Лента новостей

25 сентября 2020 г.
Дисциплинарная практика и оргвопросы
24 сентября состоялось заседание Совета Палаты адвокатов Самарской области
24 сентября 2020 г.
Стартовал конкурс «Профессиональный юрист 2020»
Совет АП г. Севастополя принял решение, что участие в конкурсе будет зачтено как повышение профессионального уровня адвокатов
24 сентября 2020 г.
АИС должна работать без сбоев
23 сентября состоялось очередное заседание Совета АП Ханты-Мансийского автономного округа

Мнения

Анна Здановская
25 сентября 2020 г.
Псковские адвокаты активно работают с молодежью
Адвокатская палата региона реализует ряд проектов по правовому просвещению молодежи и студентов

Интервью

Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

Необходимо поддерживать позицию доверителя

4 марта 2020 г. 15:40

Совет АП Ленинградской области принял решения по дисциплинарным делам


В ходе заседания Совет Адвокатской палаты Ленинградской области (далее – АП ЛО) рассмотрел 13 дисциплинарных дел, обсудил внесение поправок в областной закон, регулирующий получение гражданами бесплатной юридической помощи, а также дал разъяснение о пересмотре решения по дисциплинарному делу.

Из 13 рассмотренных Советом АП ЛО дисциплинарных производств пять были возбуждены по представлению вице-президента АП ЛО Андрея Пелевина в связи с неисполнением адвокатами обязанности по уплате ежемесячных обязательных отчислений на общие нужды АП ЛО, шесть – по жалобам доверителей, одно – по представлению начальника Управления Министерства юстиции РФ по Ленинградской области и еще одно – по сообщению судьи из Брянской области.

По итогам рассмотрения Совет АП ЛО решил объявить 10 адвокатам замечания, одному – предупреждение.

В одном случае адвокат был оправдан, по другому делу Совет АП ЛО в соответствии с. п. 5 ч. 1 ст. 25 КПЭА принял решение о направлении дисциплинарного производства в Квалификационную комиссию для нового разбирательства.

Заслуживают внимания два дисциплинарных дела.

Основанием для возбуждения первого из них послужило представление начальника Управления Минюста России по Ленинградской области, в котором указано следующее.

Летом 2019 г. адвокат В. осуществлял защиту Л., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 158 УК РФ. При ознакомлении с материалами уголовного дела адвокат внес в протокол ходатайство о смягчении обвинения: ссылаясь на то, что Л. был задержан на месте происшествия и реальной возможности распорядиться похищенным не имел, просил квалифицировать содеянное Л. как неоконченное преступление. Сам же Л., будучи допрошенным неоднократно, свою виновность в совершении кражи отрицал.

К представлению прилагались протоколы следственных действий, в которых были зафиксированы и позиция Л., и ходатайство адвоката В.

Адвокат виновным себя не признал, утверждая, что изложенная им в протоколе позиция была согласована с подзащитным, и в подтверждение предоставил соответствующее заявление самого Л., датированное тем же числом, что и протокол.

По итогам рассмотрения дела, и Квалификационная комиссия, и Совет АП ЛО пришли к выводу, что в ситуации, когда Л. отрицал свою вину не только в совершении оконченного преступления, но и вообще отрицал наличие у него умысла на совершение хищения, отрицал совершение каких-либо действий, образующих объективную часть преступления, адвокат обязан поддержать позицию подзащитного, высказанную публично, а любые свои письменные ходатайства заявлять исключительно в поддержку высказанной подзащитным позиции.

Представленное адвокатом заявление Л., в котором тот соглашается с позицией, высказанной в письменном (протокольном) ходатайстве адвоката В., членов Совета не убедило: как следует из объяснений адвоката, заявление не было представлено в материалы уголовного дела и не было каким-либо образом доведено до стороны обвинения. Не поддержал Л. ходатайство адвоката и при подписании того самого протокола, в котором ходатайство адвоката В. было отражено.

