Лента новостей

27 января 2023 г.
Работаем дальше на пользу сообществу
27 января состоялась 22-я отчетно-выборная конференция адвокатов Ивановской области
27 января 2023 г.
Может быть создан опасный прецедент
У адвоката АП Ростовской области проведен обыск в связи с возбуждением в его отношении дела об оскорблении следователя
27 января 2023 г.
За 10 лет бесплатную помощь получили десятки тысяч граждан
В Ростовской области выстроена эффективная государственная система БЮП

Мнения

Марина Копырина
27 января 2023 г.
У каждого обратившегося может быть несколько вопросов
За прошлый год адвокаты Кировской области оказали бесплатную юридическую помощь 2128 гражданам

Интервью

Адвокат зачастую выступает не только как профессиональный советник по правовым вопросам, но и как психолог
20 января 2023 г.
Светлана Васильева
Адвокат зачастую выступает не только как профессиональный советник по правовым вопросам, но и как психолог
Обращения наших доверителей в большинстве своем требуют не только юридического, но и человеческого подхода

Отмена судом решения о прекращении статуса адвоката не исключает возможности дисциплинарного производства

18 января 2023 г. 15:44

Адвокат усомнилась в праве адвокатской палаты на пересмотр дисциплинарного дела после признания решения по нему незаконным


Дисциплинарное производство в отношении адвоката Хадижат Камалиевой было возобновлено по новым обстоятельствам в связи с вынесенным судебным актом, и она была привлечена к менее строгой мере дисциплинарной ответственности, сообщает «АГ». По мнению адвоката, возобновить дисциплинарное производство в такой ситуации может только вышестоящий суд. Президент АП Республики Дагестан (далее – АПРД) Акиф Бейбутов разъяснил, что о двойной ответственности либо о пересмотре судебного решения речи не идет, а пересмотр дисциплинарного дела для принятия по нему решения взамен отмененного судом находится в рамках Регламента Совета АПРД. Заместитель председателя Комиссии по этике и стандартам ФПА РФ (далее – КЭС, Комиссия) Василий Раудин отметил, что отмена судом решения о прекращении статуса адвоката не исключает возможности дисциплинарного производства. Именно из этого исходила Комиссия, когда давала Разъяснение по вопросам применения п. 3 ст. 21 КПЭА. После отмены в судебном порядке дисциплинарного решения о прекращении статуса адвоката, уточнил заместитель председателя КЭС, совет адвокатской палаты вправе при наличии к тому оснований привлечь адвоката к дисциплинарной ответственности.

Как стало известно «АГ», 28 декабря 2022 г. Совет АП Республики Дагестан вынес предупреждение адвокату Хадижат Камалиевой за нарушение установленного порядка участия адвокатов в делах по назначению, после того как принятое ранее решение о прекращении статуса данного адвоката было признано судом незаконным. Однако, по мнению Хадижат Камалиевой, действия палаты неправомерны, поскольку ранее суды пришли к выводу об отсутствии в ее действиях дисциплинарного проступка как такового.

Обстоятельства дисциплинарного производства

17 июня 2021 г. в Советском районном суде г. Махачкалы рассматривалось ходатайство следователя ОВД СУ СК РФ по РД об установлении срока ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемого М. Согласно журналу регистрации участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению в автоматизированной системе в АПРД поступила заявка следователя о выделении и направлении адвоката на судебное заседание для оказания юридической помощи и защиты интересов М.

По данной заявке была направлена адвокат Хадижат Камалиева. Однако из протокола судебного заседания следует, что для защиты интересов М. явился также его защитник по соглашению. Обвиняемый дважды ходатайствовал суду об отказе от защитника по назначению адвоката Хадижат Камалиевой, но судом было отказано в удовлетворении этих ходатайств, после чего судебное заседание было продолжено с участием обоих защитников.

24 июня 2021 г. М. направил в Адвокатскую палату Республики Дагестан жалобу в отношении Хадижат Камалиевой о нарушении норм законодательства об адвокатской деятельности и норм Кодекса профессиональной этики адвоката. В жалобе отмечено, что в соответствии с п. 1 Решения Совета ФПА РФ «О двойной защите» (Протокол № 1 от 27 сентября 2013 г.) адвокат не вправе принимать поручение на защиту против воли и навязывать свою помощь в суде в качестве защитника по назначению, если в процессе участвует защитник, осуществляющий свои полномочия по соглашению с доверителем. Отказ подсудимого от защитника-дублера в данной ситуации является обоснованным и исключающим вступление адвоката в дело в качестве защитника по назначению, указал М.

