Лента новостей

29 ноября 2023 г.
Конкурс состоялся
В АП Донецкой Народной Республики назвали победителей конкурса эссе
29 ноября 2023 г.
Позиция, отраженная в апелляционном постановлении Мосгорсуда, позволит обжаловать и подвергать проверке обширный пласт незаконных решений следователя
Адвокат добился отмены отказа в принятии жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ на неполную выплату вознаграждения
28 ноября 2023 г.
В Ульяновской области определили лучших в сфере оказания бесплатной юридической помощи
Дмитрий Мухин победил в номинации «Лучший адвокат»

Мнения

Денис Смирнов
29 ноября 2023 г.
Благополучие детей предполагает высокий уровень правовой культуры
Челябинские адвокаты провели мероприятия в честь Всероссийского дня правовой помощи детям

Интервью

Внедрение КИС АР и бесплатная помощь стали важными направлениями деятельности палаты за год
20 ноября 2023 г.
Денис Лактионов
Внедрение КИС АР и бесплатная помощь стали важными направлениями деятельности палаты за год
Адвокаты Ленинградской области полностью справляются с запросами людей, имеющих право на БЮП, и успешно осваивают работу с КИС АР

Палата защищала права своих адвокатов

22 июня 2020 г. 16:28

Режим повышенной готовности предполагает принятие нестандартных решений


В Адвокатскую палату Белгородской области (АПБО) поступило мотивированное решение Свердловского районного суда г. Белгорода от 10 июня 2020 г. № 2а-1531/2020 по иску прокуратуры, оспаривавшей решение Совета АПБО. Как уже сообщалось, суд в Белгороде не согласился с требованиями прокуратуры по ключевым вопросам и подтвердил решение Совета о том, что работа адвоката не регулируется нормами Трудового кодекса РФ и разъяснениями Минтруда, следовательно, режим самоизоляции распространяется на адвокатов. Совет АПБО в целом удовлетворен решением суда, но намерен обжаловать его в той части, где признаются незаконными два пункта решения Совета.

Читайте также:
Победа по ключевым вопросам
Суд отказал прокурору по основным пунктам иска к Адвокатской палате Белгородской области

Свердловский районный суд г. Белгорода, рассматривавший в открытом судебном заседании дело по административному исковому заявлению первого заместителя прокурора Белгородской области в интересах неопределенного круга лиц к Адвокатской палате Белгородской области, в мотивировочной части своего решения указал, что прокуратурой Белгородской области установлены факты противоречия решения Совета Адвокатской палаты Белгородской области от 6 апреля 2020 г. требованиям действующего законодательства и инициирован иск в суде о признании 1–2, 4–6 пунктов (абзацев) решения незаконными. Административный истец также просил возложить обязанность на Совет Адвокатской палаты Белгородской области отменить в указанных пунктах решение и привести его к немедленному исполнению.

Нерабочие дни направлены на предотвращение эпидемии

В обоснование заявленных требований истец ссылался на то, что оспариваемое решение не соответствует положениям законодательства РФ, в том числе Трудового кодекса РФ, Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (Далее – Закон об адвокатуре), Указу Президента РФ от 2 апреля 2020 г. № 239 «О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» (далее – Указ № 239) и разъяснениям Минтруда России по вопросу отнесения периода с 4 по 30 апреля 2020 г. к выходным или нерабочим праздничным дням.

В судебном заседании помощник прокурора Е.Г. Филатова поддержала требования по доводам, указанным в административном иске. По существу она пояснила, что обжалуемое решение нарушает права неопределенного круга лиц на защиту и разумные сроки судопроизводства, что может привести к незаконным выплатам из федерального бюджета. В обоснование доводов помощник прокурора указала на факты подачи адвокатами заявлений о выплате вознаграждений в повышенном размере и принятие судами процессуальных актов о выплате вознаграждений. Она также обратила внимание на то, что, исходя из представленной правоохранительными органами информации, имелись факты отказа адвокатов, имеющих статус защитников, от участия в следственных действиях по уголовным делам.

Представители административного ответчика Е.И. Клоповская и Б.А. Золотухин требования прокуратуры не признали. Они утверждали, что не нарушаются права неопределенного круга лип в оспариваемой части, в том числе возможность адвокатов подать заявление о выплате вознаграждения в повышенном размере за работу с 6 по 30 апреля 2020 г., поскольку решения о вознаграждении принимаются на основании положений УПК РФ и Постановления Правительства РФ № 1240 от 1 декабря 2012 г.

Представители ответчика отрицали наличие факта отказа адвокатов, имеющих статус защитников, от участия в следственных действиях по уголовным делам.

Суд установил, что в соответствии с Указами Президента РФ от 25 марта 2020 г. № 206 и от 2 апреля 2020 г. № 239 установлены нерабочие дни с сохранением за работниками заработной платы:

Постановлением Губернатора Белгородской области от 3 апреля 2020 г. № 36 во исполнение Указа Президента от 2 апреля 2020 г. № 239 на территории Белгородской области введен режим повышенной готовности. Всех работодателей на территории Белгородской области обязали не допускать на рабочее место и (или) территорию организаций работников в возрасте 65 лет и старше.

