Лента новостей

23 апреля 2024 г.
АП Брянской области и Центр реабилитации инвалидов заключили соглашение о сотрудничестве
Достигнута договоренность о содействии в оказании бесплатной юридической помощи инвалидам
23 апреля 2024 г.
Особый предмет для гордости – сайт палаты
Состоялась Двадцать четвертая годовая конференция адвокатов Самарской области

Мнения

Тимофей Жирнов
22 апреля 2024 г.
Основная цель – сделать квалифицированную юридическую помощь доступной каждому нуждающемуся в ней гражданину
Об оказании адвокатами бесплатной юридической помощи в МФЦ, Брянском филиале Фонда «Защитники Отечества» и Негосударственном центре бесплатной юридической помощи при АП Брянской области

Интервью

Адвокатура – это своего рода семья
12 апреля 2024 г.
Александр Илькун
Адвокатура – это своего рода семья
Роль женщин в адвокатуре сложно переоценить

«Суды не вправе подменять собой органы адвокатского самоуправления»

17 апреля 2023 г. 16:50

На втором круге рассмотрения Мосгорсуд отказал в удовлетворении иска бывшего адвоката к АП г. Москвы


14 марта Московский городской суд на повторном круге рассмотрения оставил в силе решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении иска к АП г. Москвы, поданного гражданином Р., ранее лишенным статуса адвоката за дисциплинарный проступок. Как сообщает «АГ», Мосгорсуд учел позицию Второго КСОЮ, напомнившего, что суд не может принимать на себя функции адвокатской палаты, в ведении которой находится принятие решения о наличии либо отсутствии в действиях адвоката дисциплинарного проступка. Первый вице-президент АП г. Москвы Игорь Поляков назвал определение Второго КСОЮ знаковым для адвокатской корпорации, отметив, что «кассация, прислушавшись к нашим доводам, расставила всё на свои места, заложив прочную основу для рассмотрения подобных споров в дальнейшем».

27 августа 2020 г. Совет АП г. Москвы на основании заключения Квалификационной комиссии прекратил адвокатский статус Р. за выполнение им функции защитника-«дублера». Тогда Совет палаты выявил, что действия адвоката существенно навредили правам и законным интересам доверителя, ущемив его право на получение юридической помощи от защитника по соглашению при продлении срока содержания в СИЗО. «В судебном заседании доверитель возражал против участия защитника по назначению и рассмотрения ходатайства следователя в отсутствие защитника по соглашению. Однако адвокат Р., действуя вопреки интересам своего подзащитного, не поддержал его позицию, ответив “Не возражаю” на вопрос суда о возможности продолжения судебного заседания в отсутствие защитника по соглашению», – отмечается на сайте АП г. Москвы.

В ходе дисциплинарного разбирательства адвокат попытался скрыть допущенные им нарушения: после поступления жалобы на него в палату он подал апелляционную жалобу и замечания на протокол судебного заседания с грубым нарушением установленного законом сроков (спустя пять месяцев после вынесения постановления суда). При избрании меры дисциплинарной ответственности Совет учел, что ранее Р. систематически нарушал порядок осуществления защиты по назначению и уже получал предупреждение в виде дисциплинарного взыскания: тогда он принимал заявки на участие в делах по назначению как посредством АИС АПМ, так и путем прямых обращений должностных лиц, в производстве которых находились уголовные дела.

Впоследствии Р. обжаловал решение Совета палаты в суде, который не выявил нарушений процедуры дисциплинарного производства и счел, что решение вопроса о выборе вида дисциплинарного взыскания относится к компетенции профессионального сообщества адвокатов, которое приняло КПЭА, поэтому только оно компетентно давать оценку наличию либо отсутствию события дисциплинарного проступка, а также избирать вид дисциплинарного взыскания.

