Лента новостей

30 ноября 2020 г.
Статус адвоката мало защищает
Мосгорсуд вернул в первую инстанцию постановление о производстве обыска у адвоката, вынесенное без указания на то, что он спецсубъект
30 ноября 2020 г.
Владислав Гриб: «Защита пациентов – задача номер один»
Общественный контроль в системе здравоохранения обсудили на ХI Всероссийском конгрессе пациентов
30 ноября 2020 г.
Вебинар курса «Практические аспекты реализации Стандарта осуществления защиты в уголовном судопроизводстве»
4 декабря состоится вторая онлайн-лекция в рамках новой образовательной программы

Мнения

Олег Панасюк
26 ноября 2020 г.
Процедуру внесудебного банкротства физических лиц необходимо упростить
О том, почему гражданин, являющийся банкротом, должен иметь право на бесплатную юридическую помощь

Интервью

Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
25 ноября 2020 г.
Николай Кипнис
Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
Постоянно ускоряющаяся динамика изменений в законодательстве требует от каждого адвоката больших усилий и временных затрат на повышение квалификации

Законный обыск?

24 июля 2019 г. 11:37

Преображенский районный суд счел, что если дело возбуждено в отношении других лиц, то обыск у адвоката может быть проведен на основании постановления суда


Как сообщает «АГ», 23 июля Преображенский районный суд г. Москвы отказал в удовлетворении жалобы адвоката АП Московской области Бориса Асрияна на обыск, проведенный у адвоката АП Тульской области Владислава Герасимовича по уголовному делу, возбужденному в отношении неустановленных лиц. Борис Асриян, представляющий интересы коллеги, отметил, что, по мнению судьи, если дело возбуждено в отношении других лиц, то обыск должен быть проведен на основании постановления суда, а если в отношении адвоката возбуждено уголовное дело или ему предъявлено обвинение, то нет. Председатель Комиссии Совета АП г. Москвы по защите прав адвокатов Роберт Зиновьев сообщил, что нарушения закона при производстве обыска очевидны, поэтому объективный суд должен адекватно отреагировать на них и признать обыск незаконным, его результаты – недопустимыми доказательствами, а изъятое возвратить.

Как ранее писала «АГ», Владислав Герасимович оказывал юридическую помощь учредителю ООО «Галина» Дарье Цапиковой в подготовке к судебным заседаниям в связи с ликвидацией общества и распределением обнаруженного имущества.

Так, в июне 2018 г. Арбитражный суд г. Москвы назначил процедуру распределения обнаруженного имущества общества – нежилого помещения, которая была завершена в ноябре того же года. Суд распределил его Дарье Цапиковой как единственному учредителю ликвидированного юридического лица.

Стоит отметить, что до 2001 г. собственником спорного помещения была другая компания с таким же названием, учредителем которой является Галина Бардеева. Эта компания и обжаловала указанное решение суда в Девятый арбитражный апелляционный суд, указав, что распределенное имущество принадлежит ей. Однако апелляция постановила оставить решение суда первой инстанции в силе.

Борис Асриян сообщил, что после этого Галина Бардеева написала заявление о преступлении по ст. 159 УК РФ, посчитав, что помещение было передано незаконно. В данный момент уголовное дело, возбужденное в отношении неустановленных лиц, находится в производстве заместителя руководителя Мещанского МРСО СУ по ЦАО ГСУ СК России по г. Москве, старшего лейтенанта юстиции Игоря Солодкова.

В связи с этим 25 июня в КА «Династия» был проведен обыск рабочего места адвоката Владислава Герасимовича. В следственном действии также принимал участие представитель АП г. Москвы, член Комиссии по защите прав адвокатов Евгений Бобков.

Борис Асриян отметил, что перед началом обыска им показали постановление судьи Преображенского районного суда г. Москвы от 14 июня, в котором не были указаны основания обыска и перечень отыскиваемых предметов и документов. При этом в выдаче на руки копии документа адвокатам отказали, сфотографировать постановление не разрешили.

Согласно протоколу обыска (имеется у «АГ») целями следственного действия являлись отыскание и изъятие предметов и документов, а также электронных носителей, послуживших основанием для приобретения обществом права собственности на спорное помещение. В ходе обыска у Владислава Герасимовича были изъяты документы, подтверждающие права собственности общества, а также копия соглашения об оказании юридической помощи Дарье Цапиковой.

Впоследствии в замечаниях к протоколу адвокат указал, что выдачу копии соглашения он согласовал с доверителем, однако это нарушает адвокатскую тайну. Кроме того, он отметил, что постановление Преображенского районного суда г. Москвы вынесено незаконно. Он подчеркнул, что в постановлении и суд, и следствие ссылаются на производство обыска в отношении неустановленных лиц, которые прибрели право собственности на чужое имущество, а именно – принадлежащее компании Галины Бардеевой.