Согласно п. 9 ст. 29 Закона об адвокатуре решения органов адвокатской палаты, принятые в пределах их компетенции, обязательны для всех членов адвокатской палаты. Реализуя свои полномочия, 6 апреля 2020 г. Совет Адвокатской палаты Белгородской области в соответствии с Указом Президента РФ № 239, а также Постановлением Губернатора Белгородской области от 3 апреля 2020 г. № 36 принял оспариваемое решение, состоящее из шести пунктов.

Так, в п. 1 и п. 4 оспариваемого решения указано, что в период с 6 по 30 апреля 2020 г. адвокаты работают в режиме выходных и нерабочих праздничных дней, а отказ от выполнения профессиональных обязанностей в органах дознания, предварительного следствия и судах адвокатами в возрасте 65 лет и старше будет считаться уважительным при условии того, что адвокатом подано мотивированное ходатайство о переносе следственного действия или судебного заседания о приостановлении предварительного следствия.

Сопоставляя в данной части решение Совета АП Белгородской области с учетом Постановления Правительства РФ от 31 января 2020 г. № 66, которым новая коронавирусная инфекция внесена в Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих, в условиях действовавших ограничительных мер, связанных с противодействием ее распространению, учитывая, что нерабочие дни, объявленные таковыми Указами Президента РФ от 25 марта 2020 г. № 206 и от 2 апреля 2020 г. № 239, относятся к числу мер, установленных в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, направленных на предотвращение распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19), не являются нерабочими днями в смысле, придаваемом Трудовым кодексом РФ, под которым понимаются выходные и нерабочие праздничные дни, предусмотренные ст. 111, 112, суд пришел к выводу, что решение Совета АПБО согласуется с указанными выше положениями нормативных актов, нормами действующего законодательства и по своей сути не может нарушать чьих-либо прав, что является основанием к отказу в удовлетворении требований в данной части административного иска.

Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты

Далее суд перешел к исследованию п. 5 и 6 оспариваемого решения. Он напомнил, что в ст. 47 УПК РФ говорится о праве обвиняемого пользоваться помощью защитника, в том числе бесплатно в случаях, предусмотренных законом. Статьи 50 и 51 УПК РФ закрепляют порядок приглашения, назначения и замены защитника, а также случаи его обязательного участия, что носит гарантийный характер и направлено на обеспечение конституционных прав граждан.

Из п. 6 ч. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре следует, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Согласно требованиям подп. 2 и 4 ч. 1 ст. 7 данного Закона адвокат обязан исполнять требования закона об обязательном его участии в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению суда, соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката. В ч. 2 ст. 13 КПЭА говорится о том, что адвокат, принявший в порядке назначения поручение на защиту по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты и должен выполнять обязанности защитника до стадии подготовки и подачи кассационной жалобы на приговор суда по делу его подзащитного.

«Анализируя оспариваемые положения в пункте 5 и 6 решения Совета Адвокатской палаты Белгородской области в системной взаимосвязи их между собой (адвокат вправе не выполнять поручения органов дознания, предварительного следствия и судов, не связанные с неотложностью их проведения, заблаговременно направив письменное ходатайство об этом в соответствующий орган, с указанием причин; адвокатам, работающим в делах по назначению, надлежит исключить участие в судебных заседаниях или в следственных действиях, в случаях их вызова для замены органами следствия и судом ранее участвовавшего защитника по причине его отказа от явки в дни, объявленные Указом Президента РФ нерабочими. Исключением в этом случае будет являться участие в производстве неотложных следственных действий и судебных заседаний) с изложенными выше положениями, суд приходит к выводу о их незаконности последующим основаниям», – следует из решения суда.

Действующее правовое регулирование, отмечается далее, исходит из того, что адвокат в уголовном судопроизводстве является субъектом конституционной обязанности по оказанию доверителю квалифицированной юридической помощи, что накладывает на него дополнительные обязанности по сравнению с иными субъектами. Дополнительные обязанности устанавливаются не только уголовно-процессуальным законодательством, но и Законом об адвокатуре, а также КПЭА. Это выражается в том, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Следовательно, подчеркивает суд, адвокат является единственным субъектом оказания бесплатной квалифицированной юридической помощи. Исходя из этого делается вывод: «Закрепляя право адвоката не выполнять поручения органов дознания, предварительного следствия и судов, определяя по своему усмотрению неотложность их проведения, а также исключая возможности замены ранее участвовавшего защитника по причине его отказа от явки в дни, объявленные Указом Президента РФ нерабочими, Совет Адвокатской палаты в обжалуемом решении по своей сути пренебрег гарантированным правом получения квалифицированной юридической помощи, содержащимся в статье 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации».

Доводы представителей ответчика о внутриорганизационном характере обжалуемого решения и ненарушении прав и законных интересов неопределенного круга лиц суд назвал необоснованными, поскольку они противоречат указанным выше положениям Федерального закона и Конституции.