В свою очередь Мосгорсуд отменил решение нижестоящего суда и удовлетворил исковые требования, распорядившись восстановить статус адвоката, в связи с этим решение Совета палаты и заключение Квалифкомиссии были отменены. Тем самым МГС сделал вывод, что доверитель злоупотребил правом на защиту, пытаясь затянуть процесс «с целью искусственного создания ситуации нарушения права на защиту обвиняемого», и этот вопрос не был исследовал Адвокатской палатой и судом первой инстанции. Апелляция добавила, что непривлечение защитника по назначению нарушило бы права доверителя, поскольку Р. уже принял на себя защиту обвиняемого, а последний не подал заявление об осуществлении самостоятельной защиты.

АП г. Москвы обжаловала определение апелляции во Второй кассационный суд общей юрисдикции как незаконное и необоснованное, а также не соответствующее фактическим обстоятельствам дела.

Изучив доводы жалобы, Второй КСОЮ в Определении от 22 декабря 2022 г. не согласился с выводами апелляционной инстанции и напомнил, что суд не может принимать на себя функции уполномоченного органа, в ведении которого находится принятие решения о наличии/отсутствии в действиях адвоката дисциплинарного проступка. «Такой вопрос не может быть разрешен иначе, чем органами адвокатской палаты. Законом установлены основания и порядок привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения им своих профессиональных обязанностей», – подчеркивалось в определении.

Кассация добавила, что при продлении обвиняемому срока стражи суд не исходил из наличия факта злоупотребления обвиняемым и его защитником по соглашению процессуальными правами (правом на защиту). При этом апелляция проигнорировала доводы ответчика о нарушении адвокатом положений Закона об адвокатуре и КПЭА, а также неподдержании Р. ходатайства обвиняемого. «Помимо этого, квалификация судом чьих-либо действий или бездействия в качестве злоупотребления (нарушения) в любом случае исключена, если эти лица не привлечены к участию в деле и по этой причине не могут представить возражения в свою защиту. Вместе с тем суд апелляционной инстанции высказал суждения о правах и интересах лица, не привлеченного к участию в деле, в рассматриваемом случае К., указав о злоупотреблении последним правом на защиту», – заметил Второй КСОЮ.

Кассационный суд также обратил внимание, что апелляция не дала оценки выявленному палатой нарушению со стороны Р. относительно незаявления возражений против рассмотрения ходатайства следователя о продлении обвиняемому срока стражи в отсутствие защитника по соглашению, которое явилось следствием привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности. По итогам рассмотрения жалобы Второй КСОЮ отменил апелляционное определение и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Как сообщается на сайте АПГМ, судья Верховного Суда отказал истцу в пересмотре кассационного определения, а 14 марта суд апелляционной инстанции в результате повторного рассмотрения апелляционной жалобы Р. оставил ее без удовлетворения, а решение суда первой инстанции об отказе в иске – без изменения.

Первый вице-президент АП г. Москвы Игорь Поляков назвал определение Второго КСОЮ знаковым для адвокатской корпорации. «Адвокатура действует на основе принципов законности, независимости и корпоративности. И суды не вправе подменять собой органы адвокатского самоуправления. Выводы апелляционной инстанции сделаны без учета того обстоятельства, что решение совета о прекращении статуса адвоката может быть обжаловано в суд лицом, привлеченным к дисциплинарной ответственности, только в связи с нарушением процедуры его принятия. Суд не может пересматривать фактические обстоятельства, которые были установлены квалификационной комиссией в ходе дисциплинарного производства. И тем более – выступать в гражданском деле в качестве уголовного суда, делая выводы, находящиеся в компетенции последнего. Выводы апелляционной инстанции были сделаны с грубыми нарушениями норм материального и процессуального права и не соответствовали фактическим обстоятельствам дела. И мы рады, что кассация, прислушавшись к нашим доводам, расставила всё на свои места, заложив прочную основу для рассмотрения подобных споров в дальнейшем», – подчеркнул он.

Подробная информация опубликована на advgazeta.ru.

Зинаида Павлова

Поделиться