Лента новостей

12 апреля 2021 г.
Прекратить нарушение адвокатской тайны
В Екатеринбурге в ходе следственных действий в отношении третьего лица правоохранители обыскали помещения адвокатской конторы
9 апреля 2021 г.
Как следует формулировать вопросы эксперту
Адвокатам рассказали о нюансах назначения отдельных видов судебной строительно-технической экспертизы

Мнения

Наталья Гуркина
12 апреля 2021 г.
Допрос адвоката: идти или отказаться
Каким способом действовать, чтобы не допустить нарушений принципов конфиденциальности и адвокатской тайны

Интервью

На повестку дня выйдет вопрос о независимости нашей корпорации
12 апреля 2021 г.
Юрий Пилипенко
На повестку дня выйдет вопрос о независимости нашей корпорации
Накануне Х Всероссийского съезда адвокатов президент ФПА РФ Юрий Пилипенко рассказал о вызовах, стоящих перед российской адвокатурой

Запоздалая санкция на обыск у адвоката

22 сентября 2017 г. 13:12

Мосгорсуд отменил постановления Пресненского районного суда Москвы, признавшего законными обыски в помещениях адвоката до получения санкции суда


Как рассказал «АГ» заместитель председателя Комиссии по защите прав адвокатов Совета АП г. Москвы Александр Пиховкин, в жалобе защиты Максима Загорского акцент был сделан на то обстоятельство, что ст. 450.1 УПК РФ не предоставляет следствию законных оснований для обыска у адвоката даже при последующем уведомлении суда о производстве такого действия в порядке п. 5 ст. 165 УПК РФ.

Как ранее сообщала «АГ», вечером 6 июня в ходе спецоперации был задержан адвокат Максим Загорский. Ему вменяется совершение преступлений, предусмотренных ст. 306, 309 УК РФ (соучастие в заведомо ложном доносе, подкупе или принуждении к даче показаний). Первоначальная мера пресечения в виде содержания под стражей была отменена апелляционной инстанцией и заменена на домашний арест.

После задержания Максима Загорского следователи СК России при содействии сотрудников ФСБ провели четыре обыска в офисе, дома и на даче у адвоката. При проведении следственных действий в соответствии с требованиями введенной в апреле ст. 450.1 УПК РФ присутствовал член Совета АП г. Москвы, председатель Комиссии по защите прав адвокатов Роберт Зиновьев, который зафиксировал в протоколах следственных действий множество процессуальных нарушений, а также сделал отдельное письменное заявление, приобщенное к материалам дела, в котором изложил основания недопустимости изъятия у адвоката предметов и материалов в качестве доказательств по уголовному делу, поскольку те были получены с грубыми нарушениями уголовно-процессуального закона.

По информации, предоставленной пресс-службой АП Москвы, в начале августа при ознакомлении с материалами уголовного дела защита Максима Загорского обнаружила, что еще 9 июня судья Пресненского районного суда Москвы Татьяна Васюченко признала законными постановления следствия о производстве обысков по адресам помещений, используемых адвокатом. Постановления были обжалованы в Московский городской суд как незаконные и необоснованные.

Среди доводов жалобы защита указывала, что на момент вынесения постановлений об обысках следователю было известно о том, что Максим Загорский обладает статусом адвоката, поскольку еще ранее эти сведения были отражены в постановлении о возбуждении уголовного дела в его отношении.

Также в жалобе указывалось на то обстоятельство, что следователь выборочно применил нормы ст. 450.1 УПК РФ, пригласив для присутствия при производстве обысков представителя адвокатской палаты, но при этом проигнорировав требование о необходимости предварительно получить судебное разрешение на производство обысков. При этом следователь до обысков заверил представителя адвокатской палаты, что такие судебные постановления у него имеются.

Как рассказал «АГ» заместитель председателя Комиссии по защите прав адвокатов Совета АП г. Москвы Александр Пиховкин, в жалобе акцент был сделан на то обстоятельство, что ст. 450.1 УПК РФ не предусматривает для следствия возможности произвольного выбора времени получения судебного разрешения на производство обыска у адвоката. «С точки зрения закона данная норма не содержит юридических тонкостей и противоречий. Статья 450.1 УПК РФ требует предварительной судебной санкции на проведение обыска, осмотра, выемки у адвоката и дополнительно оговаривает распространение этого требования (судебного разрешения. – Прим. ред.) на случаи, предусмотренные ч. 5 ст. 165 УПК РФ», – подчеркнул он.

19 сентября Московский городской суд, рассмотрев жалобы, согласился с доводами защиты о том, что вынесенные Пресненским районным судом Москвы постановления, санкционирующие обыски в помещениях адвоката, являются незаконными, и удовлетворил жалобы.

«Попытка следствия и суда первой инстанции в данном случае узаконить практику, которая закону прямо противоречит, повлекла за собой признание таких судебных постановлений незаконными. Сначала санкция суда – и только затем обыски у адвоката. В противном случае доказательства, собранные в ходе этих мероприятий, в судебном порядке могут быть признаны недопустимыми», – прокомментировал Александр Пиховкин, добавив, что эта норма закона не требует разъяснений и толкований, правоприменителям достаточно ее просто запомнить и в последующем соблюдать.

Как только Мосгорсуд изготовит мотивированное решение по жалобе на незаконность постановлений о проведении обысков, оно будет проанализировано экспертами «АГ».

Поделиться