Лента новостей

20 января 2021 г.
Адвокатура должна выступать действенным институтом защиты прав граждан
Вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев выступил на круглом столе в АП Республики Башкортостан по вопросам уголовного судопроизводства
20 января 2021 г.
Мобильный офис – в смартфоне адвоката
Палата адвокатов Самарской области представила мобильное приложение «ПАСО.ru»
17 января 2021 г.
Позиция по оплате труда адвокатов не меняется
АП Новосибирской области направила соответствующие разъяснения во все судебно-следственные органы региона

Мнения

Алексей Иванов
20 января 2021 г.
Адвокат и реклама кошачьего корма. Можно, но осторожно?
О возможности получать вознаграждение за размещение чужой рекламы в своем аккаунте в соцсети

Интервью

Будущее – за консолидацией адвокатов
29 декабря 2020 г.
Максим Белянин
Будущее – за консолидацией адвокатов
Специалисты станут объединяться в коллективы

Одних пожурить, других поблагодарить

18 декабря 2020 г. 15:26

17 декабря состоялось последнее в 2020 г. заседание Совета Палаты адвокатов Самарской области


В ходе заседания Совет Палаты адвокатов Самарской области (далее – ПАСО) рассмотрел заявления адвокатов по различным вопросам, объявил благодарности адвокатам на основании заявлений их доверителей, вынес решения по дисциплинарным производствам и дал разъяснения по сложным вопросам, касающимся профессиональной этики.

Совет ПАСО удовлетворил ряд заявлений о приостановлении, прекращении и возобновлении статуса адвоката, а также заявления об изменении членства двух адвокатов в ПАСО.

Совет был вынужден отклонить заявление адвоката об исполнении Стандарта профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов и стажеров адвокатов, принятого IX Всероссийским съездом адвокатов 18 апреля 2019 г., поскольку Стандарт был уже исполнен адвокатом. Пункт 13 Стандарта предусматривает обязанность адвоката ежегодно повышать свою квалификацию в объеме не менее 30, а для адвокатов со стажем до 3 лет – не менее 40 часов в год. Повышение профессионального уровня в объеме большего количества часов приветствуется, но не предполагает «переноса» этих часов на следующий год.

На основании личных заявлений доверителей 17 адвокатам объявлены благодарности.

В ходе заседания Советом ПАСО рассмотрены пять дисциплинарных производств.

Три из них возбуждены по жалобе осужденного К. Находясь в местах лишения свободы, он занимается преимущественно тем, что обжалует действия или бездействие должностных лиц за 2014–2015 гг. После вынесения очередного судебного акта по такой жалобе в ходе беседы с адвокатом он устно сообщает, что отказывается обжаловать его. Если адвокат письменно не фиксировал этот отказ, К. подает на него жалобу.

Оценив обстоятельства, установленные Квалификационной комиссией ПАСО, во всех трех случаях принято решение о прекращении дисциплинарного производства вследствие малозначительности совершенного адвокатом проступка с указанием адвокатам на более тщательное соблюдение Стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве.

Совет ПАСО также рассмотрел дисциплинарное производство в отношении адвоката К. Она явилась по требованию органов предварительного следствия на допрос в ночное время. Подзащитный, незадолго до этого освободившийся из мест лишения свободы и подозреваемый в совершении тяжкого преступления, выразил желание дать признательные показания и был допрошен с ее участием в качестве подозреваемого и тут же – в качестве обвиняемого. При этом он дал подробные признательные показания. Адвокат не отобрала у подзащитного расписку о желании давать показания именно в ночное время, а также о том, что ему были разъяснены последствия полного признания вины. В протоколах допросов замечаний адвоката по поводу допроса в ночное время также не было. Эти ночные признательные показания сделали полностью бесперспективной всю дальнейшую работу по делу сначала адвоката К., а затем нового адвоката, который принял дело после нее. Совет ПАСО объявил адвокату замечание.