Адвокату В. объявлено замечание. В то же время выяснилось, что уголовное дело, в котором он участвовал в качестве защитника, было возвращено прокурором района следователю с указанием на то, что содеянное Л. следует квалифицировать как неоконченное преступление. В итоге обвинение Л. было смягчено, как и просил адвокат В.

Обстоятельства второго дисциплинарного дела сводились к следующему.

С жалобой на адвоката Э. обратился Д., в отношении которого расследуется уголовное дело. К тому времени Д. содержался под стражей немногим меньше одного года, и поэтому очередное ходатайство о продлении Д. срока ареста следователь направил в Ленинградский областной суд. Адвокат Э. по назначению суда осуществляла защиту Д. в судебном заседании, в котором рассматривалось ходатайство следователя.

В итоге суд удовлетворил ходатайство следователя, а Д. впоследствии обратился в Адвокатскую палату с жалобой на адвоката, указав, что адвокат Э. не обжаловала постановление суда о продлении ему меры пресечения, хотя он об этом ее просил.

Адвокат же утверждала, что Д. к ней с просьбой обжаловать постановление суда не обращался.

В ходе рассмотрения дисциплинарного дела было установлено, что в судебном заседании Д. ходатайствовал об изменении ему меры пресечения на домашний арест. Адвокат Э. поддержала ходатайство Д., а постановление суда о продлении срока содержания под стражей не обжаловала.

Ситуация, когда доверитель обращается в адвокатскую палату с жалобой на адвоката, утверждая, что он просил адвоката обжаловать постановление суда, а адвокат этого не сделал, – встречается нередко. Дисциплинарная практика в этом вопросе складывается неоднозначно и зависит от региона. Так, например, в АП Санкт-Петербурга считается, что просьба подзащитного обжаловать приговор не презюмируется, а подлежит доказыванию по общим правилам, с учетом принципов состязательности сторон и презумпции невиновности лица, привлекаемого к дисциплинарной ответственности.

Дисциплинарная же практика АП ЛО сформировалась таким образом, что адвокату, оказавшемуся в схожей ситуации, для того чтобы не быть привлеченным к дисциплинарной ответственности, следует либо обжаловать судебный акт, либо получить от подзащитного заявление о том, что он не желает обжаловать судебное решение. Адвокату Э. объявлено замечание.

Также на заседании Совета АП ЛО вице-президент АП ЛО Андрей Пелевин доложил об участии представителей АП ЛО в совещании, организованном Общественной палатой Ленинградской области. Тема мероприятия – «Доступность оказания юридической помощи гражданам на территории Ленинградской области». Участники совещания поддержали предложение представителей адвокатского сообщества расширить перечень ситуаций, в которых определенным категориям жителей Ленинградской области может быть оказана бесплатная юридическая помощь.

Кроме того, Андрей Пелевин доложил о внесении поправок в областной закон, регулирующий получение гражданами бесплатной юридической помощи. Перечень категорий граждан, имеющих право на получение бесплатной юридической помощи, расширен на три позиции, о чем будет сделано отдельное объявление, и будут внесены поправки в Порядок организации бесплатной юридической помощи в АП ЛО.

Советом АП ЛО также было рассмотрено обращение адвоката Б., который в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 4 КПЭА, обратился за разъяснением.

Адвокат Н., ранее привлеченный к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения, обратился в Совет с заявлением о пересмотре решения по его делу, в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 25. КПЭА.

В качестве нового обстоятельства, являющегося основанием для пересмотра решения Совета, адвокат указал на то, что гражданское дело по спору между ним и доверителем в суде завершилось мировым соглашением. И поскольку жалоба именно этого доверителя повлекла за собой его привлечение к дисциплинарной ответственности, коллега полагал, что их примирение может служить основанием для пересмотра решения Совета.

Однако, члены Совета АП ЛО не разделили такую позицию, так как прекращение дисциплинарного производства в связи с примирением сторон может произойти лишь до принятия решения Советом. И даже в такой ситуации прекращение дисциплинарного производства является правом, а не обязанностью Совета.

Поделиться