Лента новостей

21 октября 2020 г.
Адвокату необходимо занимать активную позицию
АП Калужской области провела в очном формате круглый стол «Привлечение защитником специалиста в уголовное дело»
19 октября 2020 г.
Впереди – два этапа забегов
Адвокаты, желающие присоединиться к участию в Кубке президента АП Санкт-Петербурга, еще могут это сделать
16 октября 2020 г.
Эффективно и безопасно работать в особых обстоятельствах
Адвокатские палаты предпринимают меры по организации деятельности и взаимодействию с адвокатами в условиях вновь увеличивающейся заболеваемости коронавирусом

Мнения

Вячеслав Денисов
12 октября 2020 г.
«Эффект бабочки»
О бездоказательных обвинениях в адрес адвоката, который якобы разгласил адвокатскую тайну, но эти сведения тайной уже не были

Интервью

Репутацию адвоката нужно зарабатывать постоянно
22 октября 2020 г.
Евгений Галактионов
Репутацию адвоката нужно зарабатывать постоянно
Первого оправдательного приговора Евгений Галактионов добился, будучи стажером и участвуя в процессе по назначению

Когда отказ адвоката от подписки нельзя считать отказом от защиты

6 октября 2020 г. 16:01

Совет АП Алтайского края разъяснил вопрос дачи адвокатами подписки о неразглашении данных предварительного следствия


Как пояснил Совет Адвокатской палаты Алтайского края (далее – АПАК), отказ адвоката дать подписку о неразглашении данных расследования может быть расценен как отказ от защиты только в том случае, если защитник участвует в производстве по уголовному делу, в материалах которого содержатся сведения, составляющие государственную тайну, и он не имеет к ней допуска. Кроме того, отказ от дачи подписки не является основанием для отвода адвоката в порядке ст. 72 УПК РФ. Вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев назвал разъяснение Совета АПАК вполне правильным и обоснованным. «Безусловно, сведения, составляющие охраняемую законом тайну, подлежат защите. Однако, во-первых, они должны быть четко и однозначно определены и действительно относиться к охраняемой тайне. Во-вторых, режим тайны не может распространяться на все следствие», – отметил он.

Как сообщила пресс-службе ФПА РФ вице-президент АПАК Галина Харламова, в палату поступило обращение руководителя отдела СУ СК РФ по Алтайскому краю о проведении служебной проверки за отказ адвоката дать подписку о неразглашении данных предварительного следствия. В обращении говорилось, что «указанным поведением адвокат нарушает нормы действующего уголовно-процессуального закона, вводит в заблуждение своего доверителя относительно отсутствия у него обязанности нести уголовную ответственность по ст. 310 УК РФ, чем нарушает установленные нормы профессионального поведения адвоката».

Из представленных адвокатом объяснений следует, что он отказался дать подписку, так как материалы уголовного дела не содержат сведений, составляющих государственную тайну. Расписка о неразглашении, которую требовала подписать следователь, как отметил адвокат, носила абстрактный характер, поскольку в ней не были конкретизированы не подлежащие разглашению данные предварительного расследования, не указаны сроки, по истечении которых соответствующие сведения должны храниться в тайне. А это противоречит позиции Конституционного Суда РФ, высказанной в Определении КС РФ от 6 октября 2015 г. № 2444-О «По жалобе гражданина Дворяка Владимира Геннадьевича на нарушение его конституционных прав положениями пункта 3 части второй статьи 38, части третьей статьи 53, статьи 161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 310 Уголовного кодекса Российской Федерации» (далее – Определение КС РФ № 2444-О). Адвокат также указал, что «действия следователя направлены не на защиту каких-либо данных и лиц, проходящих в рамках расследуемого дела, тем более, что данная информация содержится в свободном доступе на официальном сайте ФНС России, а на попытку ограничить и дестабилизировать работу защиты». Кроме того, следствие проводится с открыто обвинительным уклоном и каждое действие адвоката, направленное на качественное оказание юридической помощи доверителю, воспринимается с эмоционально негативной реакцией.

По словам Галины Харламовой, обращение руководителя отдела СУ СК РФ по Алтайскому краю, а также информация о попытках следователей взять аналогичные подписки по другим делам, послужили поводом для рассмотрения Советом АПАК вопроса о даче адвокатами подписки о неразглашении данных предварительного следствия и выработке позиции по нему.

