Лента новостей

27 ноября 2020 г.
Не рисковать здоровьем и не тратить время в очередях СИЗО
Совет АП Челябинской области обсудил возможность использовании в следственных изоляторах на территории области ВКС между адвокатами и доверителями
24 ноября 2020 г.
Стабильность взаимодействия судов, органов правоприменения и адвокатов
Центр СЮП ПАСО – лауреат премии «Юрист 2020 года»
24 ноября 2020 г.
Позитивные итоги профессиональной работы
АП Камчатского края обнародовала первый сборник оправдательных приговоров

Мнения

Олег Панасюк
26 ноября 2020 г.
Процедуру внесудебного банкротства физических лиц необходимо упростить
О том, почему гражданин, являющийся банкротом, должен иметь право на бесплатную юридическую помощь

Интервью

Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
25 ноября 2020 г.
Николай Кипнис
Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
Постоянно ускоряющаяся динамика изменений в законодательстве требует от каждого адвоката больших усилий и временных затрат на повышение квалификации

Показательное исследование

20 ноября 2020 г. 18:39

АП Челябинской области представила результаты опроса адвокатов о нарушениях их профессиональных прав


Опрос проводила Комиссия по защите прав адвокатов Адвокатской палаты Челябинской области (далее – Комиссия) по поручению президента палаты Ивана Казакова. В частности, исследование показало, что ситуации, когда имеет место противодействие законной адвокатской деятельности, из года в год повторяются, сообщил председатель Комиссии Рауль Хашимов. Он обратил внимание коллег на то, что в отношении некоторых типичных случаев нарушения профессиональных прав адвокатов уже выработаны «вакцины», и долгом каждого адвоката, столкнувшегося с каким-либо способом воспрепятствования принципиальной и активной защите или представительству, должно стать применение одобренных и опробованных мер противодействия таким нарушениям.

По информации Адвокатской палаты Челябинской области (далее – АП ЧО), в анкетировании приняли участие 248 адвокатов с разным стажем профессиональной деятельности. Так, 11,5% респондентов имели стаж до 2 лет, 13,5% – от 3 до 5 лет, 19,5% – от 6 до 9 лет, 35,5% – от 10 до 20 лет, 20% – более 20 лет.

Участникам опроса предлагалось указать, с какими формами противодействия (вмешательства и воспрепятствования) законной адвокатской деятельности им приходилось сталкиваться лично. Было предложено 25 вариантов подобных ситуаций, которые были отобраны исходя из анализа информационной повестки дня в сфере защиты прав адвокатов и характера поступающих в АП Челябинской области обращений. Их условно можно разделить на две категории.

Во-первых, это нарушения прав адвокатов, которые регулируются процессуальным законодательством. Их можно скорее отнести к нарушениям прав доверителя, которые опосредованно выступают и в качестве форм противодействия адвокатам. Например, отказ в удовлетворении ходатайств о допросе свидетелей, о назначении судебной экспертизы, о приобщении доказательств к материалам уголовных дел. Во-вторых, «умаление профессии», что может считаться противодействием законной адвокатской деятельности. Например, истребование от адвоката не предусмотренных законом дополнительных документов, подтверждающих его полномочия, сокрытие от адвоката места нахождения задержанного доверителя, вызов его на допрос в качестве свидетеля.

Большинство адвокатов отметили, что чаще им приходится встречаться с фактами нарушения именно их процессуальных прав.

Так, с необоснованным отказом в удовлетворении ходатайств адвоката о допросе свидетелей, приобщении заключения специалиста, вызове на допрос специалиста, производстве судебной экспертизы и других следственных действий столкнулись 55% опрошенных; с необоснованным отказом в приобщении к материалам дела предметов и документов, которые могут быть признаны вещественными доказательствами и иными документами по делу, – 21%, а с отказом в приобщении иного документа (письменного доказательства), фиксирующего результат опроса адвокатом лиц с их согласия, – 18%.

С нарушениями права адвоката фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, сталкивались 15% опрошенных.

Адвокаты АП ЧО также отметили единичные случаи отказов в допуске к участию в процессуальных действиях (2,5%), получения у них подписок о неразглашении данных предварительного расследования в отсутствие надлежащих оснований (1,5%).

Что касается результатов опроса, касающихся иных форм воспрепятствования адвокатской деятельности, они таковы.

Отказ в выдаче документов (сведений), необходимых для осуществления профессиональной деятельности, получили 40% респондентов, а несвоевременную (за пределами установленных сроков) выдачу таких документов – 34% опрошенных.

На сокрытие от адвоката места нахождения подзащитного указали 31% респондентов, а на допрос в качестве свидетеля по обстоятельствам, которые стали известны в связи с осуществлением профессиональной деятельности, вызывали 17% адвокатов, участвовавших во опросе.

В АП ЧО отметили, что способы «исключения» неугодных адвокатов из процесса защиты подозреваемых и обвиняемых, к сожалению, стали уже «визитной карточкой» ряда следственных подразделений.