В июле 2021 г. в связи с поступившей жалобой М. было возбуждено дисциплинарное производство в отношении Хадижат Камалиевой. В объяснениях она отмечала, что приняла участие в деле по назначению адвокатской палаты и была допущена к участию следователем и судом. Защитник указывала, что не могла самовольно уйти из зала судебного заседания, так как суд отказал в удовлетворении ходатайства ее подзащитного об отказе от ее услуг.

Решение о прекращении статуса адвоката

12 августа 2021 г. Квалификационная комиссия АПРД пришла к выводу о наличии в действиях адвоката нарушений норм подп. 4 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре, подп. 9 п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившихся в нарушении установленного порядка участия адвокатов в делах по назначению (документ есть у «АГ»).

Комиссия ссылалась на п. 10 Правил АПРД по исполнению Порядка назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, утвержденного Решением Совета ФПА РФ от 15 марта 2019 г., а также по организации участия адвокатов в гражданском и административном судопроизводстве по назначению суда в порядке ст. 50 ГПК РФ, ст. 54 КАС РФ, утвержденных Решением Совета АПРД 27 июня 2019 г. Так, она указала, что адвокат, которому распределено поручение, обязан убедиться в отсутствии обстоятельств, исключающих или препятствующих его участию в производстве по данному делу в качестве защитника (представителя). Согласно п. 11.1 Правил адвокат не вправе принять на себя осуществление защиты по назначению с нарушением требований указанных Правил и Порядка. Нарушение адвокатом указанных требований является основанием для привлечения его к дисциплинарной ответственности, разъяснила комиссия.

Она подчеркнула, что согласно п. 4 Рекомендаций Совета ФПА РФ об обеспечении непрерывности защиты по назначению, утвержденных Решением Совета ФПА РФ от 28 ноября 2019 г., адвокат, принявший поручение на осуществление защиты по назначению, обязан явиться к инициатору заявки, представить ордер и предъявить удостоверение, после чего выяснить, имеется ли у обвиняемого защитник по назначению или соглашению.

В заключении квалифкомиссии отмечено: если у обвиняемого имеется защитник по соглашению, то адвокат обязан удостовериться в его надлежащем уведомлении в установленный законом срок и потребовать копию процессуального решения, в котором надлежащим образом мотивировано назначение адвоката в порядке ст. 50, 51 УПК РФ при наличии защитника по соглашению. Недопустимо осуществление адвокатами защиты по назначению наряду с адвокатами, осуществляющими защиту тех же лиц на основании соглашения, за исключением случая, указанного в п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», пояснено в документе.

Так, согласно данному разъяснению отказ от защитника по назначению при наличии у того же лица защитника по соглашению может быть не принят дознавателем, следователем или судом лишь тогда, когда процессуальное поведение защитника по соглашению либо поведение подозреваемого, обвиняемого при реализации права на свободный выбор защитника, будучи явно недобросовестным, ущемляет конституционные права других участников судопроизводства. Следовательно, назначение или продолжение участия в деле защитника по назначению при наличии у того же лица защитника по соглашению не может рассматриваться как недопустимое дублирование функций защиты, нарушающее конституционное право подозреваемого.

Во всех прочих случаях, как указала комиссия, защитник по назначению не вправе принимать участие (в том числе продолжать ранее начатое им участие) в дознании, предварительном следствии либо в рассмотрении дела судом при наличии у подозреваемого, обвиняемого защитника по соглашению, от которого он не отказался.

Ссылаясь на п. 1 Решения Совета ФПА РФ «О двойной защите», комиссия отметила, что адвокат не вправе принимать поручение на защиту против воли подсудимого и навязывать ему свою помощь в суде в качестве защитника по назначению, если в процессе участвует защитник, осуществляющий свои полномочия по соглашению с доверителем. Отказ подсудимого от защитника-дублера в данной ситуации является обоснованным и исключающим вступление адвоката в дело в качестве защитника по назначению.

Рассматривая дисциплинарное производство, Совет АПРД согласился с выводами квалифкомиссии, посчитав, что Хадижат Камалиевой были нарушены вышеизложенные нормы корпоративной этики и вопреки волеизъявлению подзащитного об отказе от ее помощи продолжено участие в качестве его защитника в уголовном деле наряду с приглашенным адвокатом по соглашению.

Как указано в решении, определяя меру дисциплинарной ответственности адвоката за совершенный дисциплинарный проступок, совет учел его умышленный и грубый характер, свидетельствующий о незнании либо открытом игнорировании Хадижат Камалиевой требований профессиональной этики адвоката. Одновременно с этим совет принял во внимание, что за пять лет стажа адвокатской деятельности адвокат имеет два дисциплинарных взыскания за аналогичные дисциплинарные проступки.

