Лента новостей

27 мая 2022 г.
Юбилейные торжества и новая «цифровая вершина»
Состоялась ежегодная конференция адвокатов Самарской области, приуроченная к празднованию 100-летия самарской адвокатуры и 20-летия палаты
27 мая 2022 г.
Дискуссия с адвокатами была интересной и исключительно полезной
26 мая костромские адвокаты приняли участие в круглом столе в рамках Костромского экономического форума
26 мая 2022 г.
К подсистеме подключены все районы
В Республике Мордовия внедрена в эксплуатацию подсистема АРПН КИС АР

Мнения

Акиф Бейбутов
27 мая 2022 г.
БЮП по закону и Положению о помощи pro bono
Адвокаты Республики Дагестан осуществляют большой объем работы по оказанию бесплатной юридической помощи населению и предпринимателям

Интервью

Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
20 мая 2022 г.
Юрий Пилипенко
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
Благодаря Закону об адвокатской деятельности соблюден баланс между интересами адвокатуры и общефедеральными ценностями

Если есть заявка – мы обязаны ее исполнить

15 декабря 2021 г. 21:14

Назначение защитника «по аналогии»


Как стало известно «АГ», адвокат филиала Воронежской областной коллегии адвокатов «Адвокатская консультация Ленинского района № 2 г. Воронежа» Николай Шульженко оказался в ситуации, когда был назначен в качестве защитника в деле об административном правонарушении по заявке, поданной в адвокатскую палату органами внутренних дел. В комментарии «АГ» адвокат Николай Шульженко пояснил, что не мог не принять заявку, тем более что она была сделана по требованию самого задержанного полицией гражданина. Президент АП Воронежской области Олег Баулин, комментируя ситуацию, объяснил: хотя законодательно не закреплено, чтобы органы МВД вызывали защитника задержанному в рамках дела об административном правонарушении, у адвокатов нет оснований отказываться от принятия поручения на защиту по поступившей заявке. Он напомнил о позиции ЕСПЧ, которую принял во внимание и ВС РФ, о том, что непредоставление защитника в делах по КоАП является нарушением Европейской конвенции. Вице-президент ФПА РФ Вадим Клювгант поддержал подход АП Воронежской области, отметив, что порядок осуществления защиты по назначению по делам об административных правонарушениях требует нормативного закрепления. По его мнению, требует такого закрепления, а также обязательного выделения соответствующих бюджетных средств и порядок оплаты такой защиты.

По словам адвоката, 4 декабря он получил от палаты поручение и ордер на защиту по назначению по заявке следователя городского УМВД. При этом в заявке значилось, что защита требуется по делу об административном правонарушении. Николай Шульженко сообщил, что позвонил в отдел и уточнил, нет ли какой-то ошибки, однако его уверили, что «все в порядке». По его словам, он предположил, что заявка направлена следователем, которого по какой-то причине привлекли к участию в деле в качестве дознавателя, и потому он прибыл в отдел.

На месте выяснилось, что его вызвали в качестве защитника одного из задержанных в этот же день активистов, которые записывали видеообращение к Президенту РФ против QR-кодов. При этом заявка была направлена в палату с помощью аккаунта следователя, но по инициативе полицейских, которые задержали этих граждан, поскольку один из них настойчиво требовал назначения ему адвоката.

Николай Шульженко рассказал «АГ»: оценив ситуацию и поняв, что его назначение произошло нетрадиционным путем, он все-таки решил оказать юридическую помощь задержанному гражданину, которому вменялось правонарушение по ст. 20.2 КоАП, которая в том числе предусматривает и административный арест до 10 суток. «Я оказал ему юридическую помощь, защищал в суде. По итогам рассмотрения ему было назначено 20 тыс. штрафа. Теперь буду обжаловать это решение в областной суд, поскольку там множество нарушений», – сообщил адвокат.

Он добавил, что сейчас в этой ситуации остается неясным, как именно будет проходить оплата его услуг, поскольку Положение о возмещении процессуальных издержек не предусматривает оплату труда защитника, назначенного для участия в деле об административном правонарушении: «Такое назначение прямо не предусмотрено, однако получается, что это возможно. Я оставил заявку на оплату в отделе УМВД. Посмотрим, что будет дальше. Возможно, потребуется обратиться в адвокатскую палату за разъяснениями».

Комментируя ситуацию, президент АП Воронежской области Олег Баулин заметил, что подобные случаи имели место и раньше, но они крайне редки. Он объяснил: хотя законодательно не закреплено, чтобы органы МВД вызывали защитника задержанному в рамках дела об административном правонарушении, у адвокатов нет оснований отказываться от принятия поручения на защиту по поступившей заявке. «Мы исходим из того, что раз есть заявка – мы обязаны ее исполнить и направляем адвоката. На месте он сам должен оценить ситуацию и принять решение, может ли участвовать в деле, или взять самоотвод, например если есть защитник по соглашению. Но пойдет он по заявке в любом случае», – пояснил Олег Баулин. Он добавил, что в любом случае принимать решение по делу в отношении привлекаемого к ответственности лица будет суд, а значит, ему должна быть обеспечена защита его прав и законных интересов в соответствии с Конституцией РФ.

