Лента новостей

6 декабря 2019 г.
Новые вызовы и перспективы юридической профессии
Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко и статс-секретарь ФПА РФ Константин Добрынин приняли участие в работе XIII Ежегодной конференции IBA
6 декабря 2019 г.
Усилить процессуальные гарантии справедливого правосудия
ФПА поддержала проект федерального закона, направленный на совершенствование порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением
5 декабря 2019 г.
Оправдан
Тверской районный суд оправдал адвоката Александра Лебедева, который обвинялся в воспрепятствовании правосудию

Мнения

Сергей Макаров
5 декабря 2019 г.
Лекарство для оздоровления адвокатского запроса
Необходима серьезная ревизия сведений с ограниченным доступом

Интервью

Нормы профессиональной этики определяют смысл адвокатской деятельности
2 декабря 2019 г.
Сергей Насонов
Нормы профессиональной этики определяют смысл адвокатской деятельности
Если ослабить эти принципы, то пропадет потребность в адвокатуре

Закон важнее ведомственного акта

3 сентября 2018 г. 14:00

Требуется ли водительское удостоверение для оказания юридической помощи


Адвокатская палата Кабардино-Балкарской Республики проинформировала адвокатские образования региона о том, что в здания органов внутренних дел адвокаты в дальнейшем не будут допускаться только по предъявлении адвокатских удостоверений. Им необходимо представить паспорт (заграничный паспорт) гражданина РФ или водительское удостоверение. Президент АП КБР Хажисмел Кумалов не согласен с таким порядком, считая, что правила прохода по адвокатскому удостоверению должны быть установлены законом, и намерен вынести этот вопрос на заседание Совета палаты. Исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков в свою очередь напомнил, что согласно ч. 3 ст. 15 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» удостоверение адвоката является единственным документом, подтверждающим адвокатский статус.

В письме за подписью президента АП КБР Хажисмела Кумалова говорится, что уведомление о таком порядке прохода в здания органов внутренних дел поступило от командира комендантской службы МВД по КБР, который руководствовался приказом МВД России № 58 от 10 февраля 2017 г. «О мерах по обеспечению безопасности и антитеррористической защищенности зданий, сооружений, помещений и иных объектов территориальных органов МВД России».

Приказ этот содержит гриф «Для служебного пользования» и потому не опубликован. Нет его и в справочных информационных системах. Однако наличие в нем перечня документов, согласно которым может быть осуществлен проход в здания органов внутренних дел, подтверждается региональными положениями и инструкциями, где со ссылкой на вышеупомянутый приказ МВД содержатся указания, какие именно документы, удостоверяющие личность, предъявляются для прохода на объекты, находящиеся в ведении территориальных органов внутренних дел.

Существует также приложение к Типовой инструкции о пропускном режиме на таких объектах, где наряду с общегражданским, зарубежным, дипломатическим и служебным паспортами российских граждан упомянуты водительское удостоверение, удостоверение личности военнослужащего (офицера, прапорщика, мичмана), военный билет офицера запаса, паспорта моряка и иностранного гражданина, а также удостоверения беженца и вынужденного переселенца. Граждане до 14 лет могут предъявить свидетельство о рождении, а бывшие сотрудники органов внутренних дел – пенсионное удостоверение.

Адвокатского удостоверения нет ни в этом приложении, ни в изданных на его основе региональных и местных перечнях.

Зато в перечне служебных удостоверений установленного образца, дающих право на вход в административное здание и на охраняемые объекты МВД, упоминаются удостоверения не только сотрудников и гражданских служащих МВД, но также членов Общественного совета при Управлении МВД и сотрудников Государственной фельдъегерской службы РФ.

В письме АП КБР указано, что Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (ч. 3 ст. 15) не предоставляет адвокату право проходить по адвокатскому удостоверению на территорию объектов, находящихся в ведении органов внутренних дел, для осуществления профессиональной деятельности. И потому «в целях избежания срывов следственных мероприятий с участием адвокатов при посещении зданий органов внутренних дел адвокатам необходимо иметь при себе паспорт или водительское удостоверение».

Возникает, правда, вопрос, почему во всех этих перечнях документов присутствуют водительские права? Ответ на него можно найти в приложении № 1 к Приказу МВД России от 13 мая 2009 г. № 365, где сказано, что «в водительском удостоверении содержатся следующие сведения: фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, дата выдачи удостоверения, дата окончания срока действия удостоверения, наименование подразделения Госавтоинспекции (в кодированном виде), выдавшего водительское удостоверение, номер удостоверения, фотография владельца, подпись владельца, место жительства, категории транспортных средств, на право управления которыми выдано удостоверение. Также водительское удостоверение содержит защитную фоновую сетку, штрих-код, четырехзначную цифровую серию, шестизначный номер удостоверения».

