Мнения

Владимир Гарнин
22 июля 2024 г.
Развиваем традиционные направления и воплощаем новые идеи
О деятельности Комиссии по культурно-массовой и спортивной работе Адвокатской палаты Санкт-Петербурга

Интервью

Идеальная форма юридической деятельности – синтез научной и практической работы
22 июля 2024 г.
Овагим Арутюнян
Идеальная форма юридической деятельности – синтез научной и практической работы
«Хорошо, когда кто-то тебе помогает, особенно на начальном этапе, – это важно для любой профессии, а для адвокатуры, наверное, в особенности»

Обоснованное и исчерпывающее разъяснение

1 ноября 2021 г. 16:01

Совет АП Вологодской области разъяснил, почему в сложной этической ситуации адвокату следует воздержаться от дачи показаний


29 октября Совет Адвокатской палаты Вологодской области (далее – АПВО) принял Разъяснение по обращению адвоката Виктории Курочкиной. Органы следствия хотели опросить ее по обстоятельствам, не связанным с обстоятельствами преступления, по которому ее подзащитный был допрошен в качестве подозреваемого. Однако в случае, если адвокат даст показания против своего доверителя, она не сможет далее быть его защитником. Совет АПВО рекомендовал адвокату воздержаться от дачи объяснений органам предварительного следствия, подробно мотивировав причины своего отказа. При этом Совет сослался на позицию вице-президента ФПА РФ, председателя Комиссии ФПА РФ по защите профессиональных прав адвокатов Генри Резника, обнародованную в 2010 г. на страницах «Новой адвокатской газеты».

Как следует из текста Разъяснения, 12 октября в Совет АПВО поступило заявление адвоката Виктории Курочкиной, которая просила дать разъяснения о том, как ей действовать в сложной этической ситуации.

В своем заявлении адвокат указала, что 5 октября 2021 г. она по назначению следователя оказывала юридическую помощь подозреваемому в совершении кражи. В ходе допроса между ее подзащитным и следователем возникла конфликтная ситуация, после чего следователь инициировал процессуальную проверку в порядке ст. 144–145 УПК РФ на предмет наличия в действиях ее подзащитного признаков преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ («Оскорбление представителя власти»). В рамках проводимой проверки органы предварительного следствия обратились к адвокату с предложением дать объяснение по факту произошедшего конфликта между следователем и ее подзащитным, т.е. фактически дать объяснения против ее подзащитного.

По мнению Виктории Курочкиной, имеет место сложная этическая ситуация. С одной стороны, органы следствия желают опросить ее по обстоятельствам, не связанным с обстоятельствами преступления, по фактам которого ее подзащитный был допрошен в качестве подозреваемого. С другой – конфликтная ситуация имела место при производстве допроса по уголовному делу, фактически – при оказании ею юридической помощи.

Полагая, что дача адвокатом объяснений и показаний против своего подзащитного повлечет невозможность ее дальнейшего участия в качестве защитника по уголовному делу по факту совершения кражи, утрату доверия к ней, Виктория Курочкина просила Совет на основании ч. 4 ст. 4 Кодекса профессиональной этики адвоката дать разъяснения по следующим вопросам: должна ли она давать объяснения и показания против своего подзащитного по подозрению его в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ; может ли она в дальнейшем при даче таких пояснений и показаний участвовать в качестве защитника по уголовному делу по ст. 158 УК РФ.

* * *

Совет АП Вологодской области разъяснил, что в соответствии со ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре) адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю,  и что адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (п. 1 и 2).

С названными выше нормами корреспондируют также п. 2 и 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ. Исключение составляют лишь случаи, когда о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого, причем с согласия и в интересах подозреваемого, обвиняемого.

Следовательно, на адвоката распространяется свидетельский иммунитет, предусмотренный ст. 56 УПК РФ.

Данная позиция, отмечается в Разъяснении, нашла также отражение в Определении Конституционного Суда РФ от 11 апреля 2019 г. № 863-О по жалобе граждан В.В. Зубкова и О.В. Крупочкина на нарушение их конституционных прав положениями статей 38, 88, 113, 125 и части первой статьи 152 УПК РФ, а также части 2 статьи 7 Федерального закона «О следственном комитете Российской Федерации».

«Исходя из вышеприведенного законодательства и позиции Конституционного Суда Российской Федерации Вы не можете быть допрошены об обстоятельствах, ставших Вам известными в ходе оказания Вами юридической помощи, – считает Совет АП Вологодской области. – Соответственно, Вы не можете быть обязаны и к даче соответствующих объяснений по обстоятельствам, указанных в Вашем заявлении, в рамках проводимой органами предварительного следствия проверки в порядке статей 144, 145 УПК РФ.

