Мнения

Евгений Панин
10 марта 2023 г.
Символический атрибут адвокатуры
О необходимости мантии адвоката в современных реалиях правосудия

Интервью

«Без перемен в судебной системе повышение роли адвокатуры невозможно»
10 марта 2023 г.
Светлана Володина
«Без перемен в судебной системе повышение роли адвокатуры невозможно»
Интервью президента ФПА РФ Светланы Володиной журналу «Закон»

Финансовая зависимость адвоката от доверителя является недопустимой

7 февраля 2023 г. 16:35

Опубликован Отчет о деятельности Квалификационной комиссии АП Московской области


На сайте Адвокатской палаты Московской области (далее – АПМО) опубликован Отчет о деятельности Квалификационной комиссии АПМО в 2022 г., в котором приведен обзор дисциплинарной практики, а также содержатся сведения по приему устного собеседования у лиц, претендующих на приобретение статуса адвоката. Документ подписан ответственным секретарем Квалификационной комиссии АПМО Александром Никифоровым.

Раздел, касающийся дисциплинарной практики, начинается со сводной таблицы, содержащей статистические данные. Из них следует, что всего в палате рассмотрено 484 дисциплинарных производства, из них 239 – по жалобе доверителей, 166 – по представлениям вице-президента, 50 – по обращениям судов, 13 – по представлениям Управления Минюста и 16 – по жалобам адвокатов.

В 355 случаях принято решение о наличии дисциплинарного проступка, в 98 – установлено отсутствие самого проступка, в 18 – отсутствует повод для возбуждения производства. Одиннадцать дел прекращены вследствие отзыва обращения; в одном деле истек срок привлечения к ответственности, а еще одно прекращено вследствие ранее состоявшегося заключения Комиссии и решения Совета по производству с теми же участниками по тому же предмету и основанию. Кроме того, в 2022 г. одно дисциплинарное производство, по обстоятельствам которого адвокат рассматривал направление адвокатского запроса как самостоятельный предмет соглашения об оказании юридической помощи, было возбуждено по представлению вице-президента ФПА РФ.

В Отчете приводятся новые правовые позиции.

Так, Квалификационная комиссия АПМО (далее – Комиссия) считает недопустимой ситуацию, когда адвокат направляет на личный телефонный номер секретаря судебного заседания СМС-сообщение, в котором не только ходатайствует об отложении судебного заседания, но и сообщает сведения, дискредитирующие другого адвоката.

Действия адвоката, который, приняв поручение на защиту в порядке ст. 51 УПК РФ, в течение десяти дней не ознакомился с материалами уголовного дела, а после того, как по причине неподготовленности адвоката судебное заседание было отложено, направил заявление об оплате сорванного по его вине судебного заседания, по мнению Комиссии, подрывают доверие к адвокату (п. 2 ст. 5 КПЭА), а также указывают на безнравственный характер действий адвоката.

Любой обход установленного порядка назначения защитников в соответствии со ст. 51 УПК РФ недопустим. Заключение соглашения на участие в одном следственном действии, непосредственно в кабинете следователя, содействие следователя в оплате вознаграждения недопустимы и свидетельствуют о безнравственном характере действий адвоката, полагает Комиссия.

По одному из дел Комиссия указала, что обстоятельства заключения соглашения и другие факты свидетельствуют о том, что действия (бездействие) адвоката были направлены к подрыву доверия к нему или к адвокатуре. Комиссия также отметила, что основополагающий принцип независимости адвокатуры, применительно к назначению адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, означает исключение какого-либо влияния органов дознания, органов предварительного следствия, суда, иных органов и лиц на распределение требований о назначении защитника между конкретными адвокатами.

В ходе другого дисциплинарного производства было установлено, что адвокат вступил в уголовное дело по просьбе следователя. У него был один бланк соглашения, которое подписал подзащитный после того, как был допущен следователем к беседе с подзащитным, в ходе которой разъяснил ему возможность смягчения уголовного наказания. При этом впоследствии в судебном заседании следователь указала, что знакома с адвокатом. Она не направляла заявку о выделении защитника в порядке ст. 51 УПК РФ, но попросила адвоката побеседовать с подзащитным. Адвокат не представил достоверные и непротиворечивые доказательства того, что он имел надлежащие правовые основания для вступления в уголовное дело. Последующее оформление соглашения являлось попыткой придать вступлению в дело видимость законности, о чем свидетельствует очевидная неисполнимость условия об оплате задержанным лицом, а также отказ адвоката от защиты «по прошествии второго дня».

Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре, а равно уголовно-процессуальное законодательство не закрепляет за адвокатами права направлять за своей подписью повестки о вызове каких-либо лиц на допрос. Факт подписания данной повестки адвокатом свидетельствует, по мнению Комиссии, либо о незнании адвокатом положений процессуального законодательства РФ, либо о попытке адвоката умышленно обойти установленный процессуальным законодательством порядок вызова свидетелей для судебного допроса.

Ниже приводятся фрагменты из других заключений, приведенных в Отчете.

Отсутствие процессуальной формы – допроса в качестве свидетеля в судебном заседании не влияет на выводы Комиссии о том, что адвокат, отвечая на вопросы председательствующего, становится источником доказательственной информации, вопреки воле доверителя. Активно опровергая позицию доверителя, отвечая на вопросы председательствующего по делу, адвокат, являясь защитником заявителя, косвенно заняла позицию, противоположную позиции доверителя. Такими действиями адвоката наносится ущерб основополагающей профессиональной ценности – публичному доверию к институту защитника.

Наличие в соглашении об оказании юридической помощи адреса адвокатского образования является необходимой частью коммуникации между адвокатом и доверителем при исполнении поручения последнего. В ситуации, когда адвокат намеренно искажает адрес адвокатского образования, он тем самым вводит доверителя в заблуждение.

Участие адвоката в допросе своего доверителя, направленном на опровержение его версии об оказании на него следователем давления, а также использование в защитительной речи фраз, свойственных скорее речи государственного обвинителя, не свидетельствуют о том, что адвокат честно, разумно, добросовестно и активно отстаивала права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняла свои обязанности.

Подготовка к защите по уголовному делу невозможна без детального изучения адвокатом материалов дела. Однако злоупотребление адвокатом правом на ознакомление с материалами дела с целью увеличения выплат за счет средств федерального бюджета указывает на безнравственный характер его действий.

Адвокат не вправе ставить себя в долговую обязанность от доверителя. Данное положение профессиональной этики адвоката должно толковаться расширительно в том контексте, что создание адвокатом любой ситуации финансовой зависимости от доверителя является недопустимым с точки зрения профессиональной этики и сохранения доверительных отношений между адвокатом и доверителем.

Принимая поручение на защиту в порядке ст. 51 УПК РФ, адвокат не может руководствоваться соображениями собственной выгоды, в частности, знакомиться с одним процессуальным документом в день и впоследствии подавать формальную жалобу с целью увеличения количества дней, когда оплата труда адвоката производится за счет средств федерального бюджета.

Кроме того, неисполнение адвокатом обязанности по ведению адвокатского производства, предусмотренной подп. 4 п. 1 ст. 8 КПЭА, Комиссия рассматривает в качестве самостоятельного дисциплинарного нарушения адвоката. Представление в суд ордера на защиту лица, без намерения ее осуществлять, только для получения процессуальных документов, является дисциплинарным нарушением. Представление в суд ордера на защиту лица, без намерения ее осуществлять, только для получения процессуальных документов, также является дисциплинарным нарушением. Адвокат обязан согласовать с подзащитным позицию по делу. Отказ адвоката от исполнения данной обязанности является прямым нарушением п. 5 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве.

Также заслуживает внимания следующий вывод Комиссии: «При заключении соглашения об оказании юридической помощи назначенному лицу адвокат обязан выяснить мотивы и цель заключения такого соглашения и в обязательном порядке получить письменное согласие лица, в пользу которого заключается соглашение. Иной подход создает обоснованные сомнения в намерениях адвоката, подрывает доверие к нему. Вступление адвоката в уголовное дело имеет своей целью оказание юридической помощи доверителю, а не получение адвокатом сведений о доверителе и его процессуальной позиции».

* * *

В разделе Отчета, касающемся сдачи квалификационного экзамена, сообщается, что в 2022 г. Комиссией проведено 31 заседание по приему устного собеседования у лиц, претендующих на приобретение статуса адвоката. Из 381 претендента, претендующих на присвоение статуса адвоката, подавляющее большинство (68,8%) успешно сдали экзамен. Количество мужчин, приходящих в адвокатуру, значительно выше количества женщин (69,6% против 30,4%). При этом, отмечается в Отчете, «количество лиц, чей юридический стаж был получен в результате работы в судебно-следственных органах, превышает количество лиц, приходящих в адвокатуру через институт стажировки».

Поделиться