Олег Баулин также обратил внимание на то, что проблема обеспечения защитником по делам об административных правонарушениях ранее оказывалась в поле зрения Конституционного и Верховного судов. «КС, хотя и не принял постановление, в своем определении указывал, что законодатель может проработать этот вопрос и принять необходимые изменения. В свою очередь Верховный Суд включал в Обзор своей практики № 4 за 2016 г. Постановление ЕСПЧ по делу “Михайлова против России”, где указывалось, что непредоставление защитника за счет государства обвиняемому в совершении административного правонарушения является нарушением Конвенции о защите прав человека и основных свобод», – рассказал президент АП ВО.

Тогда ЕСПЧ указывал, что право на получение бесплатной юридической помощи, предусмотренное подп. «с» п. 3 ст. 6 Конвенции, может быть реализовано, если соблюдены два условия: у заявителя должно быть недостаточно средств для оплаты юридических услуг, и предоставление юридической помощи осуществляется в интересах правосудия. По мнению Европейского Суда, для установления необходимости предоставления юридической помощи в интересах правосудия в рамках внутригосударственного производства необходимо рассмотреть совокупность обстоятельств дела, в том числе с учетом серьезности правонарушения и степени суровости возможного наказания, степень сложности дела и личную ситуацию заявителя.

В случае возможного лишения свободы интересы правосудия, как правило, требуют услуг судебного представительства, причем, если обвиняемый не в состоянии самостоятельно их оплатить, они должны быть предоставлены за счет бюджетных средств, указывал Суд. При этом он подчеркнул, что бюджетные средства не должны предоставляться для обеспечения судебного представительства в делах, не касающихся возможного лишения свободы. Предоставление государством юридической помощи в делах, не относящихся к уголовному праву, может быть обязательным в соответствии с п. 1 ст. 6 Конвенции в случае, если ее отсутствие препятствует эффективной реализации права на обращение в суд.

Говоря о привлечении к ответственности по ст. 20.2 КоАП, ЕСПЧ указывал, что при предъявлении обвинений необходимо установить применимые нормы и действия, в отношении которых предусмотрено наказание, а также оценить их с учетом и на основании других законодательных актов и в конечном итоге с учетом правовых соображений относительно реализации обвиняемой своего права на свободу собраний и свободу выражения мнения. В деле «Михайлова против России» производство в отношении заявителя было непосредственно связано с реализацией ее основных свобод, гарантированных ст. 10 и 11 Конвенции. При этом она была лишена как возможности воспользоваться юридической помощью во время судебных разбирательств, так и возможности получить юридическую помощь другим способом, например в виде юридической консультации либо помощи или представительства до судебного слушания или во время составления апелляционной жалобы.

Таким образом, ЕСПЧ пришел к выводу, что в целях соблюдения требований ст. 6 Европейской конвенции при рассмотрении вопроса о юридической помощи следует в первую очередь провести на национальном уровне оценку соответствующих фактических обстоятельств и правовых признаков, особенно в случаях, когда в ходе национального производства затрагиваются основные права и свободы, гарантированные Конвенцией. Однако в силу положений российского законодательства такая оценка на национальном уровне не проводилась. Он заключил, что интересы правосудия в конкретных обстоятельствах требовали предоставления бесплатной юридической помощи. Следовательно, имело место нарушение п. 1 и подп. «с» п. 3 ст. 6 Конвенции.

«Верховный Суд в своем обзоре, конечно, не ориентировал суды поступать таким образом, но дал понять, что с этой позицией необходимо считаться, особенно в случае дел с политическим подтекстом. И, насколько я знаю, суды периодически назначают защитников, отчасти с той целью, чтобы потом не было повода заявлять о нарушении права на справедливое судебное разбирательство. В данном случае могу предположить, что полицейские также побоялись, что отказ в удовлетворении требования предоставить адвоката задержанному на митинге может выйти им боком», – отметил Олег Баулин.

Он добавил: отдельно стоит вопрос о том, как должна быть оплачена помощь защитника, назначенного таким нестандартным образом. Однако, по его мнению, проблем здесь возникнуть не должно, а в случае, если они все же появятся, палата поддержит своего коллегу.

Вице-президент ФПА РФ Вадим Клювгант также прокомментировал ситуацию для «АГ»:

«Насколько могу судить, воронежские коллеги применили в деле об административном правонарушении по аналогии порядок назначения защитников, действующий в уголовном судопроизводстве, получив соответствующую заявку, основанную на просьбе лица, привлекаемого к ответственности, об обеспечении его защитником. Решение нестандартное, но, на мой взгляд, заслуживающее поддержки».

Он заметил, что право на защиту универсально, действует оно и в производстве по делам об административных правонарушениях. При этом ответственность за них по своей сущности и значимости ограничений прав, налагаемых на лиц, привлеченных к ней, мало отличается от уголовной. «Поэтому Адвокатская палата Воронежской области проявила ответственный подход к осуществлению возложенной на нашу корпорацию миссии. Этот случай говорит о том, что порядок осуществления защиты по назначению по делам об административных правонарушениях требует нормативного закрепления. Требует такого закрепления, а также обязательного выделения соответствующих бюджетных средств и порядок оплаты такой защиты. И работа защитника, безусловно, должна быть оплачена и в данном конкретном случае», – заключил вице-президент ФПА.

Стоит отметить, что норма об обязательном участии адвоката в производстве по отдельным делам об административных правонарушениях (в частности, по которым предусмотрена возможность применения наказания в виде административного ареста) для оказания квалифицированной юридической помощи, гарантированной ст. 48 Конституции РФ, предусмотрена концепцией нового Кодекса об административных правонарушениях. Однако проект кодифицированного акта по-прежнему находится в разработке.

Корр. «АГ»

Поделиться