Лента новостей

27 мая 2022 г.
Юбилейные торжества и новая «цифровая вершина»
Состоялась ежегодная конференция адвокатов Самарской области, приуроченная к празднованию 100-летия самарской адвокатуры и 20-летия палаты
27 мая 2022 г.
Дискуссия с адвокатами была интересной и исключительно полезной
26 мая костромские адвокаты приняли участие в круглом столе в рамках Костромского экономического форума
26 мая 2022 г.
К подсистеме подключены все районы
В Республике Мордовия внедрена в эксплуатацию подсистема АРПН КИС АР

Мнения

Акиф Бейбутов
27 мая 2022 г.
БЮП по закону и Положению о помощи pro bono
Адвокаты Республики Дагестан осуществляют большой объем работы по оказанию бесплатной юридической помощи населению и предпринимателям

Интервью

Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
20 мая 2022 г.
Юрий Пилипенко
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
Благодаря Закону об адвокатской деятельности соблюден баланс между интересами адвокатуры и общефедеральными ценностями

В целях обеспечения сохранности материалов судебных дел

8 апреля 2022 г. 15:25

Председатель ВС Республики Дагестан подтвердил наличие видеокамеры в комнате для адвокатов в здании суда


Как стало известно «АГ», председатель Верховного Суда Республики Дагестан Сергей Суворов в письме на имя президента Адвокатской палаты Республики Дагестан (далее – АП РД) Акифа Бейбутова подтвердил наличие видеокамеры в комнате для адвокатов, оборудованной в здании Суда, и обосновал этот факт необходимостью обеспечения сохранности материалов судебных дел. В комментарии «АГ» адвокат Шамиль Исаев, сообщивший в региональную палату об этой проблеме, выразил надежду, что ко всем участникам процесса будет проявлено одинаковое отношение и созданы надлежащие условия для выполнения профессионального долга. Президент АП Республики Дагестан Акиф Бейбутов подчеркнул, что комната для адвокатов в суде необходима для создания надлежащих условий для профессиональной деятельности, а наличие в ней видеокамер и иных записывающих устройств противоречит нормам законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Ранее в АП РД обратился адвокат Шамиль Исаев, который в своем заявлении (имеется у редакции) сообщил о наличии видеокамеры с функцией аудио- и видеозаписи в адвокатской комнате ВС РД, о чем на двери этого помещения имеется соответствующее объявление. В подтверждение своих доводов заявитель приложил фотоснимки и отметил, что сотрудники Суда фактически ведут запись переговоров адвокатов с доверителями, получая нелегальный доступ к данным, составляющим адвокатскую тайну. По этой причине Шамиль Исаев отказался проводить консультации с доверителями в выделенном для адвокатов помещении. Также он добавил, что в комнате для прокуроров отсутствуют видеокамеры и какие-либо записывающие устройства. «Указанные действия лиц, ответственных за организационную деятельность Верховного Суда РД, я воспринимаю как явное неуважение к адвокатскому сообществу РД и нашим корпоративным интересам, нарушение прав адвокатов и их доверителей», – подчеркивалось в заявлении адвоката.

В связи с этим Акиф Бейбутов направил письмо от 15 марта (есть у «АГ») Сергею Суворову с просьбой разобраться в сложившейся ситуации и принять меры по устранению нарушений как профессиональных прав адвокатов, так и законных интересов доверителей. В письме, в частности, отмечалось, что в адвокатской комнате ВС РД адвокаты знакомятся с материалами дел, занимаются подготовкой процессуальных документов, а также осуществляют консультирование и переговоры с доверителями по существу рассматриваемых дел (в том числе согласовывают позицию по делу перед судебными заседаниями).

«Между тем аудио- и видеофиксация дают сотрудникам Верховного Суда РД доступ к сведениям, получаемым адвокатом от своего доверителя в ходе таких бесед либо ознакомления с материалами судебных дел, составляющими адвокатскую тайну, что, в свою очередь, является грубым нарушением ст. 8 Закона об адвокатуре. Более того, аудио- и видеофиксация в адвокатской комнате не позволяют адвокатам соблюдать требования КПЭА», – указывалось в письме.

