Лента новостей

28 ноября 2022 г.
Заслуженный юрист Республики вновь возглавил палату
Руслан Кубанов избран президентом АП Карачаево-Черкесской Республики на третий срок
28 ноября 2022 г.
Избран президент АП Ямало-Ненецкого автономного округа
26 ноября состоялось собрание адвокатов Адвокатской палаты Ямало-Ненецкого автономного округа
28 ноября 2022 г.
Напомнили студентам о высоком престиже профессии адвоката России
Завершился цикл мероприятий, приуроченных к юбилею АП Кировской области

Мнения

Алексей Корябин
28 ноября 2022 г.
Что делать при нарушении прав защитника?
К вопросу о самозащите прав адвокатов

Интервью

Внедрение КИС АР – главное в профессиональной деятельности событие текущего года
7 ноября 2022 г.
Александр Копылов
Внедрение КИС АР – главное в профессиональной деятельности событие текущего года
У адвокатов и уполномоченных органов не возникает сложностей в работе с автоматизированной системой распределения между адвокатами поручений на защиту по назначению

Несправедливый приговор

5 октября 2022 г. 16:35

Суд приговорил адвоката Игоря Третьякова к семи годам лишения свободы за юридическую помощь


Как сообщает «АГ», 4 октября Химкинский городской суд Московской области вынес обвинительный приговор председателю АК «Третьяков и партнеры» Игорю Третьякову, генеральному директору НПО им. Лавочкина Сергею Лемешевскому и руководителю дирекции правового обеспечения предприятия Екатерине Аверьяновой. Химкинский городской суд Московской области посчитал, что услуги, перечисленные в актах об оказании услуг, не оказаны, а доказательств того, что штатные юристы НПО им. Лавочкина не могли участвовать в судебных заседаниях сами, нет. В комментарии «АГ» защитники Игоря Третьякова назвали приговор несправедливым и даже жестоким. Один из его адвокатов, Станислав Шостак, отметил, что половина приговора составлена с использованием доказательств защиты, при этом ни одно доказательство не было принято. Второй адвокат, Борис Асриян, указал, что сторона защиты намерена обжаловать приговор в кратчайшие сроки.

Напомним, в июле 2018 г. в отношении Игоря Третьякова было возбуждено уголовное дело. Следствие посчитало, что по заключенным с НПО им. Лавочкина 23 договорам адвокат услуги не оказывал, но получил более чем 332 млн руб., из которых 9,6 млн руб. – аванс, а 322,8 млн руб. – премия за вынесенное судебное решение («гонорар успеха»). Деньги якобы делились между ним, генеральным директором НПО им. Лавочкина Сергеем Лемешевским и руководителем дирекции правового обеспечения предприятия Екатериной Аверьяновой. Адвокату предъявили обвинение в мошенничестве, совершенном организованной группой с использованием своего служебного положения в особо крупном размере.

Читайте также:
Доводы защиты были услышаны
ЕСПЧ признал нарушение прав адвоката Игоря Третьякова

В отношении Игоря Третьякова избрали меру пресечения в виде заключения под стражу. В последующем сторона защиты обратилась в ЕСПЧ, и Европейский Суд посчитал, что продолжительность содержания адвоката под стражей вышла за пределы разумного срока, а потому имеется нарушение ч. 3 ст. 5 Конвенции.

В марте 2021 г. дело начал рассматривать Химкинский городской суд Московской области. После прений судья удалилась в совещательную комнату для постановления приговора, однако вместо этого вынесла постановление о возвращении уголовного дела прокурору. Как рассказывал «АГ» один из защитников Игоря Третьякова, председатель КА «Династия» Борис Асриян, прокурор, потерпевшие и сторона защиты были единодушны в своих позициях: все просили отменить решение суда о возврате уголовного дела прокурору. Второй защитник – адвокат АК «Третьяков и партнеры» Межрегиональной коллегии адвокатов г. Москвы Станислав Шостак подал апелляционную жалобу. Он попросил отменить постановление Химкинского городского суда Московской области и вернуть дело в этот же суд на новое рассмотрение. Такая же просьба содержалась в апелляционном представлении прокуратуры.

В то же время Борис Асриян заявил ходатайство о возврате уголовного дела в суд первой инстанции для устранения недостатков. Он указал, что 10 мая 2021 г. направлял замечания на протокол судебного заседания, которые в материалах дела не отражены.

