Лента новостей

26 февраля 2021 г.
Впечатляющие итоги и новые перспективы
26 февраля состоялась ХХ отчетная конференция адвокатов АП Московской области
26 февраля 2021 г.
Заряд положительных эмоций и отличного настроения
25 февраля Совет молодых адвокатов АП Челябинской области провел турнир по стрельбе
24 февраля 2021 г.
Положительная динамика
В Кирове прошла отчетно-выборная конференция адвокатов региона

Мнения

Александр Гофштейн
20 февраля 2021 г.
Лицо российской адвокатуры
К 90-летию со дня рождения Генриха Павловича Падва

Интервью

Социально ориентированная коллегия
25 января 2021 г.
Александр Никифоров
Социально ориентированная коллегия
Статус исполнителя полезных услуг помогает адвокатскому образованию рассчитывать на снижение арендных ставок

Опрос дает возможность сделать выводы и предложить конкретное решение

8 февраля 2021 г. 18:51

Опубликованы результаты анкетирования адвокатов Челябинской области об отказах в предоставлении информации на основании адвокатских запросов


Комиссия по защите прав адвокатов Адвокатской палаты Челябинской области (далее – АПЧО) представила результаты опроса 93 адвокатов Челябинской области на предмет выявления трудностей, с которыми сталкиваются адвокаты при направлении адвокатских запросов. Вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Светлана Володина назвала проведение подобного анкетирования Адвокатской палатой полезной инициативой. «Мы бы хотели, чтобы и другие палаты также использовали этот механизм, – сообщила она пресс-службе ФПА РФ. – Любой опрос важен не только тем, что с его помощью можно получить какие-то сведения, но и тем, что на его основе можно сделать выводы и предложить конкретное решение».

Результаты анкетирования опубликованы на сайте АПЧО. В частности, они показали, что абсолютное большинство респондентов считают адвокатский запрос необходимым инструментом при оказании юридической помощи (84%). Оставшиеся 16% адвокатов также считают адвокатский запрос важным для оказания квалифицированной юридической помощи, полагая при этом, что можно обходиться и без него, пользуясь иными процессуальными механизмами (заявление ходатайств об истребовании информации по запросу органа предварительного расследования или суда или инициирование обращения доверителя к соответствующему носителю информации).

Изучив поступившие анкеты, Комиссия по защите прав адвокатов АПЧО (далее – Комиссия) пришла к выводу, что частота использования адвокатами механизма направления запросов зависит от специфики находящихся в производстве адвоката поручений, его опыта, а также особенностей ведущихся судебных производств. Так, большинство адвокатов пользуются своим правом на направление адвокатских запросов в среднем лишь в одном поручении из пяти (35%). В каждом втором поручении этим правом пользуются 29% опрошенных адвокатов, а 19% – лишь в одном поручении из десяти (19%). Ряд адвокатов направляют запросы в рамках каждого принятого поручения (3%), другие указали, что не пользуются данным инструментом вообще (6%).

Выяснилось, что адвокаты применяют их, как правило, в рамках гражданских дел (90%), в меньшей степени – при участии в уголовном судопроизводстве (35%), реже – в ходе арбитражного судопроизводства (14%) и производства по делам об административным правонарушениях (12%).

Благодаря опросу также удалось выяснить, что чаще всего отказывают адвокату в предоставлении информации на основании адвокатского запроса органы государственной власти и органы местного самоуправления (это отметили 87% опрошенных). Запросы адвоката не находят своего надлежащего разрешения при направлении их в коммерческие организации (так сказали 45% опрошенных) и некоммерческие организации (по словам 9% опрошенных).

