Лента новостей

15 апреля 2021 г.
Решения Х Съезда
Обновлен состав Совета ФПА РФ и Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам
15 апреля 2021 г.
Поправки приняты
Изменения и дополнения в КПЭА и Устав ФПА РФ одобрены Съездом
15 апреля 2021 г.
Добросовестная работа в рамках закона
Х Всероссийский съезд адвокатов утвердил отчет Ревизионной комиссии ФПА РФ и отчет Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам

Мнения

Анна Михайлова
14 апреля 2021 г.
«Слово адвокату»
В АП Псковской области готовится проект, направленный на повышение правовой грамотности граждан

Интервью

Наша общая цель – независимость адвокатуры
15 апреля 2021 г.
Иван Казаков
Наша общая цель – независимость адвокатуры
Именно совместными усилиями и единой позицией адвокатских палат России и ФПА РФ можно достичь необходимых результатов

Защита позитивно восприняла вынесенное решение

2 апреля 2021 г. 20:56

Изготовлена мотивировка апелляционного постановления об отмене приговора адвокату АП Краснодарского края Михаилу Беньяшу


Изготовлено мотивированное апелляционное постановление Краснодарского краевого суда от 26 февраля по жалобам защиты на приговор Ленинского районного суда Краснодарского края от 11 декабря 2019 г. в отношении адвоката АП Краснодарского края Михаила Беньяша, признанного виновным по ч. 1 ст. 318 УК РФ за применение силы к представителям власти. Как указала апелляция, основанием для отмены приговора стало нарушение требования о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении уголовного дела, если ранее в ходе производства по делу он высказал свое мнение по предмету рассмотрения. Вице-президент АП Краснодарского края, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Ростислав Хмыров считает, что судья первой инстанции имела полное право рассматривать уголовное дело, а вот апелляция, отменяя приговор, возвратила дело в первую инстанцию необоснованно.

Напомним, что по итогам апелляционного обжалования приговор был отменен, а уголовное дело направлено на пересмотр в первую инстанцию в ином составе суда со стадии предварительного слушания.

Как отмечается в апелляционном постановлении, при исследовании материалов дела апелляционный суд установил, что председательствующий в судебном заседании первой инстанции на стадии предварительного расследования рассматривал ходатайство следователя об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу. Постановлением Ленинского районного суда г. Краснодара от 28 сентября 2018 г. ходатайство было удовлетворено, а Михаилу Беньяшу избрана мера пресечения в виде стражи сроком на два месяца – до 23 ноября того же года.

Таким образом, заметила апелляция, в указанном судебном акте председательствующий по делу судья уже выразил свое отношение к обоснованности обвинения. Впоследствии постановлением апелляционной инстанции по уголовным делам Краснодарского краевого суда от 23 октября 2018 г. постановление первой инстанции было изменено, обвиняемый освобожден из-под стражи, а мера пресечения изменена на залог.

Кроме того, сообщается в апелляционном постановлении, 10 сентября 2018 г. председательствующим по делу судьей был рассмотрен административный материал в отношении Ирины Бархатовой, признанной виновной по ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ. Ирина Бархатова является единственным свидетелем защиты по данному уголовному делу, очевидцем инцидента, который произошел между адвокатом и сотрудниками полиции 9 сентября 2018 г., а рассмотренный в отношении нее административный материал непосредственно связан с событиями, вмененными в качестве обвинения Михаилу Беньяшу. К показаниям данного свидетеля суд отнесся критически.

В документе также указано, что в подготовительной части судебного заседания по делу защитники неоднократно ходатайствовали об отводе председательствующего, подчеркивая, что судья ранее уже высказал свое мнение о виновности подсудимого. В удовлетворении данных заявлений было отказано.

Со ссылкой на позицию Конституционного Суда РФ (определения от 1 ноября 2007 г. № 799-О-О и от 17 июня 2008 г. № 733-О-П), а также ст. 61 и 63 УПК РФ апелляция указала на недопустимость повторного участия в рассмотрении уголовного дела судьи, ранее высказавшего в ходе производства по делу свое мнение по предмету рассмотрения, независимо от того, было или не было отменено вышестоящим судом решение, принятое с участием данного судьи. По смыслу закона данное требование о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении уголовного дела действует на всех этапах судебного разбирательства, в том числе при обжаловании судебных решений, напомнил краевой суд. Однако по данному делу это требование было нарушено, в связи с чем вынесенный по делу приговор подлежит отмене как незаконный и необоснованный.