10 июня 2021 г. Мособлсуд отменил решение Химкинского городского суда Московской области о возврате дела Игоря Третьякова прокурору. Оно было направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию, при этом лишь в июле 2022 г. состоялось судебное заседание и суд удалился в совещательную комнату. Оглашение приговора откладывалось полтора месяца. В итоге Химкинский городской суд признал Игоря Третьякова, Екатерину Аверьянову и Сергея Лемешевского виновными.

Как отметила судья при оглашении приговора, в ходе судебного разбирательства гособвинитель исключил указание на совершение мошенничества с использованием служебного положения, ссылаясь на то, что договор об оказании юридических услуг заключен с Игорем Третьяковым как с адвокатом, а не как с председателем коллегии адвокатов.

Судья указала: Екатерина Аверьянова поясняла, что ранее не знала адвоката и познакомилась с ним по просьбе генерального директора, который сказал, что нужно встретиться с Игорем Третьяковым, поскольку он опытный адвокат. При встрече Игорь Третьяков не говорил, сколько будут стоить его услуги, но указал, что хочет включить в договор «гонорар успеха». В свою очередь, следует из приговора, Сергей Лемешевский посчитал, что привлечение стороннего адвоката не противоречит законодательству РФ. Он постоянно выносил на обсуждение руководителя ГК «Роскосмос» и совета директоров вопрос о неконструктивной практике обращения в арбитражный суд, которая несет огромные риски для предприятия. Подсудимый обратил внимание, что нарушений при заключении договора с адвокатом выявлено не было.

В приговоре отмечается, что согласно показаниям Игоря Третьякова до заключения с ним договора НПО им. Лавочкина проигрывало дела. Адвокат не только работал сам, но и привлекал юристов, с которыми вникал в дело, изучал теорию и практику. Привлечение юристов он считал целесообразным, поскольку дел, по которым надо подавать жалобы и ходатайства, было много. Игорь Третьяков отмечал, что представители ГК «Роскосмос» направляли документы напрямую ему, минуя НПО им. Лавочкина. Жалобы подавались через личный кабинет юристов Игоря Третьякова. Подача документов через систему «Мой арбитр» возможна только при подтверждении личности, что еще раз подтверждает личное участие команды Третьякова, указала судья. Она добавила, что адвокат указывал на сложность дел и на то, что некоторые из них неоднократно возвращались в первую инстанцию, при этом по 20 делам было проведено более 140 заседаний, лично посетить которые ему не представлялось возможным.

Согласно прайс-листу Международной коллегии адвокатов г. Москвы, озвучила судья, рекомендованный размер гонорара успеха по ведению арбитражных дел в судах составляет от 150 тыс. до 1 млн руб. Третьяков пояснил, что не помнит, какую сумму он предлагал при заключении договора, но указал, что она была до 100 тыс. руб. При этом он предложил включить 10% от выигрыша, т.е. «гонорар успеха». В последующем стороны договорились о 8%. Такая схема оплаты устроила всех.

Между тем судья посчитала, что вина обвиняемых доказана показаниями представителя потерпевшего, который сообщил, что договоры были заключены с нарушением Закона о госзакупках. Так, основанием для проведения закупки у единственного поставщика является заключение договора на сумму не более 100 тыс. руб., а если выручка заказчика составила более 5 млн руб. – не более 500 тыс. руб. при условии, что совокупный объем по данному основанию не превышает 10% от общего объема закупок, совершенных в течение предыдущего отчетного периода. Однако объем закупок по договорам превысил 10%, а значит, должен был проводиться конкурс. Кроме того, по некоторым договорам произошло задвоение услуг. Так как ГК «Роскосмос» является единственным акционером НПО им. Лавочкина, денежные средства были похищены у «Роскосмоса».

Свидетели подтвердили, что Игорь Третьяков лично не принимал участия в судебных заседаниях, а контролировал общую стратегию судебных разбирательств. Таким образом, суд посчитал, что Третьяков действовал согласно разработанному преступной группой плану и в целях хищения имущества организовал составление актов об оказании юруслуг, а Лемешевский подписал эти документы, как и договоры, после чего передал их в бухгалтерию. Он использовал свое служебное положение с целью хищения чужого имущества и действовал с согласия Игоря Третьякова. Адвокат же действовал по согласованию с Екатериной Аверьяновой. По мнению суда, причиненный ущерб составил более 332 млн руб.