В замечаниях к протоколу обыска Евгений Бобков отметил, что в соответствии со ст. 450.1 УПК РФ обыск, осмотр и выемка в отношении адвоката производятся только после возбуждения в отношении него уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого. Из постановления Преображенского районного суда г. Москвы от 14 июня усматривается, что уголовное дело возбуждено по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, в отношении неустановленного лица. Согласия руководителя следственного отела СК РФ по субъекту на привлечение Владислава Герасимовича в качестве обвиняемого не было, в связи с чем Евгений Бобков устно ходатайствовал о прекращении следственного действия.

28 июня Борис Асриян направил в порядке ст. 125 УПК РФ жалобу в Преображенский районный суд г. Москвы (имеется у «АГ»). Он указал, что в ходе обыска изъяты адвокатское производство, досье и иные документы, содержащие адвокатскую тайну. В нарушение требований по хранению вещественных доказательств они были приобщены к протоколу обыска неупакованными.

В жалобе подчеркивается, что обыск был проведен с грубым нарушением требований ст. 450.1 УПК РФ. Отмечается, что следствие руководствовалось ст. 182 УПК РФ, т.е. общими нормами, регулирующими порядок рассмотрения ходатайства о производстве обыска. «То, что данные помещения используются для осуществления адвокатской деятельности, не вызывало сомнения, так как следователем был приглашен представитель Адвокатской палаты г. Москвы Бобков Е.О., кроме того, вывеска на двери “Коллегия адвокатов “Династия””, наличие договоров аренды, а также пояснения участвующих лиц и самого адвоката Герасимовича В.В. свидетельствовали об этом», – сообщается в документе.

Адвокат попросил проверить законность действий Игоря Солодкова по производству обыска, признать их незаконными и обязать его устранить допущенное нарушение.

Как отмечается в постановлении Преображенского районного суда (имеется у «АГ»), Борис Асриян и Владислав Герасимович поддержали доводы жалобы и просили ее удовлетворить. Старший помощник Мещанского межрайонного прокурора г. Москвы М. Скрылев возражал против удовлетворения жалобы, указывая, что действия Игоря Солодкова по производству обыска являются законными и обоснованными, проведенными в соответствии с нормами законодательства.

Председатель Комиссии Совета АП г. Москвы по защите прав адвокатов Роберт Зиновьев отметил, что нарушения закона при производстве обыска очевидны, поэтому объективный суд должен адекватно отреагировать на них и признать обыск незаконным, его результаты – недопустимыми доказательствами, а изъятое возвратить. Кроме того, он сообщил, что Комиссия по защите прав адвокатов обсудит результат обжалования обыска в Преображенском районном суде. «Если решение будет не в пользу адвоката, мы свое мнение выскажем и поможем в дальнейшем обжаловании. Это рабочая ситуация», – пояснил он.

Рассмотрение жалобы было назначено на 23 июля. Заслушав стороны, суд указал, что согласно ч. 5 ст. 450 УПК РФ следственные и иные процессуальные действия, осуществляемые в соответствии с данным Кодексом не иначе как на основании судебного решения, в отношении лица, указанного в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, если уголовное дело в отношении его не было возбуждено или такое лицо не было привлечено в качестве обвиняемого, производятся с согласия суда, указанного в ч. 1 ст. 448 УПК РФ.

В документе подчеркивается, что «в соответствии с ч. 1 ст. 450.1 УПК РФ обыск, осмотр и выемка в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности), включая случаи, предусмотренные частью пятой статьи 165 настоящего Кодекса, производятся только после возбуждения в отношении адвоката уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, в порядке, установленном части первой статьи 448 настоящего Кодекса, на основании постановления судьи о разрешении производства обыска, осмотра и (или) выемки и в присутствии обеспечивающего неприкосновенность предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну, члена совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, на территории которого производятся указанные следственные действия, или иного представителя, уполномоченного президентом этой адвокатской палаты».

Суд также указал, что лица, участвующие в производстве обыска, поставили в протоколе свои подписи. Кроме того, замечаний или заявлений от них во время проводимых действий не поступало. Таким образом, суд постановил оставить жалобу без удовлетворения.

В комментарии «АГ» Борис Асриян отметил, что, по мнению судьи, если дело возбуждено в отношении других лиц, обыск должен быть проведен на основании постановления суда, а если в отношении адвоката возбуждено уголовное дело или ему предъявлено обвинение, то нет. «Это было понятно по ее интонации, – пояснил он. – Судья ставила точки там, где их нет».

Кроме того, адвокат указал, что следователь представил копию постановления Преображенского районного суда от 14 июня, которым было разрешено производство обыска. В документе не рассматривался вопрос о том, возбуждено ли уголовное дело в отношении Владислава Герасимовича или же ему предъявлено обвинение.

Более того, документом был разрешен обыск именно в жилище адвоката. «Сегодня судья сказала, что это просто ошибка в постановлении», – отметил Борис Асриян. Таким образом, подчеркнул он, получается, что, сославшись на ошибку в документе, обыск можно проводить в жилище, если постановлением разрешается его производство в помещении, используемом адвокатом для осуществления адвокатской деятельности.

В заключение Борис Асриян добавил, что оба решения суда будут обжалованы.

Фото: moscowsud.ru

Поделиться