Лента новостей

27 января 2023 г.
Работаем дальше на пользу сообществу
27 января состоялась 22-я отчетно-выборная конференция адвокатов Ивановской области
27 января 2023 г.
Может быть создан опасный прецедент
У адвоката АП Ростовской области проведен обыск в связи с возбуждением в его отношении дела об оскорблении следователя
27 января 2023 г.
За 10 лет бесплатную помощь получили десятки тысяч граждан
В Ростовской области выстроена эффективная государственная система БЮП

Мнения

Марина Копырина
27 января 2023 г.
У каждого обратившегося может быть несколько вопросов
За прошлый год адвокаты Кировской области оказали бесплатную юридическую помощь 2128 гражданам

Интервью

Адвокат зачастую выступает не только как профессиональный советник по правовым вопросам, но и как психолог
20 января 2023 г.
Светлана Васильева
Адвокат зачастую выступает не только как профессиональный советник по правовым вопросам, но и как психолог
Обращения наших доверителей в большинстве своем требуют не только юридического, но и человеческого подхода

Признан виновным в применении насилия в отношении сотрудника полиции

23 января 2023 г. 17:10

Урванский районный суд Кабардино-Балкарской Республики приговорил адвоката АП КБР Ратмира Жилокова к 1,5 годам лишения свободы


23 января состоялось итоговое заседание Урванского районного суда Кабардино-Балкарской Республики по уголовному делу в отношении адвоката АП Кабардино-Балкарской Республики Ратмира Жилокова, который обвинялся в применении насилия в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК РФ). Суд признал его виновным и назначил наказание в виде лишения свободы на 1,5 года реального лишения свободы. Защитники Ратмира Жилокова в комментарии «АГ» негативно оценили выводы суда. Один из них заметил, что фактически суд признал возможность защиты законом противоправных действий полицейских. Другая добавила, что аргументы защиты были проигнорированы, и сообщила, что приговор будет обжалован в ближайшее время.

Напомним, Ратмир Жилоков представлял интересы Дианы Безаргиковой, которую правоохранительные органы заподозрили в организации азартных игр. 20 мая 2020 г. адвокат по просьбе доверительницы прибыл для участия в осмотре полицейскими помещения, в котором Безаргикова собиралась открыть интернет-кафе. В районе обеда на место прибыл оперуполномоченный с целью обследования помещения, не имея на это правовых оснований. Позднее к нему присоединились сотрудники полиции. До позднего вечера они в отсутствие законных оснований пытались проникнуть в помещение. Еще до начала мероприятия на место подъехал еще один сотрудник полиции (впоследствии оказалось, что это был заместитель начальника по охране общественного порядка ОМВД по Урванскому району Тимур Нагоев), который начал угрожать адвокату и после словесной перепалки стал заламывать ему руки и приказал подчиненным доставить Жилокова в отдел.

Читайте также:
Обвинение было выстроено на основе противоречивых показаний свидетелей
Прокуратура попросила два года лишения свободы для адвоката Ратмира Жилокова

Для защиты прав задержанного коллеги в отдел полиции прибыли адвокаты АП КБР Наталья Магова, Диана Ципинова и Людмила Кочесокова, однако оказать квалифицированную юридическую помощь им не удалось из-за воспрепятствования этому нескольких полицейских во главе с их начальником Радионом Шогеновым. При этом полицейские затащили Диану Ципинову в здание отдела и заковали в наручники, продержав ее там до приезда сотрудников отдела собственной безопасности МВД.

29 мая 2020 г. Диана Ципинова и Ратмир Жилоков были задержаны, и вскоре им были предъявлены обвинения по ч. 1 ст. 318 УК РФ. По версии следствия, поводом для изначального задержания Жилокова послужило то, что он ударил Тимура Нагоева головой в лицо, причинив телесные повреждения.

Впоследствии первый заместитель прокурора КБР Юрий Лаврешин вынес постановление об отказе в удовлетворении жалобы защиты на незаконность возбуждения уголовного дела в отношении Ратмира Жилокова. Прокуратура посчитала, что для принятия решения о возбуждении дела не требуется установление всех обстоятельств события, содержащего признаки преступления, так как эти вопросы разрешаются в ходе предварительного расследования. 23 мая 2021 г. заместитель генпрокурора Андрей Кикоть утвердил обвинительное заключение: в письме Генпрокуратуры Ратмиру Жилокову сообщалось, что материалы дела переданы в суд.

Защита адвоката ходатайствовала о возвращении дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ из-за неопределенностей, содержащихся в обвинительном заключении. Адвокат АП Белгородской области Борис Золотухин, защищающий Ратмира Жилокова, отметил, что, согласно обвинительному заключению, потерпевший прибыл на место осмотра помещения 20 мая 2020 г. в соответствии с п. 13 Инструкции ответственного руководящего состава ОМВД РФ по Урванскому району от 24 января 2019 г. № 40. Согласно содержанию указанного пункта Инструкции потерпевший, являясь ответственным от руководящего состава, обязан выезжать на места тяжких и особо тяжких преступлений, чрезвычайных происшествий, а также происшествий и преступлений, связанных с сотрудниками полиции. Однако в обвинении не указано, в связи с каким тяжким или особо тяжким преступлением, ЧП или происшествием с сотрудником полиции Тимур Нагоев прибыл к указанному в обвинении адресу. Кроме того, по версии следствия, Ратмир Жилоков не выполнял законные требования Тимура Нагоева, что не соответствует вступившему в силу решению Урванского районного суда по делу об административном правонарушении, согласно которому обвиняемым никаких нарушений закона, дающих основания для применения к нему меры административного принуждения, не допущено.