Более того, совет указал, что Хадижат Камалиева не признает своей вины в совершении дисциплинарного проступка, что согласно разъяснениям Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам по вопросу применения мер дисциплинарной ответственности относится к числу обстоятельств, которые могут быть приняты во внимание советом адвокатской палаты при принятии решения.

Совет резюмировал, что Хадижат Камалиева, несмотря на неоднократные мотивированные отказы подзащитного от ее услуг, продолжила участие в уголовном деле в качестве защитника по назначению наряду с адвокатом по соглашению, тем самым нарушила право М. на защиту, лишив его возможности реализовать данное право по своему усмотрению. Таким образом, 28 октября 2021 г. Совет АПРД применил меру дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката с правом допуска к сдаче квалификационного экзамена через год (документ есть у «АГ»).

Адвокат обжаловала решение о прекращении статуса

Хадижат Камалиева обратилась в суд с иском об отмене и признании незаконными заключения квалификационной комиссии и решения Совета АПРД.

Адвокатская палата представила в суд письменные возражения на доводы, изложенные в исковом заявлении. Так, Хадижат Камалиева указывала, что квалификационной комиссией и советом не было оглашено, в чем выразились нарушения требований законодательства об адвокатуре, КПЭА в ее действиях, однако затем это было расписано в заключении и решении. АПРД пояснила, что это не соответствует действительности, поскольку и на заседании квалифкомиссии, и на заседании совета истец присутствовала и при ней были оглашены принятые заключение и решение.

Ответчик отметил, что согласно п. 3 ст. 24 КПЭА участники дисциплинарного производства не позднее 10 суток с момента вынесения квалификационной комиссией заключения вправе представить через ее секретаря в совет письменное заявление, в котором выражены несогласие с заключением или его поддержка. Однако таким правом адвокат не воспользовалась и о своем несогласии с заключением не заявила.

Хадижат Камалиева в исковом заявлении также отмечала, что ее действия не могли быть предметом дисциплинарного производства, поскольку они были связаны с осуществлением профессиональных обязанностей в ходе судебного заседания, и, соответственно, юридическая оценка действий (бездействия) адвоката в судебном заседании относится к компетенции суда. АПРД со ссылкой на вышеуказанные Правила АПРД по исполнению Порядка назначения адвокатов указала, что адвокат не вправе оказывать юридическую помощь по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда в нарушение порядка ее оказания, установленного решением Совета АПРД. В возражениях палаты также разъясняется: изучив личное дело адвоката, совет принял во внимание, что действующих дисциплинарных взысканий адвокат не имеет, однако допущенные нарушения норм законодательства об адвокатуре являются существенными.

Суд признал решение совета палаты незаконным

Рассмотрев дело, Советский районный суд г. Махачкалы посчитал, что выводы, изложенные в решении Совета Адвокатской палаты РД относительно наличия оснований для привлечения истца к ответственности в виде прекращения статуса адвоката, в соответствии с заключением Квалификационной комиссии АПРД не подтверждаются имеющимися в деле доказательствами.

Суд обратил внимание, что согласно постановлению следователя от 17 июня 2021 г. обвиняемый М. существенным образом и систематически злоупотребляет своим правом на защиту, о чем свидетельствуют сделанные неоднократно и без каких-либо оснований заявления об отказе от услуг защитников, с которыми у него были соглашения. На основании данного постановления им приглашен адвокат по назначению для рассмотрения ходатайства об установлении графика ознакомления с материалами дела. Заявка была направлена в Адвокатскую палату РД, которая выделила в установленном порядке адвоката Хадижат Камалиеву.

Суд указал, что согласно протоколу судебного заседания обвиняемый М. дважды заявлял ходатайство об отказе от услуг адвоката Хадижат Камалиевой, которая также поддержала его, однако протокольным определением в удовлетворении данного ходатайства было отказано. Постановление судьи не было обжаловано и незаконным не признано. При этих обстоятельствах суд посчитал, что адвокат не вправе была отказаться от защиты и покинуть зал судебного заседания без разрешения суда, а потому в ее действиях нет дисциплинарного проступка. Он подчеркнул также, что в заключении квалификационной комиссии и решении совета адвокатской палаты оценка этим обстоятельствам не дана.

