Лента новостей

6 июля 2022 г.
В системе СЮП участвуют только те адвокаты, кто не допускает нарушений
Состоялось очередное заседание Совета ПА Самарской области
5 июля 2022 г.
Подготовка к предстоящей конференции, дисциплинарная практика, использование подсистемы КИС АР
Состоялось очередное заседание Совета АП Ярославской области
5 июля 2022 г.
Конкурс исторических адвокатских открытий
На Кубани решили собрать бесценный исторический материал об адвокатах, которые на протяжении столетия работали в сельских и городских консультациях

Мнения

Наталья Червякова
6 июля 2022 г.
Адвокаты Новгородской области активизировали оказание БЮП
Ни один из посетителей Негосударственного центра по оказанию бесплатной юридической помощи не ушел без квалифицированной консультации

Интервью

Адвокат по назначению не должен быть статистом для суда
1 июля 2022 г.
Елена Леванюк
Адвокат по назначению не должен быть статистом для суда
При наличии в уголовном деле добросовестного защитника по соглашению защитник по назначению в нем участвовать не может

Больница не вправе игнорировать адвокатский запрос

3 июня 2022 г. 10:55

Адвокат вправе получать по адвокатскому запросу составляющие врачебную тайну сведения об умершем


Как стало известно «АГ», 6 мая Октябрьский районный суд г. Улан-Удэ вынес решение по делу о привлечении к административной ответственности и.о. главврача больницы, отказавшейся предоставить сведения об оказании медицинской помощи умершему гражданину по запросу адвоката, действующего в интересах вдовы покойного. Суд подчеркнул, что больница не вправе игнорировать адвокатский запрос информации об оказании медпомощи умершему, если адвокат действует по доверенности супруги покойного, а тот не запрещал разглашать эти сведения при жизни. Адвокат Тимур Шабаев положительно оценил решение судов двух инстанций, по его мнению, такие судебные акты могут помочь адвокатам эффективно и в короткие сроки получать необходимую информацию для оказания квалифицированной юридической помощи.

20 января адвокат АП Республики Бурятия Тимур Шабаев направил в ГАУЗ «Республиканская клиническая больница им. Н.А. Семашко» адвокатский запрос о предоставлении информации по факту обращения за медпомощью в конкретный период времени супругов М., один из которых скончался 22 октября 2021 г. К адвокатскому запросу прилагалась нотариально удостоверенная доверенность на представление интересов вдовы покойного. И.о. главврача больницы Д. отказала в предоставлении сведений в отношении покойного мужчины со ссылкой на отсутствие его письменного согласия на разглашение составляющих врачебную тайну данных его близким родственникам.

На повторный запрос адвоката от 10 марта Д. вновь ответила отказом. После этого Тимур Шабаев подал жалобу в районную прокуратуру. В результате в отношении Д. был составлен протокол об административном правонарушении за отказ в предоставлении информации (ст. 5.39 КоАП РФ). В рамках судебного разбирательства у мирового судьи помощник прокурора отметила, что предоставление информации, составляющей врачебную тайну, в отношении умершего М. разрешено его супруге, если при жизни он этого не запрещал, поэтому она имеет право на получение таких сведений. Соответственно, адвокат, которому она доверила право получать такие сведения, вправе рассчитывать на их получение. В свою очередь, представитель Д. утверждал о том, что вдова покойного может получить нужные ей сведения при личном обращении в больницу, и такое право не может быть делегировано ее адвокату, действующему по доверенности.

23 марта мировой судья вынес постановление (есть у «АГ»), в котором со ссылкой на ч. 3.1 ст. 13 Закона об основах охраны здоровья граждан в РФ и Постановление КС РФ № 1-П от 13 января 2020 г. отмечалось, что после смерти гражданина допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, его супругу и близким родственникам либо иным лицам, указанным таким гражданином или его представителем в письменном согласии на разглашение вышеуказанных данных, составляющих врачебную тайну.

«Таким образом, предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, после смерти гражданина М. допускается его супруге, поскольку при жизни умерший М. этого не запретил. Никаких дополнительных согласий для этого не требуется, поскольку указанный режим прямо установлен в законе. Гражданка М., обладая указанным правом в силу закона, доверила получить сведения, составляющие врачебную тайну, в отношении его умершего супруга Тимуру Шабаеву, о чем прямо и недвусмысленно указала на это в доверенности, удостоверенной нотариусом», – подчеркнул мировой судья.

Он также указал, что адвокат Тимур Шабаев, обращаясь с адвокатским запросом, приложил к нему доверенность и при этом действовал от имени М., которая и выдала ее. Утверждения больницы о том, что действие доверенности со смертью гражданина прекращается, необоснованны, так как супруг гражданки М. доверенность адвокату не выдавал. Таким образом, и.о. главврача больницы была привлечена к административной ответственности в виде штрафа в размере 5 тыс. руб.

Больница обжаловала постановление мирового судьи со ссылкой на то, что запрошенные адвокатом сведения отнесены законом к информации с ограниченным доступом, а адвокатский запрос не входит в перечень оснований, по которым предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, допускается без согласия гражданина или его законного представителя. В жалобе также указывалось на незаконный характер нотариальной доверенности о фактическом передоверии личных неимущественных прав умершего гражданина от его супруги к адвокату, которые должны оставаться за вдовой М.

Рассмотрев жалобу, районный суд отказал в ее удовлетворении. В его решении отмечается, что вывод мирового судьи о наличии в деянии Д. вмененного состава административного правонарушения соответствует фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам. При этом суд назвал несостоятельными доводы жалобы о том, что запрошенные адвокатом сведения относятся к информации с ограниченным доступом, и о том, что адвокатский запрос не входит в перечень оснований, по которым предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, допускается без согласия гражданина или его законного представителя. «Кроме того, в материалах дела отсутствуют сведения о том, что гражданин М. при жизни или его законный представитель запретили разглашение сведений, составляющих врачебную тайну. Суд первой инстанции верно пришел к выводу о том, что никаких дополнительных согласий М. для получения сведений, составляющих врачебную тайну, в отношении супруга М. не требуется», – отмечено в судебном решении.

В нем также указано, что доводы представителя больницы о том, что ч. 4 ст. 13 Закона об основах охраны здоровья граждан в РФ предусмотрен исчерпывающий перечень случаев представления сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия пациента и что ее применение в рассматриваемом случае является первоочередным, поскольку эта норма является специальной, основаны на неверном толковании права. Районный суд также отклонил доводы жалобы о незаконности нотариальной доверенности, содержащей информацию о фактическом передоверии личных неимущественных прав умершего гражданина от его супруги к адвокату, поскольку вдова покойного действовала от своего имени, уполномочив адвоката на получение сведений, составляющих врачебную тайну.

В комментарии «АГ» адвокат Тимур Шабаев сообщил, что адвокатский запрос был направлен им в рамках досудебной подготовки для оценки перспективы подачи иска о признании недействительным завещания умершего гражданина. «Необходимо было установить, имелись ли у завещателя какие-либо заболевания, которые могли повлиять на его способность руководить своими действиями во время составления завещания. Решение судов оцениваю положительно, поскольку виновное должностное лицо было привлечено к ответственности за отказ в предоставлении информации на адвокатский запрос. Более того, такие судебные акты могут помочь адвокатам эффективно и в короткие сроки получать необходимую информацию для оказания квалифицированной юридической помощи», – полагает он.

Зинаида Павлова

Поделиться