В качестве основных мотивов отказа предоставить сведения по адвокатскому запросу адвокаты, столкнувшиеся с подобными случаями, указали следующие:

– носитель информации ссылается на возможность предоставить запрошенные сведения исключительно органам предварительного расследования или суду (71%);

– носитель информации ссылается на Федеральный закон «О персональных данных» и ведомственные нормативные правовые акты (48%);

– носитель информации вообще не направляет ответ, игнорируя адвокатский запрос (45%);

– носитель информации указывает на отсутствие у адвоката полномочий на получение интересующих сведений (39%);

– носитель информации ссылается на отсутствие согласия лица, в отношении которого запрашивается информация (29%);

– носитель информации ссылается на отсутствие приложенного ордера адвоката (22%);

– носитель информации ссылается на отсутствие приложенной доверенности на имя адвоката (16%);

– носитель информации ссылается на отсутствие приложенного соглашения об оказании юридической помощи с адвокатом (13%).

Проанализировав результаты опроса, Комиссия пришла к заключению о том, что несмотря на позитивные и достаточно серьезные законодательные и правоприменительные шаги, предпринятые в период с 2016 по 2019 г., ситуация с точки зрения адвокатского сообщества все еще выглядит удручающей.

В связи с этим Комиссия сочла нужным вновь обратить внимание адвокатов на Методические рекомендации по реализации прав адвоката, предусмотренных п. 2 ч. 1 ст. 53, ч. 3 ст. 86 УПК РФ и п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и порекомендовать включиться в процесс создания атмосферы большего уважения к адвокатам и адвокатским запросам путем направления прокурорам заявлений о привлечении к административной ответственности по ст. 5.39 КоАП РФ лиц, виновных в незаконном игнорировании адвокатских запросов.

К новости о результатах опроса и выводах Комиссии, опубликованной на сайте АПЧО, была приложена форма заявления о возбуждении дела об административном правонарушении в связи с неправомерным отказом в предоставлении адвокату информации, предусмотренном федеральными законами.

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ, заведующая кафедрой адвокатуры Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА) Светлана Володина сообщила пресс-службе ФПА РФ, что ей было чрезвычайно интересно узнать результаты опроса, проведенного АПЧО.
«Кафедра адвокатуры Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА) в течение нескольких лет проводит аналогичное исследование, и мы можем сравнить полученные результаты, сделав некоторые выводы, – пояснила Светлана Володина. – Так, у нас абсолютно совпали данные о том, что 90% опрошенных адвокатов считают адвокатский запрос действительно необходимым инструментом для оказания юридической помощи. При этом некоторые цифры немного отличаются. В частности, сведения о том, в каких делах чаще всего используется запрос. 90% адвокатов используют его в рамках гражданских дел. Эта цифра совпала. У аспирантов оказалась чуть меньшая цифра об использовании запроса в уголовном судопроизводстве (20% против 35%). По административным делам – 5% против 12%, по арбитражным – 10% против их 14%. Отмечу, что это может быть связано с количеством опрошенных адвокатов – 430 против их 93, что тоже совсем немало».

По словам вице-президента ФПА РФ, эта разница совершенно непринципиальна. Определяющим она считает то, сколько адвокатов из опрошенных довели дело до конца и попытались возбудить дело об административном правонарушении.

«К сожалению, в опросе АПЧО этой цифры нет. Но, по нашим данным, это всего 2% от общего числа тех, кто не получил ответа на запрос. Конечно, напрашивается вывод, что для решения этой проблемы, в первую очередь, требуется активность самих адвокатов. В то же время мы понимаем, что пассивность коллег может быть вызвана рядом причин: от нехватки времени до ограниченных процессуальных сроков. Тем не менее, если права нарушаются, то на это надо активно реагировать», – сказала Светлана Володина.

Она добавила, что считает проведение подобного опроса Адвокатской палатой полезной инициативой. «Мы бы хотели, чтобы и другие палаты также использовали этот механизм. Обращу внимание, что кроме опроса Адвокатская палата предложила инструмент обжалований: они приложили пример заявления прокурору о возбуждении дела об административном правонарушении. Это принципиальный момент, потому что любой опрос важен не только тем, что с его помощью можно получить какие-то сведения, но и тем, что на его основе можно сделать выводы и предложить конкретное решение», – заключила вице-президент ФПА РФ.

Поделиться