В своем ответе от 25 марта (имеется у редакции) Сергей Суворов пояснил, что комната для адвокатов, оборудованная в здании суда, предназначена главным образом для предоставления независимым профессиональным советникам по правовым вопросам возможности ознакомления с делами (материалами), находящимися на рассмотрении в ВС РД. «В связи с этим и с целью обеспечения сохранности содержимого судебных дел и материалов в комнате установлена видеокамера. Конфиденциальное общение адвоката с доверителем, который находится под стражей и участвует в судебном заседании ВС РД с использованием систем видео-конференц-связи, происходит непосредственно в зале судебного заседания в отсутствие посторонних лиц», – указано в письме.

В нем также отмечено, что именно с целью создания возможности конфиденциального общения адвоката с доверителем установлена отдельная телефонная линия и приобретен радиотелефон, который предоставляется адвокатам по их требованию. «В случае же необходимости такого общения с доверителем, не находящимся в условиях изоляции, это может быть сделано как в ином помещении ВС РД, так и за пределами суда. Отсутствие записывающих устройств в комнате для прокуроров объясняется тем, что при участии в судебных заседаниях представитель обвинения обязан находиться в форменном обмундировании. По этой причине в комнате для прокуроров, среди которых есть и представители женского пола, имеется возможность переодеться», – пояснил Сергей Суворов.

Комментируя «АГ» ответ председателя ВС РД, Шамиль Исаев задался вопросом о действии на практике презумпции добросовестности, когда реализация адвокатами права на ознакомление с материалами дела вызывает сомнения у суда, – в частности, в сохранности дел после выполнения адвокатами профессионального долга. «Таких сомнений в адрес сотрудников прокуратуры и реализации каких-либо методов обеспечения сохранности дел (материалов), с которыми они могут ознакомиться, в письме не приводится», – заметил он.

Адвокат полагает, что в комментируемом документе не нашел ответа вопрос о необходимости ведения аудиозаписи в адвокатской комнате. «Если невозможность видеозаписи в комнате прокурора обосновывается тем, что комната используется также для того, чтобы сотрудники могли переодеться в форменное обмундирование, то причины отсутствия аудиозаписывающего устройства в письме не приведены, как и причины, по которым камера не могла бы быть направлена лишь на ту сторону комнаты, где возможно только ознакомление с делом (стол), – отметил Шамиль Исаев. – В некоторых делах одну из сторон порой представляют несколько адвокатов, которые при ознакомлении с делами (материалами) могут делать заметки, обсуждать друг с другом некоторые нюансы, консультироваться по ходу ознакомления, что является нормальной практикой. Запись этих разговоров не может не являться нарушением адвокатской тайны».

Адвокат также прокомментировал упоминание в письме ВС РД про оборудованную комнату для адвокатов. «Комната действительно оборудована: в ней имеются камера с функцией аудио-, видеозаписи и не совсем исправный компьютер с неработающим дисководом, который создает серьезные проблемы при ознакомлении с материалами, приобщенными к делу в виде цифровых документов, с чем я лично неоднократно сталкивался. Кроме того, комната намного меньше той, что предоставлена прокурорам, в ней неприятный запах, выветрить который не представляется возможным, поскольку ранее данное помещение имело иное назначение. Остается надеяться, что к участникам процесса будет проявлено одинаковое отношение и созданы надлежащие условия для выполнения профессионального долга», – заключил Шамиль Исаев.

Президент АП РД Акиф Бейбутов отметил, что ситуация с видеонаблюдением в комнате адвокатов в республиканском ВС, безусловно, усложняет работу адвокатов в этом помещении, поскольку о конфиденциальности в таком случае говорить не приходится. «Довод Верховного Суда РД о том, что видеокамера в адвокатской комнате установлена с целью обеспечения сохранности содержимого судебных дел и материалов в ходе ознакомления адвокатом с ними, вполне понятен. Между тем указанное не должно, на мой взгляд, обеспечиваться за счет нарушения (ограничения) профессиональных прав адвокатов. Решение вопроса видится в выделении в ВС РД отдельного кабинета с видеонаблюдением для ознакомления с материалами судебных дел для всех представителей и участников судебных разбирательств, в которых также смогут работать и адвокаты», – полагает он.

«При этом комната для адвоката необходима для создания надлежащих условий для осуществления профессиональной деятельности адвокатами, которые порой по полдня находятся в Верховном Суде РФ в ожидании начала судебного заседания, и, естественно, наличие камер и иных записывающих устройств она не предполагает, что в свою очередь, также противоречит нормам законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре», – в заключение подчеркнул Акиф Бейбутов.

Зинаида Павлова

Поделиться