Доверенность не заменит ордер

9 ноября 2021 г. 12:12

Профессиональные права адвоката не нарушаются, если он выступает в суде как обычный гражданин


Комиссия Совета АП Санкт-Петербурга по защите профессиональных прав адвокатов (далее – Комиссия) подготовила краткий обзор своей деятельности за период сентябрь – ноябрь 2021 г. За это время были рассмотрены десять обращений. Как сообщил председатель Комиссии Сергей Краузе, особо примечательными оказались четыре из них.

Между адвокатом И. как исполнителем и ООО (Обществом) как заказчиком было заключено «адвокатское соглашение по оказанию юридической помощи». Согласно документу адвокат взял на себя обязанность представлять интересы Общества в суде общей юрисдикции. Соглашением было предусмотрено, что в случае взыскания по гражданскому делу денежных средств заказчик выплачивает исполнителю «премию» в размере 50% от присужденной судом суммы денежных средств. Решение суда состоялось в пользу Общества. Однако Общество «премию» адвокату не выплатило, что послужило основанием обращения адвоката с исковым заявлением о ее взыскании в районный суд, решением которого в иске И. было отказано. При этом встречное исковое заявление Общества о признании недействительным пункта соглашения о выплате премии удовлетворили.

Адвокат И. полагал, что вышеуказанным решением нарушены его профессиональные права, поэтому обратился в Комиссию Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга по защите профессиональных прав адвокатов.

Комиссия не установила нарушение профессиональных прав адвоката, поскольку в представленном «адвокатском соглашении по оказанию юридической помощи», заключенном между И. и Обществом, отсутствует указание на статус адвоката, принадлежность к палате и адвокатскому образованию, указан счет не коллегии, а физического лица, при этом оплата производилась на данный счет. Из текста судебного акта следует, что И. участвовал в судебных процессах по доверенности, без ордера. Наконец сам адвокат в последовавшем споре с Обществом не ссылается на нормы Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

В данном случае адвокат И. оказывал юридические услуги как обычный гражданин, то есть вне рамок адвокатской деятельности, что исключает возможность нарушения его профессиональных прав.

В другом обращении в Комиссию адвокат С. просил признать нарушенными его профессиональные права по нижеследующим причинам.

По мнению адвоката С., он был незаконно удален со следственного действия (обыска), из помещения организации, в котором он обсуждал с другим адвокатом действия по оказанию помощи доверителю. Однако при изучении материалов обращения, опросе самого С. Комиссия установила, что С. не являлся участником обыска, проводившегося в помещении (в нем участвовал другой адвокат). При этом сам заявитель прибыл для участия в допросе одного из работников предприятия, т.е. в ином процессуальном действии, которое позже состоялось с его участием. А выписанный ордер содержал сведения об оказании помощи свидетелю и был предъявлен адвокатом С. только перед началом допроса.

При таких обстоятельствах Комиссия не усмотрела нарушения профессиональных прав адвоката С.

Еще два обращения в Комиссию от адвокатов Б. и К. были вызваны отказом адвокатского образования (коллегии) выдать справку о прекращении членства в нем двух адвокатов филиала по причине отсутствия оплаты взносов за месяц, следующий за месяцем подачи заявления о выходе.

Комиссия установила, что согласно уставу адвокатского образования адвокаты имеют право выйти из адвокатского образования, подав заявление за один месяц. Но даже по истечении этого месяца справки адвокатам не были выданы. Кроме того, доступ адвокатам к офису филиала был прекращен сразу после подачи заявлений.

Комиссия установила нарушение прав адвокатов. Факт признания нарушения прав адвокатов Б. и К. послужил основанием для свободного перехода коллег в другое адвокатское образование без волеизъявления руководства коллегии.

Поделиться