Суд посчитал также, что наличие преступного умысла, вопреки мнению защиты, доказано. Об этом свидетельствуют как предшествующие заключению договоров обстоятельства, так и сам факт заключения договоров. Услуги, перечисленные в актах, не оказаны. Кроме того, в судебных заседаниях участвовали сотрудники коллегии, а исследованные доказательства показывают, что штатные юристы НПО им. Лавочкина могли участвовать в судебных заседаниях сами.

Суд положил в основу приговора показания, данные подсудимыми на предварительном следствии, отметив, что они согласуются с другими доказательствами по делу. Представленные же стороной защиты доказательства не опровергают представленных обвинением доказательств. В отношении доводов стороны защиты о необоснованности признания «Роскосмоса» потерпевшей стороной суд указал, что поскольку НПО им. Лавочкина является коммерческой организацией с государственным участием, единственным участником которого является «Роскосмос», то нарушение прав и охраняемых законом интересов НПО им. Лавочкина влечет нарушение и прав его единственного акционера.

Суд критически оценил доводы стороны защиты о том, что обыски в жилище адвоката в Москве и Московской области проведены с нарушением норм УПК в отсутствие представителя адвокатской палаты, указав, что было достоверно известно, что Игорь Третьяков не осуществляет там адвокатскую деятельность. Также суд счел, что объявление Третьякова в розыск было законным, поскольку постановление было вынесено надлежащим лицом в рамках возбужденного уголовного дела.

Таким образом, суд признал подсудимых виновными и квалифицировал их действия по ч. 4 ст. 159 УК, назначив Сергею Лемешевскому наказание в виде семи с половиной лет лишения свободы в ИК общего режима со штрафом в размере 500 тыс. руб., Екатерине Аверьяновой – шесть лет лишения свободы со штрафом в 300 тыс. руб., а Игорю Третьякову – семь лет заключения и штраф в 400 тыс. руб. Судья установила порядок зачета времени нахождения под домашним арестом и в СИЗО в срок лишения свободы.

Как пояснил «АГ» Борис Асриян, в итоге Третьяков и Лемешевский уже отбыли с зачетом времени более пяти лет. Так как Екатерина Аверьянова была под домашним арестом дольше остальных, в ИК она проведет чуть больше времени.  

Химкинский городской прокурор заявлял гражданский иск о взыскании с подсудимых причиненного ущерба. Гособвинитель иск поддержал, но «Роскосмос» просил отказать в нем. В итоге суд принял во внимание решение арбитражного суда по делу о взыскании «гонорара успеха» и признал за прокурором право передать вопрос о гражданском иске для рассмотрения в гражданском судопроизводстве.

В комментарии «АГ» Станислав Шостак назвал приговор несправедливым, в то время как Борис Асриян назвал его жестоким. «Мы не питали сильных иллюзий и рассматривали худшее развитие, но такого не предполагали даже в страшном сне, да еще и по такому размеру наказания. Приговор читали восемь часов, половина его составлена с использованием доказательств защиты, при этом ни одно доказательство защиты не принято. Как такое может быть? Суд принял доказательства, но, по его мнению, они не опровергают и не подтверждают вину. Они тогда являются неотносимыми доказательствами, которые суд на стадии предварительного и судебного следствия должен был исключить из материалов дела, а они исследовались им», – указал Станислав Шостак.

Защитник рассказал также, что такой квалифицирующий признак, как использование служебного положения, был еще в первом постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, и тогда же он говорил о его исключении. Это четыре года работы. «Для чего четыре года сотрясать воздух, когда банальные вещи видны сразу? Прокурор четыре года спустя убирает квалифицирующий признак, который вообще по определению не мог быть. Это ошибка следователя», – отметил он.

Станислав Шостак добавил, что в основе ст. 159 УК лежит хищение. «Мы сегодня восемь часов слушали – и где это хищение? Везде: “Работы были выполнены”. Если Третьяков нарушил как адвокат, накажите его как адвоката. За то, что адвокат не был в судебном заседании, не сажают в тюрьму на семь лет», – подчеркнул защитник.

В свою очередь Борис Асриян добавил, что сторона защиты намерена обжаловать приговор в кратчайшие сроки. «У нас все для этого готово. 65 дней, которые суд был в совещательной комнате, мы не теряли время зря», – указал он. 

Анжела Арстанова, Марина Нагорная

Поделиться