В разъяснении Совета АПАК отмечается, что адвокат, как и другие участники производства по уголовному делу, в порядке ст. 161 УПК РФ может быть предупрежден о недопустимости разглашения данных предварительного расследования и у него может отбираться подписка о неразглашении с предупреждением об ответственности по ст. 310 УК РФ. Это положение конкретизировано в ч. 2 ст. 53 УПК РФ, где определено, что «защитник не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, предусмотренном ст. 161 настоящего Кодекса. За разглашение данных предварительного расследования защитник несет ответственность по ст. 310 УК РФ». Кроме того, согласно Определению КС РФ № 2444-О отобрание следователем подписки у адвоката является допустимым, а соответствующие правовые нормы признаны не противоречащими Конституции РФ.

Таким образом, в целом предложение следователя о даче подписки адвокатами должно рассматриваться в качестве законного действия, разъясняет Совет АПАК.

Вместе с тем согласно Определению КС РФ № 2444-О сохранение в тайне информации, полученной в ходе уголовного судопроизводства, возможно по делам, где могут содержаться сведения, прямо или косвенно относящиеся к охраняемой законом тайне (персональные данные, налоговая, банковская, коммерческая, медицинская тайна, тайна усыновления и др.).

К конкретным сведениям, о сохранении которых может отбираться подписка, в качестве примеров допустимо относить данные: сведения, доступ к которым ограничен в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами (врачебная, нотариальная тайна, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных или иных сообщений, банковская тайна, налоговая тайна и т.д.); сведения, связанные с коммерческой деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с ГК РФ и федеральными законами (коммерческая тайна); сведения о сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации информации о них.

Поэтому уголовная ответственность за разглашение может наступать за упоминание тех обстоятельств уголовного дела, где содержится охраняемая уголовным законом тайна, уточняет Совет.

Исходя из назначения уголовного судопроизводства, а также в целях защиты публичного интереса и охраны прав личности, как указано в разъяснении Совета АПАК, федеральный законодатель закрепил требование о недопустимости разглашения данных о частной жизни участников уголовного судопроизводства. Такие сведения подлежат разглашению только с их согласия, а данные о частной жизни несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего возраста четырнадцати лет, – только с согласия его законного представителя. В УПК РФ закреплено требование о недопустимости разглашения данных предварительного расследования.

Совет обращает внимание, что действующая редакция ст. 161 УПК РФ и позиции Конституционного Суда РФ (Определение КС РФ № 2444-О) обязывают следователя (дознавателя) обосновывать отобрание подписки. Подписка не должна носить абстрактный характер. В частности, в ней должны быть конкретизированы не подлежащие разглашению данные предварительного расследования, указаны сроки, до истечения которых соответствующие сведения должны храниться в тайне.

«Отказ адвоката дать подписку о неразглашении данных расследования может быть расценен как отказ от защиты только в том случае, если защитник участвует в производстве по уголовному делу, в материалах которого содержатся сведения, составляющие государственную тайну, и он не имеет допуска к ней, – резюмирует Совет АПАК. – В других случаях каких-либо санкций за отказ дать подписку ни УПК РФ, ни иные нормативные акты не предусматривают. Кроме того, отказ дать подписку не является основанием для отвода адвоката в порядке ст. 72 УПК РФ».

Вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев назвал разъяснение АП Алтайского края вполне правильным и обоснованным. «Безусловно, сведения, составляющие охраняемую законом тайну, подлежат защите. Однако, во-первых, они должны быть четко и однозначно определены. Должны действительно относиться к охраняемой тайне. Во-вторых, режим тайны не может распространяться на все следствие», – отметил он.

Европейский Суд неоднократно подчеркивал, что адвокат является посредником между правосудием и органами, осуществляющими уголовное преследование, с одной стороны, и обществом – с другой, заметил вице-президент ФПА РФ. «Желание сделать расследование, а иногда и осуществление правосудия, сокрытым от общественного контроля, может преследовать только недопустимые цели и не может рассматриваться иначе как злоупотребление», – считает Михаил Толчеев.

Анна Стороженко

Поделиться