Еще одно дисциплинарное производство в отношении адвоката П. почти не вызвало дискуссий среди членов Совета. Адвокат принял поручение по требованию. В тот же день его доверитель дал признательные показания. Досье не содержало каких-либо следов работы адвоката по делу, кроме единственного ходатайства об особом порядке. Подсудимый был приговорен к лишению свободы. Жалоба адвоката на приговор суда содержала лишь просьбу о смягчении наказания в связи с наличием у осужденного хронических заболеваний. Одновременно с жалобой адвоката П. были поданы апелляционное представление прокурора, в котором он просил исключить из приговора ссылки в части квалификации деяния, а также жалоба адвоката, приглашенного на основании соглашения. Вновь вступивший в дело адвокат указал на отсутствие в деянии подсудимого состава преступления, а также на обстоятельства, которые не учтены судом первой инстанции при применении особого порядка. Апелляционная жалоба адвоката П. оставлена без удовлетворения, а жалоба адвоката, начавшего работу в рамках соглашения, в которой ставился вопрос об отсутствии в деянии состава преступления, – удовлетворена. Дело возвращено на новое рассмотрение. Оценивая апелляционную жалобу адвоката П. – других следов его работы по делу в досье не было – Квалификационная комиссия ПАСО отметила крайне низкий уровень жалобы, явно не соответствующей требованиям, предъявляемым к юридической технике документа. Позиция, избранная адвокатом по делу, свидетельствовала о незнании им практики Верховного Суда РФ по данной категории дел. Исключительно в силу того, что ранее адвокат П. не имел дисциплинарных взысканий, Совет ПАСО объявил ему предупреждение о прекращении статуса.

Кроме того, Совет ПАСО проанализировал исключительную ситуацию, сложившуюся в одной из адвокатских коллегий. Единственный адвокат, являющаяся ее членом, изъявила желание перейти в иное адвокатское образование. Ей была разъяснена необходимость ликвидации коллегии, в которой она состоит, поскольку после ее ухода коллегия перестанет существовать. В ходе процедуры ликвидации Управление Министерства юстиции РФ по Самарской области предоставило информацию о том, что эта коллегия ликвидирована по решению суда в 2014 г. Таким образом, адвокат все это время оказывала юридическую помощь фактически вне правового поля – не приходовала гонорары, выписывала заведомо недействительные ордера, направляла недействительные адвокатские запросы и др. Все правовые последствия этой ситуации можно только предполагать. Совет ПАСО единодушным голосованием поручил вице-президенту ПАСО внести представление о возбуждении в отношении адвоката дисциплинарного производства.

Член Совета ПАСО В.И. Янкина доложила о результатах проверки адвокатских производств в отношении адвокатов, участвующих в уголовном судопроизводстве в качестве защитников по назначению органов дознания, органов предварительного следствия и суда в г. Сызрани. Результаты проверки были неутешительными. Нарушения выявлены у половины проверяемых адвокатов. Во всех случаях будут возбуждены дисциплинарные производства. В то же время двум адвокатам были объявлены благодарности.

Члены Совета ПАСО рассмотрели обращение адвоката за разъяснением по двум вопросам. Во-первых, адвоката интересовало, вправе ли он получать вознаграждение от третьих лиц за размещение их рекламы в своем аккаунте в «Инстаграме». Совет пришел к выводу, что это не противоречит Кодексу профессиональной этики адвоката, поскольку данная деятельность не является трудовой. Однако, отбирая рекламодателей, адвокат должен придерживаться Правил поведения адвокатов в Информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», утвержденных Советом Федеральной палаты адвокатов РФ 28 сентября 2016 г., и не допускать размещения в своем аккаунте рекламы, нарушающей эти правила.

Второй вопрос адвоката был о том, как долго он должен ждать начала судебного заседания, если суд задерживается. Совет указал адвокату, что, несмотря на отсутствие в ГПК РФ, УПК РФ или Кодексе профессиональной этики адвоката указаний на продолжительность времени ожидания, адвокату следует исходить из того, что он не вправе покидать судебное заседание ни при каких обстоятельствах, а также о положениях КПЭА, прямо предписывающих, что выполнение профессиональных обязанностей по принятым поручениям должно иметь для адвоката приоритетное значение над иной деятельностью, а также запрещающих принимать поручения на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем адвокат в состоянии выполнить. Из этих норм в их взаимосвязи следует, что адвокат обязан дождаться начала судебного заседания даже в случае задержки.

Пресс-центр ПАСО

Поделиться