пришел к мнению о необходимости прекращения дисциплинарного производства, так как установил, что адвокатом не допущено нарушение требований законодательства об адвокатуре при оказании юридической помощи. В части требований о возврате неотработанного, по мнению заявителя, гонорара и стоимости оплаты заключения специалиста Совет палаты отметил, что данный вопрос не находится в его компетенции.

В дальнейшем было рассмотрено дисциплинарное производство в отношении адвоката М., возбужденное по факту нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности на основании представления начальника Управления МЮ по Калининградской области и обращения следователя по особо важным делам СУ СК России по Калининградской области.

Из представления следовало, что в производстве СУ СК находится уголовное дело по обвинению должностных лиц УЭБ и ПК УМВД России по Калининградской области в совершении ряда преступлений.

Защиту одного из обвиняемых на стадии предварительного следствия осуществлял адвокат П. в порядке ст. 50 УПК РФ. В июне в отдел по расследованию особо важных дел СУ СК России по Калининградской области от данного обвиняемого поступило ходатайство о якобы совершении противоправных действий следователем и адвокатом П. с приложением протоколов событий системы аппаратно-программных комплексов «Безопасный город» по передвижению автомобиля адвоката П. и автомобиля следователя, ведущего расследование по делу.

Указанные протоколы событий получены обвиняемым на основании запросов адвоката М.

Из объяснений адвоката М. следует, что в мае 2019 г. к нему обратился гражданин (который, как выяснилось позднее, являлся вышеуказанным обвиняемым по делу) с предложением оказать ему услугу, заключающуюся в получении информации из ГКУ КО «Безопасный город» о передвижениях двух автомобилей.

Адвокат М. заключил два договора поручения с обвиняемым на получение сведений. Доверителем внесена оплата, что подтверждается соответствующими квитанциями. Адвокатом в адрес из ГКУ КО «Безопасный город» направлены два адвокатских запроса о передвижениях двух разных автомобилей за два периода времени.

Рассмотрев материалы дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия АП КО нашла, что в действиях адвоката М. усматриваются нарушения положений КПЭА и норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

В соответствии с п. 1 ст. 6.1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат вправе направлять в органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации в порядке, установленном этим законом, официальное обращение по входящим в компетенцию указанных органов и организаций вопросам о предоставлении справок, характеристик и иных документов, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи (далее – адвокатский запрос).

Пунктом 3 названной статьи предусмотрено, что требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса определяются федеральным органом юстиции по согласованию с заинтересованными органами государственной власти.

Во исполнение предписания федерального законодателя приказом Минюста России от 14 декабря 2016 г. № 288, проект которого был согласован с заинтересованными органами государственной власти, утверждены Требования, определяющие форму, порядок оформления и направления адвокатского запроса (п. 1).

Апелляционным определением Апелляционной коллегии ВС РФ от 23 ноября 2017 г. № АПЛ17-387 определено, в какой форме должен оформляться адвокатский запрос. В частности, ранее форма запроса предполагала раскрытие данных доверителей, с принятием вышеуказанного определения Верховным Судом возможно не заполнять данные, касающиеся их доверителей – физических лиц, однако в запросе по-прежнему надо указывать регистрационный номер, номер дела, процессуальный статус доверителя.

При составлении адвокатского запроса адвокат М. не указал процессуальное положение лица, в чьих интересах он действует, номер дела и регистрационный номер запроса в журнале регистрации адвокатских запросов.

В договорах поручения, заключенных между адвокатом М. и обвиняемым, в нарушение ст. 25 Закона об адвокатуре не определен вид юридической помощи (предмет договора), оказываемой доверителю, в рамках которой адвокат производит сбор сведений. Адвокатский запрос является способом оказания правовой помощи.

При осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией РФ, действующим законодательством, в том числе Законом об адвокатуре и Кодексом профессиональной этики адвоката.

Адвокат М., направив запрос в ГБУ «Безопасный город», не указав дату и номер регистрации соглашения, нарушил утвержденные требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса (ст. 7 Закона об адвокатуре), также в нарушение ст. 25 Закона об адвокатуре не указал в соглашении предмет оказания юридической помощи.

На основании вышеизложенного, в соответствии с подп. 1 п. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката Квалификационная комиссия вынесла заключение о наличии в действиях адвоката М. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, а именно ст. 7, 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

На заседании Совета АП КО адвокат М. вину в указанных выше нарушениях признал, указал, что не знал, для чего необходимы запрашиваемые сведения, сообщил, что будет впредь соблюдать требования к оформлению документации.

По итогам рассмотрения дела адвокату объявлено замечание.

Президент АП КО Евгений Галактионов, комментируя данное дисциплинарное производство, указал на необходимость неукоснительного соблюдения требований к оформлению адвокатского запроса и подробного указания в соглашении с доверителем, в чем именно состоит его предмет, а также отражения в запросе номера его регистрации. Евгений Галактионов отметил, что адвокату следовало быть более осмотрительным и обращать внимание на личность доверителя, а также выяснять цель, для которой необходимо предоставление указанных сведений. Выяснение мотивации и интереса лица, заключающего соглашение об оказании юридической помощи в данном случае, должно быть более тщательно изучено со стороны адвоката.

Совет АП КО определил норму представительства на XIХ Ежегодную отчетную конференцию АП Калининградской области, которая пройдет 31 января 2020 г.

Поделиться