Суд разъяснил, что согласно подп. 1, 2 п. 1 ст. 17 Закона об адвокатуре статус адвоката может быть прекращен по решению совета адвокатской палаты субъекта РФ, в региональный реестр которого внесены сведения об адвокате, на основании заключения квалификационной комиссии при неисполнении или ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем; при нарушении адвокатом норм Кодекса профессиональной этики адвоката. Обращаясь к п. 5 указанной статьи, суд подчеркнул, что решение совета адвокатской палаты, принятое по основаниям, предусмотренным вышеназванными нормами, может быть обжаловано в суд. «Ответчиком не представлено достаточных доказательств, отвечающих критериям относимости и допустимости, свидетельствующих о допущенных истцом нарушениях, которые явились основаниями для прекращения статуса адвоката истца», – отмечается в решении.

Таким образом, 12 февраля 2022 г. суд удовлетворил исковые требования о признании незаконными заключения квалификационной комиссии от 12 августа 2021 г. и решения Совета АПРД от 28 октября 2021 г. Вместе с тем суд посчитал, что оснований для удовлетворения исковых требований об отмене (помимо признания незаконными) заключения и решения не имеется, поскольку, с учетом ст. 2, 3 ГПК РФ, для защиты и восстановления нарушенных прав истца достаточно признания их незаконными.

Президент АПРД Акиф Бейбутов направил апелляционную жалобу в суд, где поставил вопрос об отмене указанного решения и принятии по делу нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований. В возражениях на апелляционную жалобу Хадижат Камалиева просила решение суда оставить без изменения как законное и обоснованное.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РД подтвердила, что в рассматриваемом случае Хадижат Камалиевой не были нарушены нормы корпоративной этики. Апелляционный суд посчитал, что доводы апелляционной жалобы не содержат каких-либо новых обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда первой инстанции или опровергали бы выводы судебного решения, и основаны на ошибочном толковании норм материального права. В связи с этим 29 апреля 2022 г. ВС РД признал решение суда первой инстанции законным и обоснованным, оставив его без изменения.

В дальнейшем адвокат направила в Советский районный суд г. Махачкалы РД заявление о разъяснении решения от 17 февраля 2022 г., поскольку были обнаружены неясности в том, как должно быть исполнено решение суда и кем именно. 26 августа суд вынес определение (есть у «АГ»), в котором указал, что решение не подлежит исполнению: «Признание незаконными заключения квалификационной комиссии и решения Совета Адвокатской палаты РД в отношении Хадижат Камалиевой подразумевает автоматическое прекращение их регулирующего воздействия (отсутствие юридической силы) с момента вступления судебного решения в законную силу. То есть отдельных действий по исполнению решения выполнять ответчику не требуется». Несмотря на это, статус адвоката Хадижат Камалиевой еще долгое время не был восстановлен.

Возобновление дисциплинарного производства

В ноябре 2022 г. Хадижат Камалиева была уведомлена о том, что в отношении нее было возобновлено дисциплинарное производство по жалобе М.

В заключении от 8 декабря 2022 г. квалификационная комиссия указала, что в соответствии с п. 10.4.2 Регламента Совета Адвокатской палаты РД, утвержденного решением Совета АПРД от 28 февраля 2015 г. (протокол заседания № 2), к новым обстоятельствам для пересмотра решения совета относится признание вступившим в законную силу судебным постановлением суда общей юрисдикции или арбитражного суда недействительным решения совета по дисциплинарному делу. Отмечается, что в соответствии с п. 10.10 Регламента при наличии оснований для пересмотра решения совета по вновь открывшимся обстоятельствам совет отменяет ранее вынесенное решение, возобновляет производство и принимает новое решение. Таким образом, как пояснила комиссия, на основании вступившего в законную силу решения Советского районного суда г. Махачкалы от 17 февраля 2022 г. и в соответствии с п. 10.4.2 и 10.10 Регламента совет пришел к выводу о необходимости вернуть дело квалификационной комиссии для нового разбирательства.

Вновь обращая внимание на отсутствие права у адвоката принимать поручение на защиту против воли подсудимого и навязывать ему свою помощь в суде в качестве защитника по назначению, если в процессе участвует защитник по соглашению, квалифкомиссия пришла к выводу о наличии в действиях Хадижат Камалиевой нарушений норм законодательства об адвокатуре и КПЭА и неисполнении решений органов адвокатской палаты.

Уже после возобновления дисциплинарного производства Управление Минюста России по РД уведомило Хадижат Камалиеву о том, что 13 декабря 2022 г. издано распоряжение о внесении в региональный реестр адвокатов сведений о возобновлении статуса адвоката.

28 декабря 2022 г. Совет АПРД, повторно рассмотрев дисциплинарное производство, принял решение о применении к адвокату меры ответственности в виде предупреждения.

