Лента новостей

2 декабря 2022 г.
Заинтересованность детей – лучшее свидетельство востребованности и полезности проекта
В российских регионах идет новый сезон проекта «Адвокатура в школе»
2 декабря 2022 г.
Адвокаты полностью справляются с оказанием БЮП
Член Совета ФПА РФ, президент АП Рязанской области Сергей Кочетков рассказал в телеэфире об отношении адвокатского сообщества Рязанской области к предстоящему созданию госюрбюро в регионе
2 декабря 2022 г.
Вспомнили историю палаты
В Петропавловске-Камчатском состоялось торжественное мероприятие, посвященное 20-летию образования АП Камчатского края

Мнения

Ирина Прищепова
2 декабря 2022 г.
Создавать новые, более высокие стандарты работы с доверителем
Молодые адвокаты предлагают идеи и проекты, направленные на повышение престижа и ценности адвокатуры в глазах граждан

Интервью

Автоматизированная система позволяет справедливо распределять дела по назначению между адвокатами
2 декабря 2022 г.
Александр Амелин
Автоматизированная система позволяет справедливо распределять дела по назначению между адвокатами
Суды республики первыми оперативно включились в работу КИС АР, показав хороший пример органам следствия и дознания

В целях обеспечения сохранности материалов судебных дел

8 апреля 2022 г. 15:25

Председатель ВС Республики Дагестан подтвердил наличие видеокамеры в комнате для адвокатов в здании суда


Как стало известно «АГ», председатель Верховного Суда Республики Дагестан Сергей Суворов в письме на имя президента Адвокатской палаты Республики Дагестан (далее – АП РД) Акифа Бейбутова подтвердил наличие видеокамеры в комнате для адвокатов, оборудованной в здании Суда, и обосновал этот факт необходимостью обеспечения сохранности материалов судебных дел. В комментарии «АГ» адвокат Шамиль Исаев, сообщивший в региональную палату об этой проблеме, выразил надежду, что ко всем участникам процесса будет проявлено одинаковое отношение и созданы надлежащие условия для выполнения профессионального долга. Президент АП Республики Дагестан Акиф Бейбутов подчеркнул, что комната для адвокатов в суде необходима для создания надлежащих условий для профессиональной деятельности, а наличие в ней видеокамер и иных записывающих устройств противоречит нормам законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Ранее в АП РД обратился адвокат Шамиль Исаев, который в своем заявлении (имеется у редакции) сообщил о наличии видеокамеры с функцией аудио- и видеозаписи в адвокатской комнате ВС РД, о чем на двери этого помещения имеется соответствующее объявление. В подтверждение своих доводов заявитель приложил фотоснимки и отметил, что сотрудники Суда фактически ведут запись переговоров адвокатов с доверителями, получая нелегальный доступ к данным, составляющим адвокатскую тайну. По этой причине Шамиль Исаев отказался проводить консультации с доверителями в выделенном для адвокатов помещении. Также он добавил, что в комнате для прокуроров отсутствуют видеокамеры и какие-либо записывающие устройства. «Указанные действия лиц, ответственных за организационную деятельность Верховного Суда РД, я воспринимаю как явное неуважение к адвокатскому сообществу РД и нашим корпоративным интересам, нарушение прав адвокатов и их доверителей», – подчеркивалось в заявлении адвоката.

В связи с этим Акиф Бейбутов направил письмо от 15 марта (есть у «АГ») Сергею Суворову с просьбой разобраться в сложившейся ситуации и принять меры по устранению нарушений как профессиональных прав адвокатов, так и законных интересов доверителей. В письме, в частности, отмечалось, что в адвокатской комнате ВС РД адвокаты знакомятся с материалами дел, занимаются подготовкой процессуальных документов, а также осуществляют консультирование и переговоры с доверителями по существу рассматриваемых дел (в том числе согласовывают позицию по делу перед судебными заседаниями).

«Между тем аудио- и видеофиксация дают сотрудникам Верховного Суда РД доступ к сведениям, получаемым адвокатом от своего доверителя в ходе таких бесед либо ознакомления с материалами судебных дел, составляющими адвокатскую тайну, что, в свою очередь, является грубым нарушением ст. 8 Закона об адвокатуре. Более того, аудио- и видеофиксация в адвокатской комнате не позволяют адвокатам соблюдать требования КПЭА», – указывалось в письме.

