Лента новостей

18 ноября 2019 г.
Адвокатура участвует в подготовке кадров
Президент АП Кировской области Марина Копырина утверждена председателем государственной экзаменационной комиссии Волго-Вятского филиала МГЮА
18 ноября 2019 г.
Президент АП Оренбургской области заключен под стражу
Суд не мотивировал невозможность избрания в отношении президента АП ОО более мягкой меры пресечения
16 ноября 2019 г.
По всем спорным вопросам Концепции предложены решения
Чем дольше тянется волокита с реформой, тем больше «разброда и шатания» на рынке юридической помощи

Мнения

Ольга Полетило
18 ноября 2019 г.
Адвокат не вправе занимать позицию вопреки воле доверителя
Об одном случае из дисциплинарной практики АП РМЭ

Интервью

По всем спорным вопросам Концепции предложены решения
16 ноября 2019 г.
Геннадий Шаров
По всем спорным вопросам Концепции предложены решения
Чем дольше тянется волокита с реформой, тем больше «разброда и шатания» на рынке юридической помощи

Значимые для адвокатов позиции

7 ноября 2019 г. 17:29

Конституционный Суд РФ обобщил свою практику за второй и третий кварталы 2019 г.


В Обзор практики КС РФ вошли важные для адвокатов решения, касающиеся вопросов «двойной защиты», возможности проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвоката. Кроме того, КС РФ подтвердил право адвокатов занимать муниципальные должности на непостоянной основе, а также разъяснил право на компенсацию за неразумные сроки производства по уголовному делу.

Определениями от 11 апреля 2019 г. № 863-О и от 6 июня 2019 г. № 1507-О КС РФ разъяснил смысл положений ст. 38, 88, 113, 125 и ч. 1 ст. 152 УПК РФ, а также ч. 2 ст. 7 ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации».

Суд отметил, что в силу сложившегося правового режима, а также с учетом правовых позиций КС положения ст. 113 УПК РФ не предполагают привод адвоката к следователю для его допроса в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием им юридической помощи, без предварительного судебного решения.

«Проведение таких процессуальных действий в отношении адвоката, участвующего в уголовном деле в качестве защитника, само по себе не может служить основанием для отстранения этого адвоката от дальнейшего участия в качестве защитника в данном уголовном деле», – указал КС РФ.

Постановлением от 17 апреля 2019 г. № 18-П КС РФ признал неконституционность положений ч. 1 ст. 73, ч. 1 ст. 299 и ст. 307 УПК РФ, позволяющих после вступления приговора в законную силу сохранять в целях обеспечения гражданского иска арест, наложенный в рамках производства по уголовному делу на имущество лица, не являющегося обвиняемым.

«Сохранение ареста на имущество лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, в целях обеспечения гражданского иска после вступления приговора в законную силу означает несоразмерное и необоснованное умаление права собственности, не отвечает конституционным критериям справедливости и соразмерности ограничений прав и свобод, не обеспечивает гарантии охраны собственности законом, вытекающие из принципа неприкосновенности собственности, а также гарантии судебной защиты», – указал КС РФ.

Постановлением от 13 июня 2019 г. № 23-П КС РФ проанализировал положение ч. 3 ст. 61 УПК РФ. Суд признал, что оспариваемая норма неконституционна в той мере, в какой она позволяет при определении разумного срока уголовного судопроизводства для потерпевшего не учитывать период со дня подачи им заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела, когда производство по такому делу завершилось вынесением обвинительного приговора. В этой связи КС РФ рекомендовал законодателю внести в правовое регулирование необходимые изменения.

Постановлением от 17 июля 2019 г. № 28-П КС РФ обозначил свою позицию по вопросам «двойной защиты».

Суд указал, что право на защиту в рамках ч. 2 ст. 48 Конституции РФ во взаимосвязи с положениями международно-правовых актов и по смыслу правовых позиций КС РФ, отмечавших важность доверительных отношений подозреваемого, обвиняемого со своим защитником (постановления от 27 марта 1996 г. № 8-П, от 29 ноября 2010 г. № 20-П), – предполагает возможность выбора защитника. Это позволяет достичь эффективности как получаемой юридической помощи, так и судебной защиты в целом, поскольку осуществление представительства в деле тем адвокатом, которому подзащитный доверяет и с которым он может согласовать стратегию стороны защиты, максимально способствует реализации законных интересов подозреваемого, обвиняемого.

Как заключил КС РФ, ст. 50 и 52 УПК РФ не противоречат Конституции РФ, поскольку не позволяют дознавателю, следователю или суду оставлять без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению, если в поведении этого лица и приглашенного защитника отсутствуют признаки злоупотребления правом на защиту.

Постановлением от 18 июля 2019 г. № 29-П КС РФ признал положение абз. 1 п. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» не противоречащим Конституции РФ.   

Как указал суд, законодатель не предусматривает правовых последствий замещения адвокатом муниципальной должности для его адвокатского статуса, если он избран депутатом представительного органа муниципального образования и осуществляет свои полномочия на непостоянной основе.

«Причем с учетом конституционных требований соразмерности налагаемых ограничений и определенности правового регулирования это должно расцениваться не как пробел в определении правовых последствий, наступающих применительно к избранию адвоката депутатом представительного органа муниципального образования и осуществлению им депутатских полномочий на непостоянной основе, а как квалифицированное умолчание, свидетельствующее о том, что на осуществление полномочий депутата представительного органа местного самоуправления на непостоянной основе положение абзаца первого пункта 1 статьи 2 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” не распространяется», – подчеркнул КС РФ.

Поделиться