Права и свободы граждан не нарушены

В части требований признания незаконным п. 2 обжалуемого решения суд сделал такие выводы: «Поскольку нормы, регулирующие порядок и размер оплаты труда адвоката, назначаемого в качестве представителя по гражданскому делу в порядке ст. 50 ГПК РФ, отсутствуют, применяются нормы, регулирующие оплату труда адвоката, назначаемого по уголовным делам».

При определении размера вознаграждения адвоката учитывается сложность дела, время его рассмотрения и другие обстоятельства (приложение к приказу Министерства юстиции РФ и Министерства финансов РФ от 5 сентября 2012 г. № 174/122н), то есть закрепляется возможность увеличения размера вознаграждения адвоката по уголовным делам с учетом различных критериев.

Пункт 2 оспариваемого решения предоставляет возможность подачи заявления о выплате вознаграждения за работу в период с 6 по 30 апреля 2020 г. в повышенном размере как за работу в выходные и нерабочие праздничные дни.

Поскольку нерабочие дни, объявленные Указом Президента РФ от 2 апреля 2020 г. № 239, не являются нерабочими днями и относятся к числу мер обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, а решение об оплате труда адвокатов принимает дознаватель, следователь, прокурор или судья своим постановлением (определением), а не финансовый орган (служба) на основании заявления адвоката, то решение в оспариваемой части не может затрагивать права, свободы и обязанности кого-либо, в том числе Российской Федерации, с учетом локальности данных положений, заключил суд.

Суд также заметил, что «согласно части 1 статьи 218 КАС РФ гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности». При этом п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 27 сентября 2016 г. № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» разъяснено, что общие положения об участии прокурора в административном деле закреплены в ст. 39 КАС РФ, которая предусматривает обращение прокурора в суд с административным исковым заявлением в защиту прав, свобод, законных интересов неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации.

«При отсутствии иных оснований обращение административного истца с требованиями о признании незаконным п. 2 оспариваемого решения (то есть отсутствия обращения (жалоб) самих адвокатов на решения или факты привлечения к дисциплинарной ответственности адвокатов как негативные последствия неисполнения решения в данной части), что свидетельствовало бы о нарушении прав, свобод и обязанностей человека и граждан РФ, исходя из указанных выше положений, является безусловным основанием к отказу в удовлетворении требований в данной части административного иска», – констатировал суд.

Совет АПБО не обязан отменять свое решение

В заключительной части судебного решения суд напомнил, что административный истец в своих требованиях также просит привести его к немедленному исполнению и обязать отменить решение от 6 апреля 2020 г.

Однако поскольку «в административном иске сведений, дающих основания с учетом положений ст. 188 КАС РФ привести решение к немедленному исполнению, административным истцом не указано, как и не приведено при рассмотрении дела, а 30.04.2020 действие обжалуемого решения закончилось, у суда не имеется оснований приводить решение к немедленному исполнению и возлагать на административного ответчика обязанность по отмене спорного решения».

Таким образом, как уже сообщалось, незаконными признаны лишь пункты (абзацы) 5 и 6 решения Совета Адвокатской палаты Белгородской области от 6 апреля 2020 г. В остальной части в удовлетворении требований прокуратуры отказано.

Решение может быть обжаловано в судебную коллегию по административным делам Белгородского областного суда в течение месяца со дня принятия решения районным судом в окончательной форме.

Президент АПБО Елена Ионина сообщила, что 19 июня Советом палаты принято решение обжаловать судебный акт в части признания незаконными двух указанных выше пунктов. В целом же, по ее словам, члены Совета АПБО удовлетворены решением суда, согласившегося с ключевыми пунктами оспоренного документа.

Труд адвоката и его оплата определяются нормами специального законодательства

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Михаил Толчеев, комментируя в «АГ» данное решение суда, обратил внимание на то, что суд указал на публичный характер деятельности адвоката и на право адвокатского сообщества самостоятельно регламентировать действия адвоката, не вторгаясь при этом в сферу уголовно-процессуального и гражданско-процессуального регулирования. «Это важно, так как помимо собственно внутрикорпоративного регулирования адвокатское сообщество в ряде случаев наделено правом делегированного нормотворчества. Так, ст. 50 УПК РФ устанавливает, что порядок назначения адвокатов в случаях, предусмотренных законом, определяется решениями органов адвокатского сообщества», – пояснил он.

Кроме того, Михаил Толчеев считает важным прямое указание суда на то, что в отношении адвокатов ссылки на нормы трудового законодательства неприменимы. «Труд адвоката и его оплата определяются нормами специального законодательства, и законность индивидуальных решений, принимаемых специальными субъектами процедур судопроизводства, включая досудебные, проверяется в порядке, предусмотренном нормами соответствующего процессуального законодательства. С учетом того что подобные решения и разъяснения приняты в ряде других палат, решение Белгородского суда будет являться определенным ориентиром в возможной их трактовке, применении и оспаривании», – заключил он.

Поделиться