Лента новостей

25 февраля 2020 г.
ФПА выражает несогласие
Федеральная палата адвокатов РФ распространила заявление в связи с публикацией, размещенной на сайте Счетной палаты РФ
25 февраля 2020 г.
Тактика определяет стратегию процесса
Адвокатам рассказали о тонкостях общения с подзащитными и особенностях совершения процессуальных действий в ходе предварительного следствия
25 февраля 2020 г.
Медиация стремится в уголовный процесс
Разработан инициативный законопроект о процедурах восстановительного правосудия

Мнения

Максим Семеняко
21 февраля 2020 г.
У Совета адвокатской палаты нет задачи «наказать» адвоката
Нужно выработать правильный единообразный подход к сложным этическим вопросам, не описанным в КПЭА

Интервью

Адвокатура должна беречь себя
25 февраля 2020 г.
Борис Золотухин
Адвокатура должна беречь себя
Героем девятого выпуска «Тараборщины» стал адвокат, член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин

Застраховать имущество от конфискации

12 декабря 2017 г. 17:24

В Совете Федерации обсудили пути совершенствования института конфискации имущества


12 декабря в Комитете Совета Федерации по обороне и безопасности состоялось совещание «О дальнейшем совершенствовании института конфискации имущества в Российской Федерации».

Проводивший совещание председатель Комитета СФ по обороне и безопасности Виктор Бондарев отметил, что, по данным статистики, доля материального ущерба от коррупционных преступлений в 2016 г. составила 13,9% от суммы ущерба, причиненного всеми видами преступлений в Российской Федерации. Причиненный данными деяниями ущерб оценивается в 78,4 млрд руб. и имеет тенденцию к значительному росту: в 2015 г. аналогичный показатель составил 43,6 млрд руб.

В то же время картина добровольного погашения ущерба совершенно обратная: в 2016 г. добровольное возмещение вреда произведено на сумму 2,5 млрд руб., в то время как в 2015 г. это было сделано в размере 5,4 млрд руб. В первом полугодии 2017 г. показатели работы по погашению ущерба коррупционной направленности несколько улучшились, однако в целом ситуация существенно не изменились: из общей суммы установленного ущерба (порядка 16 млрд руб.) добровольно возмещено 7,5% (1,2 млрд руб.), изъято и арестовано имущества на сумму около 8 млрд руб. Крайне актуальной остается проблема возврата в российскую экономику активов, выведенных в иностранные юрисдикции, значительная часть которых – доходы, полученные преступным путем, в том числе в результате коррупционной деятельности.

Присутствующие на заседании члены Комитета СФ по обороне и безопасности и иных комитетов Совета Федерации, а также представители Генеральной прокуратуры РФ, Следственного комитета РФ, Министерства внутренних дел РФ неоднократно ставили вопрос о расширении перечня преступлений, указанных в п. «а» ч. 1 ст. 104.1 Уголовного кодекса РФ, по которым допускается конфискация денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения противоправных действий.

Полномочный представитель Генерального прокурора РФ в Совете Федерации Эдуард Нехай указал на трудности возврата имущества, арестованного за пределами Российской Федерации, в том числе по причине отсутствия легитимного государственного органа, уполномоченного в установленном порядке заниматься этой деятельностью. Одновременно было заявлено, что Генеральная прокуратура РФ готова взять на себя эту функцию.

«Готова ли власть принять реально действенные меры по противодействию коррупции?», – с таким вопросом обратился к присутствующим участвующий в обсуждении исполнительный вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Андрей Сучков, когда дискуссия коснулась различных видов конфискации. По мнению представителя российской адвокатуры, не должно быть возврата к общей конфискации в виде санкции в отдельных статьях Особенной части Уголовного кодекса РФ, поскольку подобный подход противоречит конституционным положениям о презумпции невиновности. В то же время существующий в настоящее время в качестве иной меры уголовно-правового характера институт специальной конфискации тоже допускает отступления от указанного конституционного принципа, а практика его применения вызывает еще большие вопросы.

Если же говорить о существующих мировых трендах в развитии данного правового института, то на первый план выходит «гражданская конфискация», опережая «конфискацию уголовную». Данные виды конфискации коренным образом отличаются: если в «уголовной» действует презумпция невиновности и бремя доказывания преступного характера имущества лежит на государственном органе, то для конфискации «гражданской» картина совершенно иная – собственник должен доказать законность приобретения имущества, и пока он не докажет этого, то остается под подозрением, если стоимость данного имущества явно не соответствует доходам этого лица.

Участники дискуссии коснулись и так называемой конфискации in rem, которая по правовой природе близка к виндикационному иску, когда в правовой прицел попадает не определенные персоны (обвиняемые или подсудимые) или группа лиц (чиновники), а конкретное имущество. Титульный владелец недвижимого имущества (к примеру) должен подтвердить правомерность его приобретения путем обоснования соотносимости стоимости данного имущества и размера доходов этого лица.

На вопрос исполнительного вице-президента ФПА РФ о возможности применения данного правового института, который уже успешно используется в ряде государств, сенаторы не выразили готовность его реализации в ближайшее время.

По результатам совещания Комитет по обороне и безопасности подготовит предложения по совершенствованию института конфискации имущества, которые будут направлены участникам законодательного процесса, а также всем заинтересованным ведомствам. 

Фото: пресс-служба Совета Федерации ФС РФ

Поделиться