В случаях, когда имели место нарушения условий конфиденциальности встреч, переписки и телефонных переговоров с доверителем, побывали 16% опрошенных адвокатов. По мнению АП ЧО, данные ситуации требуют от адвокатов как самостоятельного принятия мер по обеспечению конфиденциальности переговоров с доверителями (например, использование средств защиты электронных переговоров), так и настойчивости в предъявлении требований к лицам, осуществляющим уголовное судопроизводство, обеспечить конфиденциальное общение с доверителями.

Распространены истребования у адвокатов сведений и документов, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, в том числе соглашений об оказании юридической помощи (на что указали 11% опрошенных). Нередки отказы адвокатам в допуске к участию в деле и истребования у них дополнительных документов, подтверждающих их полномочия, не предусмотренных законом для допуска к участию в деле (на это указали 10% опрошенных). Кроме того, 7% опрошенных заявили, что сталкивались с незаконным отстранением от участия в качестве защитника в уголовном деле. В качестве способов отстранения назывались и отвод защитника с приведением различных часто не вполне обоснованных доводов, и «внушение» «загнанному в угол» доверителю мысли о необходимости отказа от защитника.

Примерно одинаковое число нарушений прав адвокатов отмечено в отношении следующих опасных ситуаций: производство обысков в служебных и жилых помещениях адвокатов (3); производство иных следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий в отношении адвокатов (6); возбуждение уголовных дел в отношении адвокатов в связи с осуществлением профессиональной деятельности (2); привлечение адвоката к ответственности за мнение, выраженное при осуществлении адвокатской деятельности (3). За период после появления в УПК РФ ст. 450.1 дважды осуществлялись санкционированные судом обыски в жилищах и служебных помещениях адвокатов с участием представителя Комиссии по защите прав адвокатов. Все подобные процессуальные действия проводились крайне корректно и без вмешательства в профессиональную тайну адвокатов.

Наибольшее беспокойство АП ЧО вызывают отмеченные случаи причинения вреда жизни и здоровью адвокатов в связи с осуществлением профессиональной деятельности и непринятие мер по обеспечению безопасности адвоката и членов его семьи в связи с угрозой таких действий. Так, 7 адвокатов указали, что им лично приходилось сталкиваться с этим. АП ЧО всегда реагирует на подобные ситуации, направляя обращения руководителям следственных подразделений и в органы прокуратуры.

В ходе опроса многие адвокаты указали на проблему оплаты их труда по назначению, которая выражается в нарушении сроков вынесения соответствующих постановлений.

Как сообщил пресс-службе ФПА РФ председатель Комиссии АП ЧО по защите прав адвокатов Рауль Хашимов, проведенный Комиссией опрос адвокатов показателен с точки зрения того, что противодействие законной адвокатской деятельности происходит из года в год. Конечно, происходят изменения законодательства, появляются разъяснения органов адвокатского самоуправления, многим адвокатам удается добиться признания своей правоты в судах, но проблемы остаются, заметил он.

«В этой связи хотелось бы обратить внимание коллег, что в отношении некоторых типичных случаев противодействия адвокатской деятельности уже выработаны “вакцины”, и долгом каждого адвоката, столкнувшегося с каким-либо способом воспрепятствования принципиальной и активной защите или представительству, должно стать применение одобренных и опробованных мер противодействия», – подчеркнул Рауль Хашимов.

По его словам, зачастую адвокат, получивший отказ в ответе на запрос, по очевидным причинам (экономия времени, интересы доверителя и др.) не будет требовать привлечь к административной ответственности отказавшего субъекта, а обратится с ходатайством об истребовании доказательств в суд. Адвокат, который был отведен следователем, не будет обжаловать постановление об отводе, а обеспечит вступление в дело подготовленного коллеги. Адвокат, не допущенный в следственный изолятор, не будет обращаться в суд, а получит разрешение следователя и таким образом добьется встречи с подзащитным.

«Итоги подобных опросов показывают, что необходимо постоянно обновлять и актуализировать способы противодействия воспрепятствованию адвокатской деятельности, реагируя, в особенности, на “типичные” и “массовые” нарушения профессиональных прав адвокатов», – считает Рауль Хашимов. Вполне разумным, по его мнению, видится появление «инструкций» по наиболее часто встречающимся ситуациям, которые нашли отражение в данном опросе. Тем более, что во многих адвокатских палатах уже разработаны серьезные методические рекомендации, посвященные подобным проблемам.

Рауль Хашимов также сообщил, что в план работы Комиссии АП ЧО по защите прав адвокатов включена разработка двух инструкций. Одна из них – по вопросу отказа в выдаче адвокату документов (сведений), необходимых для осуществления профессиональной деятельности, другая – для ситуаций, когда от адвоката скрывают место нахождения доверителя.

Поделиться