В своем ответе от 25 марта (имеется у редакции) Сергей Суворов пояснил, что комната для адвокатов, оборудованная в здании суда, предназначена главным образом для предоставления независимым профессиональным советникам по правовым вопросам возможности ознакомления с делами (материалами), находящимися на рассмотрении в ВС РД. «В связи с этим и с целью обеспечения сохранности содержимого судебных дел и материалов в комнате установлена видеокамера. Конфиденциальное общение адвоката с доверителем, который находится под стражей и участвует в судебном заседании ВС РД с использованием систем видео-конференц-связи, происходит непосредственно в зале судебного заседания в отсутствие посторонних лиц», – указано в письме.

В нем также отмечено, что именно с целью создания возможности конфиденциального общения адвоката с доверителем установлена отдельная телефонная линия и приобретен радиотелефон, который предоставляется адвокатам по их требованию. «В случае же необходимости такого общения с доверителем, не находящимся в условиях изоляции, это может быть сделано как в ином помещении ВС РД, так и за пределами суда. Отсутствие записывающих устройств в комнате для прокуроров объясняется тем, что при участии в судебных заседаниях представитель обвинения обязан находиться в форменном обмундировании. По этой причине в комнате для прокуроров, среди которых есть и представители женского пола, имеется возможность переодеться», – пояснил Сергей Суворов.

Комментируя «АГ» ответ председателя ВС РД, Шамиль Исаев задался вопросом о действии на практике презумпции добросовестности, когда реализация адвокатами права на ознакомление с материалами дела вызывает сомнения у суда, – в частности, в сохранности дел после выполнения адвокатами профессионального долга. «Таких сомнений в адрес сотрудников прокуратуры и реализации каких-либо методов обеспечения сохранности дел (материалов), с которыми они могут ознакомиться, в письме не приводится», – заметил он.

Адвокат полагает, что в комментируемом документе не нашел ответа вопрос о необходимости ведения аудиозаписи в адвокатской комнате. «Если невозможность видеозаписи в комнате прокурора обосновывается тем, что комната используется также для того, чтобы сотрудники могли переодеться в форменное обмундирование, то причины отсутствия аудиозаписывающего устройства в письме не приведены, как и причины, по которым камера не могла бы быть направлена лишь на ту сторону комнаты, где возможно только ознакомление с делом (стол), – отметил Шамиль Исаев. – В некоторых делах одну из сторон порой представляют несколько адвокатов, которые при ознакомлении с делами (материалами) могут делать заметки, обсуждать друг с другом некоторые нюансы, консультироваться по ходу ознакомления, что является нормальной практикой. Запись этих разговоров не может не являться нарушением адвокатской тайны».

Адвокат также прокомментировал упоминание в письме ВС РД про оборудованную комнату для адвокатов. «Комната действительно оборудована: в ней имеются камера с функцией аудио-, видеозаписи и не совсем исправный компьютер с неработающим дисководом, который создает серьезные проблемы при ознакомлении с материалами, приобщенными к делу в виде цифровых документов, с чем я лично неоднократно сталкивался. Кроме того, комната намного меньше той, что предоставлена прокурорам, в ней неприятный запах, выветрить который не представляется возможным, поскольку ранее данное помещение имело иное назначение. Остается надеяться, что к участникам процесса будет проявлено одинаковое отношение и созданы надлежащие условия для выполнения профессионального долга», – заключил Шамиль Исаев.

Президент АП РД Акиф Бейбутов отметил, что ситуация с видеонаблюдением в комнате адвокатов в республиканском ВС, безусловно, усложняет работу адвокатов в этом помещении, поскольку о конфиденциальности в таком случае говорить не приходится. «Довод Верховного Суда РД о том, что видеокамера в адвокатской комнате установлена с целью обеспечения сохранности содержимого судебных дел и материалов в ходе ознакомления адвокатом с ними, вполне понятен. Между тем указанное не должно, на мой взгляд, обеспечиваться за счет нарушения (ограничения) профессиональных прав адвокатов. Решение вопроса видится в выделении в ВС РД отдельного кабинета с видеонаблюдением для ознакомления с материалами судебных дел для всех представителей и участников судебных разбирательств, в которых также смогут работать и адвокаты», – полагает он.

«При этом комната для адвоката необходима для создания надлежащих условий для осуществления профессиональной деятельности адвокатами, которые порой по полдня находятся в Верховном Суде РФ в ожидании начала судебного заседания, и, естественно, наличие камер и иных записывающих устройств она не предполагает, что в свою очередь, также противоречит нормам законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре», – в заключение подчеркнул Акиф Бейбутов.

Зинаида Павлова

Поделиться