Таким образом, для МВД удостоверяющими личность являются те документы, которые выданы государственными органами, содержат все необходимые реквизиты и позволяют точно установить личность гражданина, желающего посетить здания органов внутренних дел.

Интересно, что к аналогичному выводу пришел в 2011 г. Московский городской суд, который признал незаконными действия судебных приставов, не позволявших проходить в здание суда по водительскому удостоверению или социальной карте, поскольку «они содержат необходимые данные о владельце такого документа (Ф.И.О., фотография и т.д.), выдаются соответствующим государственным (муниципальным) органом, имеют срок действия, индивидуальный номер, специальные средства защиты документа; указанные документы позволяют идентифицировать лицо, предъявившее такой документ». (см. определение Московского городского суда от 30 сентября 2011 г. по делу № 33-30913). В то же время Мосгорсуд отказался признать равноценным документом удостоверение, выданное общественной организацией.

Президент АП КБР Хажисмел Кумалов сообщил, что он разослал информационное письмо, чтобы предупредить адвокатов республики о навязываемых условиях прохода в здания МВД. При этом он намерен вынести этот вопрос на заседание Совета палаты, поскольку не согласен с таким порядком и считает, что правила прохода по адвокатскому удостоверению должны быть установлены законом, например, соответствующую поправку можно было бы внести в Закон об адвокатуре.

«Адвокаты Карачаево-Черкесской Республики с такой проблемой в своем регионе еще не сталкивались», – отметил вице-президент АП КЧР Мурат Карабашев. Однако, по его словам, жалобы на то, что в соседних регионах вопрос пропуска в здания органов внутренних дел стоит более остро, обсуждался и не раз.

«Поискав в интернете приказ МВД, я узнал, что он секретный, а во многих регионах нашей страны уже запущен “проект” по недопуску адвокатов в здания ОВД без паспорта или водительского удостоверения. На мой взгляд, как и всегда, решение проблемы заключается в обжаловании уведомления коменданта в суд, где непосредственно в судебном заседании можно истребовать копию Приказа МВД и в интересующей части исследовать его текст. И при необходимости инициировать обращение суда в Конституционный Суд РФ. Во всяком случае, уверен, что по смыслу взаимосвязанных положений ст. 1, 2 и 6 Закона об адвокатуре удостоверение адвоката является документом, достаточным для удостоверения личности лица при осуществлении адвокатской деятельности, в том числе при проведении следственных действий на территории объектов МВД, без допуска в которые такая деятельность невозможна», – считает Мурат Карабашев.

Пока же, по его саркастическому замечанию, сделанному исходя из логики происходящего, «если у вас нет водительского, и вы никогда в нем не нуждались, так будьте добры получить его – для оказания квалифицированной юридической помощи».

Исполнительный вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Андрей Сучков не видит необходимости обжаловать содержание ведомственного документа и даже вступать в дискуссию о том, что нормы федерального закона превалируют над ведомственной инструкцией. Он напомнил, что согласно ч. 3 ст. 15 Закона об адвокатуре удостоверение адвоката является единственным документом, подтверждающим адвокатский статус.

«Следует отметить, что удостоверение адвоката выдается государственным органом, по установленной им форме, в него вклеена фотография адвоката, есть печати и необходимые степени защиты от подделки, а также присутствует иная информация, превосходящая объемом содержание иного документа, входящего в перечень удостоверений личности, – отмечает Андрей Сучков. – Поскольку наш коллега проходит в здание ОВД именно в качестве адвоката для исполнения своих профессиональных обязанностей (а не в личном качестве как обычный гражданин), то и подтверждать свой статус он должен в соответствии с указанным законом – путем предъявления удостоверения адвоката».

На тот случай, если у руководства МВД республики все же будет иное мнение о приоритете нормативных актов, Андрей Сучков предлагает в качестве примера сослаться на опыт адвокатов одного из регионов России, столкнувшихся с аналогичной ситуацией. «При этом наши коллеги прибегли к приему, называемому “итальянская забастовка” – точному исполнению всех инструкций. Когда их не пускали на КПП в здание ОВД, то они отмечались там или иным образом фиксировали свой приход, сообщали телефонным звонком вызывавшему их дознавателю или следователю об отказе в пропуске их в помещение ОВД, после чего разворачивались и уходили. Понятно, что процессуальные и следственные действия срывались, в связи с чем запрет на допуск адвоката на проход по адвокатскому удостоверению не продержался и одного дня, поскольку незамедлительно был отменен», – сообщил исполнительный вице-президент ФПА РФ.

Поделиться