Комментируя «АГ» доводы апелляции, один из защитников Михаила Беньяша, адвокат АП Краснодарского края Феликс Вертегель отметил, что в апелляционном постановлении судья изучил и исследовал только один из многих доводов защиты о незаконности приговора – рассмотрение дела незаконным составом, в связи с тем, что судья первой инстанции была предвзята, так как ранее рассматривала материал об избрании Михаилу Беньяшу меры пресечения в виде стражи, которое позднее было отменено, и оценивала обоснованность выдвинутого обвинения. «Защита в суде первой инстанции заявляла отвод судье по этим основаниям, но он удовлетворен не был. Апелляционный суд исправил эту ошибку и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию в ином составе», – резюмировал защитник.

К сожалению, добавил он, апелляция не ответила на остальные важные доводы защиты относительно законности действий сотрудников полиции при принятии решения о доставлении Беньяша в отдел полиции, отсутствии в медицинской документации следов укусов у потерпевших, которые вменяются в вину подзащитному, а также других доводов. «Это указывает на неполноту рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, что заставляет усомниться в его законности и обоснованности, но обжалование апелляционного определения по этим основаниям не планируется, так как это не соответствует интересам защиты», – заключил Феликс Вертегель.

«Несомненно, наша команда защиты позитивно восприняла вынесенное решение краевого суда – все-таки незаконный приговор отменен и именно по одному из главных наших доводов. Мы изначально, еще со стадии предварительного слушания, настаивали, что судья, в производстве которой находилось уголовное дело, не может являться непредвзятым и справедливым арбитром, поскольку не только избрала нашему подзащитному стражу, впоследствии отмененную, но и “осудила” в процессе по КоАП ключевого свидетеля на основе только лишь двух идентичных рапортов все тех же “пострадавших” оперативников», – подчеркнул адвокат АП Краснодарского края Александр Попков.

С другой стороны, считает защитник, у апелляционного суда имелись все основания вынести оправдательный приговор: «Ведь мы в ходе полутора десятков заседаний по правилам первой инстанции предъявляли суду доказательства защиты и изобличали ложные наветы потерпевших. Фактически за два года мы уже дважды, двум судам, доказали невиновность нашего коллеги, но придется это делать в третий раз».

По мнению вице-президента АП Краснодарского края, председателя

Комиссии палаты по защите профессиональных прав адвокатов Ростислава Хмырова, после изучения апелляционного постановления создается впечатление, что апелляционная инстанция все эти долгие месяцы рассмотрения жалоб защиты, направленных в поддержку коллеги, искала повод возвратить дело в суд первой инстанции. «И ей это удалось, так как суд “вспомнил” о позиции КС, изложенной в Определении № 799-О-О, – добавил он. – На удивление, отменяя приговор, апелляция не дала оценку доводам защиты, не стала проверять доказательства, получившие оценку суда первой инстанции». Все это, полагает Ростислав Хмыров, свидетельствует о том, что апелляция посчитала, что поскольку судья избирала в отношении обвиняемого меру пресечения, следовательно, таким способом она выразила свое отношение к виновности подсудимого и, стало быть, не вправе была рассматривать уголовное дело.

«Вот только суд апелляционной инстанции не учел, что КС РФ в Постановлении от 2 июля 1998 г. № 20-П указал, что беспристрастность и независимость суда не нарушаются вследствие того, что в ходе предшествующего производства по данному делу этим же или вышестоящим судом принимались решения по тем или иным процессуальным вопросам, не касающимся существа рассматриваемого дела и не находящимся в прямой связи с подлежащими отражению в приговоре или ином итоговом решении выводами о фактических обстоятельствах дела, оценке достоверности и достаточности доказательств, квалификации деяния, наказании осужденного и т.д. К числу решений, участие в вынесении которых не препятствует судье впоследствии участвовать в рассмотрении уголовного дела по существу, может быть отнесено определение (постановление) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока ее действия, поскольку фактическую основу для такого рода решений составляют материалы, подтверждающие наличие оснований и условий для применения конкретной меры пресечения, но никак не виновность лица в совершении инкриминируемого ему преступления, подлежащая установлению в приговоре суда», – подчеркнул Ростислав Хмыров.

В связи с этим, полагает Ростислав Хмыров, судья первой инстанции имела полное право рассматривать уголовное дело, а вот суд апелляционной инстанции, отменяя состоявшийся по делу приговор, необоснованно возвратил дело в первую инстанцию. «Стороне защиты есть над чем работать. В любом случае защитники вправе обжаловать апелляционное постановление в кассационном порядке. Только сам Михаил Беньяш и его защитники должны выбрать тактику защиты – добиваться справедливости в суде первой инстанции или же добиваться отмены апелляционного постановления», – заключил он.

Татьяна Кузнецова

Поделиться