* * *

Поясняя свои выводы, Совет АПВО далее указал, что полностью разделяет позицию вице-президента Федеральной палаты адвокатов РФ, председателя Комиссии ФПА РФ по защите профессиональных прав адвокатов Генри Резника, изложенную им в статье «Защита профессии: «Прецеденты и алгоритмы» на страницах «Новой адвокатской газеты» (см.: «АГ». 2010. № 2 (067)). В данной статье Генри Резник подробно изложил правовую позицию относительно возможности допроса адвоката об обстоятельствах, ставших ему известными в ходе оказания юридической помощи. По мнению автора, указывается в Разъяснении, законодатель гарантировал не только сохранение адвокатской тайны, но и исключил в принципе возможность для адвоката свидетельствовать против своего доверителя о фактах, воспринятых в качестве защитника, не допустить в уголовном судопроизводстве превращение адвоката в понятого, способного действовать во вред обвиняемому.

Данная позиция Генри Резника, несмотря на то что с момента опубликования статьи прошло достаточно много времени, актуальна до сих пор, уверены в Совете АПВО. Более того, как подчеркивается в Разъяснении, в настоящее время расширены гарантии адвокатской деятельности и законодательно закреплено, что проведение оперативно-разыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения (п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре).

Совет АП Вологодской области сослался также на вышеприведенное Определение КС РФ, где сказано, что данная норма пользуется приоритетом как специально предназначенная для регулирования соответствующих отношений; для защиты прав и законных интересов отдельных категорий лиц она устанавливает дополнительные гарантии, обусловленные их особым правовым статусом.

В заключительной части документа Совет АП Вологодской области рекомендовал адвокату Виктории Курочкиной:

«1. Воздержаться от дачи объяснений органам предварительного следствия в ходе проверки в порядке статей 144, 145 УПК РФ.

2. Подробно мотивировать следователю причины отказа в даче объяснений со ссылкой на аргументы, изложенные в вышеуказанном разъяснении Совета Адвокатской палаты Вологодской области и в статье вице-президента ФПА РФ, председателя Комиссии ФПА РФ по защите профессиональных прав адвокатов Генри Марковича Резника.

3. В случае получения следователем разрешения суда в соответствии с п. 3 ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» на Ваш допрос в качестве свидетеля по фактам, указанным в Вашем заявлении, обжаловать решение суда в установленном порядке в вышестоящий суд.

4. Своевременно сообщать в Адвокатскую палату Вологодской области о фактах нарушения Ваших профессиональных прав для принятия соответствующих мер корпоративного реагирования».

* * *

Комментируя по просьбе пресс-службы ФПА РФ данное Разъяснение, Генри Резник отметил, что «на практике адвокатам периодически приходится испытывать затруднения в противостоянии попыткам следствия сделать их свидетелями обвинения подзащитного. На этот раз в сложной этической ситуации оказалась вологодский адвокат К. На свой запрос она получила обоснованное и исчерпывающее разъяснение Совета АП Вологодской области, ознакомление с которым я нахожу весьма полезным для широкого круга коллег».

«В данном разъяснении содержится ссылка и на мою статью «Защита профессии: прецеденты и алгоритмы», опубликованной в “АГ” № 2 (067) за 2010 г. Статья была написана по следам заключения Комиссии ФПА по защите прав адвокатов, подготовленного по обращению Совета АП Магаданской области. Тогда и была сформулирована позиция, опровергающая аргументы прокурорских и следственных работников о законности допроса адвоката в качестве свидетеля, если в ходе процессуального действия с его участием подозреваемый, обвиняемый совершает уголовно-наказуемое деяние», – рассказал Генри Резник.

Суть аргументации, которую приводили следователи и прокуроры, по словам Генри Марковича, «сводилась к ошибочному толкованию пп. 2,3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ, как распространяющихся только на конфиденциальные отношения адвоката и подзащитного и сведения, собранные адвокатом при оказании юридической помощи, но не на информацию, полученную им при проведении публичных следственных и судебных действий и потому не являющуюся адвокатской тайной.

В противовес этой позиции, подтачивающей базовые основы профессии адвоката, Комиссия указала, что законодатель в нормах УПК РФ и Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” не только гарантирует сохранение адвокатской тайны, но и исключает в принципе возможность для адвоката свидетельствовать против своего доверителя о фактах, воспринятых в качестве защитника, не допускает в уголовном судопроизводстве превращение адвоката в понятого, способного действовать во вред обвиняемому. Свидетельский иммунитет адвокат утрачивает лишь за пределами профессиональной деятельности».

Генри Маркович сказал, что позиция Комиссии ФПА РФ по защите прав адвокатов воспроизводится и в Разъяснении Совета АП Вологодской области. Он напомнил, что, получив заключение Комиссии, магаданский следователь отказался от допроса адвоката по делу об оскорблении в судебном заседании прокурора. «Будем надеяться, что законность и здравый смысл восторжествуют и в вологодском деле. Если же следствие будет упорствовать в своем стремлении допросить адвоката по обстоятельствам, которые стали ей известны в связи с оказанием юридической помощи, коллега К. должна будет руководствоваться рекомендациями Совета своей АП, и адвокатское сообщество встанет на ее защиту», – заключил Генри Резник.

Пресс-служба ФПА РФ

Поделиться