Позиция адвоката

Хадижат Камалиева в комментарии «АГ» сообщила, что не согласна с тем, что Совет АПРД возобновил дисциплинарное производство по новым обстоятельствам в связи с признанием судом ранее вынесенного решения совета недействительным. По ее мнению, привлечение адвоката к дисциплинарной ответственности во второй раз незаконно.

Адвокат подчеркнула, что возобновление дисциплинарного производства в данном случае – это по факту пересмотр решения суда первой инстанции и апелляционного определения Верховного суда РД, что, по ее мнению, неправильно, поскольку возобновить дисциплинарное производство в таком случае может только вышестоящий суд: «Только он может давать оценку апелляционному определению, а не адвокатская палата».

Хадижат Камалиева также обратила внимание: в уведомлении участников дисциплинарного производства о месте и дате заседания Квалификационной комиссии АПРД от 29 ноября 2022 г. адвокатская палата указала, что «уведомление направляется М. и адвокату Хадижат Камалиевой». Однако ее статус был прекращен, и она на тот момент не являлась адвокатом, поэтому неясно, на каком основании адвокатская палата может возобновить дисциплинарное производство в отношении бывшего адвоката, как будто он является действующим.

«Я не только не согласна с тем, что адвокатская палата игнорирует судебные решения. Возобновляя дисциплинарное производство, они, превышая свои полномочия, выносят другое решение, хотя у них нет на это права. Положения Регламента Совета Адвокатской палаты РД, на которые ссылается квалифкомиссия в своем заключении, не являются основанием для повторного рассмотрения дела, так как заключение и решение признаны незаконными, а не недействительными. После вступления в силу решения суда Совет АПРД должен был возобновить дисциплинарное производство и вынести решение о восстановлении статуса. Зачем еще раз пересматривать дело, если суд уже указал на отсутствие дисциплинарного поступка и принял решение о восстановлении статуса?» – прокомментировала Хадижат Камалиева.

Позиция адвокатской палаты

Президент АПРД Акиф Бейбутов в комментарии «АГ» разъяснил, что в связи с признанием судом незаконным не только решения совета адвокатской палаты по дисциплинарному делу, но и принятого по нему заключения квалификационной комиссии, после возобновления дисциплинарного дела советом палаты оно было направлено в комиссию для нового разбирательства, и уже по итогам рассмотрения дела органами палаты в действиях адвоката выявлены нарушения норм законодательства об адвокатуре и КПЭА и вынесено предупреждение.

«Ни о какой двойной ответственности либо пересмотре судебного решения речи не идет. Адвокатская палата лишь взамен отмененного судом решения совета по дисциплинарному делу в рамках Регламента совета пересмотрела дисциплинарное дело для принятия по нему решения и завершения его рассмотрения. Ведь суд, признавая незаконным решение совета о применении к адвокату меры дисциплинарной ответственности, не отменяет само дисциплинарное производство», – прокомментировал Акиф Бейбутов.

Позиция КЭС

Заместитель председателя Комиссии по этике и стандартам ФПА РФ Василий Раудин отметил, что отмена судом решения о прекращении статуса адвоката не исключает возможности дисциплинарного производства. Именно из этого исходила КЭС, когда давала Разъяснение по вопросам применения п. 3 ст. 21 Кодекса профессиональной этики адвоката (утв. решением Совета ФПА РФ от 15 декабря 2022 г.).

После отмены в судебном порядке дисциплинарного решения о прекращении статуса адвоката совет адвокатской палаты вправе при наличии к тому оснований привлечь адвоката к дисциплинарной ответственности. Это не свидетельствует о двойной ответственности, уточнил заместитель председателя КЭС, поскольку первоначально примененная мера в виде прекращения статуса адвоката отменена, т.е. адвокат считается не имеющим дисциплинарного взыскания.

«В судебной практике известны случаи, когда после отмены решения вышестоящим судом первая инстанция принимает аналогичный (с точки зрения содержания резолютивной части) отмененному судебный акт. И этот акт вышестоящие суды оставляют без изменения, потому что в ходе второго круга рассмотрения дела, например, были установлены обстоятельства или исследованы доказательства, упущенные в круге первом. Так и совет адвокатской палаты после судебной отмены решения о прекращении статуса адвоката вправе не просто привлечь адвоката к ответственности в рамках того же дисциплинарного производства, но и вновь прекратить его статус. Однако, повторюсь, при наличии к тому оснований и при условии неукоснительного соблюдения дисциплинарной процедуры, в частности, правил о сроке привлечения к ответственности», – пояснил Василий Раудин.

При наличии необходимости (с учетом содержания судебного акта) совету адвокатской палаты в таком случае следует предварительно направить дисциплинарное производство квалификационной комиссии для нового разбирательства.

Поделиться