15 декабря 2022 г. прошли прения, в ходе которых адвокат АП КЧР Зарема Казанова заметила, что, выехав 20 мая 2020 г. на осмотр помещения, в котором Диана Безаргикова собиралась открыть интернет-кафе, Тимур Нагоев не находился при исполнении своих служебных обязанностей, поскольку ни у него, ни у других сотрудников полиции не имелось при себе письменного распоряжения на обследование помещений, которое должно быть в соответствии с п. 10 Приказа МВД России от 1 апреля 2014 г. № 199 (ред. от 17 апреля 2017 г.) «Об утверждении Инструкции о порядке проведения сотрудниками органов внутренних дел Российской Федерации гласного оперативно-разыскного мероприятия обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств и Перечня должностных лиц органов внутренних дел Российской Федерации, уполномоченных издавать распоряжения о проведении гласного оперативно-разыскного мероприятия обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств».

Защитник обратила внимание, что факт отсутствия телесных повреждений подтверждается произведенной на мобильный телефон адвоката Дианы Ципиновой видеозаписью, из которой усматривается, что в ночь с 20 мая на 21 мая 2020 г. примерно в 00:30 на лице Тимура Нагоева отсутствовали повреждения.

Как отмечал Борис Золотухин, прокурор посчитала, что Ратмир Жилоков совершил действия, указанные в обвинительном заключении, т.е. насилие с целью препятствования всей деятельности сотрудника полиции, несмотря на то что полтора года назад, после изложения обвинения, другой прокурор конкретизировала его в части мотива действий подсудимого. «В обвинительном заключении указано, что насилие применено с целью воспрепятствования всей законной, входящей в должностные обязанности деятельности замначальника ОВД, и прокурор тогда уточнила, что только с целью препятствования проникновению сотрудников полиции в помещение», – заметил защитник.

По мнению адвоката, неповиновения не было, так как требования полиции не были законными. «Даже если считать, что Ратмир Жилоков все-таки нанес удар, то он был нанесен с целью препятствования незаконным требованиям. В соответствии с позицией КС и судебной практикой незаконные действия не могут являться исполнением сотрудником должностных обязанностей. Получается, что даже если бы и был удар, то он причинен не представителю власти, а иному лицу, и тогда это побои, которые не образуют уголовную ответственность. Об этой своей позиции мы и говорили в прениях», – указал защитник.

В последнем слове 17 января Ратмир Жилоков заметил, что, по мнению гособвинителя, все сотрудники полиции, которые являются свидетелями, никак не заинтересованы в исходе уголовного дела, поскольку они не находились в подчинении Тимура Нагоева. Между тем Тимур Нагоев, являясь заместителем начальника полиции по охране общественного порядка ОМВД России по Урванскому району, действовал в соответствии с Инструкцией ответственного руководящего состава ОМВД РФ по Урванскому району от 24 января 2019 г. № 40. Согласно п. 3.7 этого документа он организует контроль за деятельностью всех служб отдела МВД России по Урванскому району по вопросам обеспечения охраны общественного порядка и общественной безопасности граждан на территории обслуживания отдела и вправе отдавать оперативным дежурным, служебным и дежурным нарядам обязательные к исполнению распоряжения по вопросам обеспечения охраны общественного порядка, осуществления неотложных мер по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, розыску преступников и других разыскиваемых лиц. Это, по мнению Ратмира Жилокова, говорит о том, что свидетели – сотрудники полиции – находились в прямом подчинении Тимура Нагоева. В завершение Ратмир Жилоков выразил надежду, что решение суда будет объективным и законным.

23 января Урванский районный суд КБР огласил вводную и резолютивную части приговора. Как рассказал «АГ» Борис Золотухин, суд признал адвоката виновным и приговорил к 1,5 годам лишения свободы. Детальный комментарий будет после получения приговора.

В свою очередь Зарема Казанова с сожалением отметила, что приговор не оправдал ожиданий стороны защиты. «Особое удивление вызвал столь суровый приговор с учетом характеризующих данных и наличия четверых несовершеннолетних детей на иждивении Ратмира Жилокова. Мы надеялись, что наши доводы будут услышаны судом, однако, как очевидно, аргументы были проигнорированы», – указала она. Защитник отметила, что приговор будет обжалован в ближайшее время.

Адвокат АП Карачаево-Черкесской Республики Казбек Тохчуков, также защищающий коллегу, назвал приговор незаконным, предвзятым и алогичным, указав, что суд признал возможность защиты законом противоправных действий.

Марина Нагорная

Поделиться